Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

От 9 мая: Память о подвиге или лубочный праздник? Что учителя и родители думают про детские парады с оружием // Почему нельзя наряжать детей в военную форму// Шойгу запретил заставлять детей вступать в «Юнармию»

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО | Семья,Дети,Воспитание,Школа

Сохранить страницу

По всей России на торжественные мероприятия в честь Дня Победы наряжают детей в форму Великой Отечественной войны, а студии предлагают тематические фотосессии в костюмах. Парад дошкольных войск, где 500 детей в форме пехотинцев, артиллеристов и медсестер маршируют у Вечного огня, прошел в Пятигорске; аналогичный парад состоялся в детском саду Ставропольского края, а также в садике подмосковного Иванова. 

ПЯТИГОРСК:

«Такие дела» узнали мнения школьных учителей, практикующего психолога и многодетной матери о том, насколько правильно с этической точки зрения наряжать детей в военную форму и давать им в руки оружие — пусть даже и бутафорское.

 

ТАТЬЯНА АРДАЛЬЯНОВА

учительница литературы 5-6-х классов школы, участница программы «Учитель для России»; село Кудиново, Калужская область

Мы с раннего детства воспитаны с пониманием того, что День Победы — это день памяти, а Великая Отечественная война — тяжелое испытание для страны и народа. Так откуда возникла эта ретушь? Почему так нарочито создается аляпистая, практически лубочная картинка Дня Победы? В том числе детская военная форма (нонсенс!), чтение бравых стихов, часто не имеющих высокой художественной ценности, и бутафория оружия. Как эти нелепые картинки передают представление о скорби и тяжестях войны?

День Победы — он не про фейерверки и запускание голубей. Он — про минуту молчания, он — про сотни братских могил, он — про Человека. Мне кажется, гораздо важнее раскрывать это с человеческой стороны, а не с картонной. Поэтизация войны ничего, кроме романтических представлений о ней и категоричности в стиле «немцы — плохие, а мы — молодцы» не даст. Поэтому важно читать с детьми дневники и письма, и не только русские. Важно читать прозу и поэзию, пропитанные настоящей эмоцией, а не ура-патриотизмом. Важно заходить через личность. Только тогда появляется возможность прочувствовать это.

В классах, где я преподаю, есть много читающих детей. Недавно один из учеников предложил в продолжение читательского клуба взять «Ленинградские Сказки» Юлии Яковлевой. Такие книги помогают создать представление о войне и, как показывает практика, эта честность нужна детям. Нужна ли им игра в войну и игра с военной темой? Думаю, это лучше спросить у них. Лично я [глубокого] смысла в детских фотосессиях, детской военной форме и в зазубренных, но так и не понятых стихах для митинга не вижу совершенно.

ОЛЬГА ЩЕГЛОВА

старшая вожатая, педагог-организатор школы, село Ивановка, Тамбовская область

Я не считаю, что в этом есть необходимость — просто одеть ребенка в полевую форму времен Великой Отечественной войны и повести [гулять].

ВЕДЬ СКОЛЬКО КРОВИ НА ЭТОЙ ФОРМЕ, КАКИЕ УЖАСЫ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕЖИТЬ ЛЮДЯМ...

Но если дети, даже младшего возраста, обыгрывают сценку, в основе которой какой-то факт [военных лет], и они понимают, почему надели форму — например, почтить память дедушки, тогда почему нет? Все должно проходить через сознание детей, но не ассоциироваться с парадной, нарядной, красивой одеждой. Например, у нас есть старшеклассник, который идет во главе «Бессмертного полка» и несет знамя победы. Он надевает военную форму, но понимает [смысл этого действия], поскольку в нашей школе патриотическое воспитание на высоком уровне, мы многое рассказываем и объясняем.

АЛЬБИНА ХАЙРУТДИНОВА

учительница начальных классов, участница программы «Учитель для России»; Великий Новгород

Тренд на то, чтобы наряжать детей в одежду, очень похожую на военную форму, появился не так давно, пару лет назад. Раньше тоже были те, кто устраивал тематические фотосессии, но подобного резонанса в интернете я не припомню.

Мое мнение: неважно — бутафория или нет, но не должно быть детской военной одежды. Если это не прямая романтизация войны, то что-то очень близкое.

 

Взрослые должны воспитывать в детях стремление сделать так, чтобы война никогда не повторилась, а не желание принять участие в боевых действиях. Особенно страшно, когда начинается посвящение в юнармейцы, где недалеко до настоящей военной формы и обучения, как использовать оружие.

Патриотическое воспитание должно идти в первую очередь из семьи, а в школе или детском саду — лишь во вторую. У многих воевали прадедушки, прабабушки, у некоторых — дедушки и бабушки, в семейных архивах остались вещи — фотографии, дневники, награды. Многое знают и родители. Они могут рассказать детям истории о войне. Живое взаимодействие очень важно, потому что когда ребенок видит близкого человека, прошедшего через те события или узнавшего о них из первых уст, он воспринимает это как личное переживание. К сожалению, чем дальше, тем меньше остается тех, кто был свидетелем тех времен.

КСЕНИЯ БОРОВИНСКАЯ

журналистка, авторка телеграм-канала о гендерно нейтральном воспитании «Так геями и становятся», многодетная мать

Я считаю, что разговор о войне в целом и Великой Отечественной в частности совершенно необходим и взрослым, и детям. Но почему-то в России такого разговора пока не выходит. Мы как будто отгораживаемся от него бездумным бряцанием военной атрибутикой.

Вместо осмысления мы выкатываем на Красную площадь блестящие танки, наряжаем малышей в новенькую форму и угощаем их кашей из «полевых кухонь».

КАК БУДТО ВОЙНА — ЭТО УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ КВЕСТ, СТРАШНОВАТЫЙ, НО ВЕСЕЛЫЙ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАКАНЧИВАЮЩИЙСЯ ПОБЕДОЙ

Как будто мир действительно можно поделить на «плохих» и «хороших». И мы, разумеется, всегда хорошие. Такой романтический миф о войне оставляет за скобками множество болезненных, до сих пор не отрефлексированных вещей. <...>

Для меня, как для мамы, самый большой страх — увидеть своих сыновей и дочь в военной форме. Чтобы они бросились в очередную мясорубку и положили свои жизни на алтарь чьих-то имперских амбиций.

Мы с детьми много говорим о войнах. <...> Я считаю важным объяснить им, что признание собственных ошибок, критический анализ войны не делает победу менее ценной, а подвиг солдат — менее героическим. А еще я хочу, чтобы мои дети знали, что самый большой подвиг — это сохранение мира, а единственный честный лозунг любой войны — это «смерть живым».

ЕЛЕНА КУЗНЕЦОВА

психолог

(цитата по публикации в фейсбуке)

Давайте на правах психолога, имеющего немалые представления о детской психике, скажу, почему так не надо делать? Потому что это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни — войны.

Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети, что война — это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой. А надо не так.

Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными. На которые даже порою некому ходить поминать. Потому что войны не выбирают, сколько живых из одной семьи взять платой за возможность людей жить в мире. Войны вообще не выбирают — наши и «не-наши». Просто берут плату бесценным. Вот это нужно доносить до детей.

Дети не должны ходить в военной форме. Для большинства из наших предков, встретивших военные годы, эта одежда была посмертным одеянием. Военная форма — это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать ее самому. Преждевременно. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги. Детям нужно покупать одежду про жизнь, а не про смерть.

Автор: Наталья Панова

https://takiedela.ru/2019/05/10/khranitel-fridlanda?endless

Почему нельзя наряжать детей в военную форму

Как бы вам ни хотелось сфотографировать ребёнка в ней

 

Гимнастёрки, пилотки, военная форма медсестры — фотосессии в этой одежде нередко проводят уже в детских садах. Получаются такие маленькие солдаты. На 9 Мая родители наряжают в форму ребёнка, которому едва исполнилось три года. ПсихологЕлена Кузнецова в своём посте объясняет, что не так с этой одеждой.

Давайте на правах психолога, имеющего немалые представления о детской психике, скажу, почему так не надо делать. Потому что это романтизация и украшательство самого страшного в нашей жизни — войны. Воспитательный посыл, который получают через подобные действия взрослых дети: война — это здорово, это праздник, потому что потом она оканчивается победой. А надо не так.

Война оканчивается непрожитыми жизнями с обеих сторон. Могилами. Братскими и отдельными. На которые даже порой некому ходить поминать. Потому что войны не выбирают, сколько живых из одной семьи взять платой за невозможность людей жить в мире. Войны вообще не выбирают — наши и не наши. Просто берут плату бесценным. Вот это нужно доносить до детей.

Дети не должны ходить в военной форме. Для большинства из наших предков, встретивших военные годы, эта одежда была посмертным одеянием

Военная форма — это одежда для смерти: делать преждевременную смерть, встречать её самому. Преждевременно. Оставляя следы горя везде, где ступают такие вот форменные сапоги.

Детям нужно покупать одежду про жизнь, а не про смерть. Как человек, работающий с психикой, я очень хорошо понимаю, что чувство благодарности может переполнять.

Может прийти желание попраздновать «в едином порыве». Радость единства — согласия на ценностном уровне — это великая человеческая радость. Нам по-человечески важно проживать что-то вместе... Будь то радостная победа, будь то скорбная память.

И впереди у нас такая важная дата. Готовясь к ней, вслушайтесь в то, чем она звенит лично вам. Мы все с вами родом из общества, где указания, как правильно жить, думать и чувствовать, выдавались сверху. Но сегодня мы можем выбирать. Например — осознание. Что ни одна общность не стоит того, чтобы платить за неё через облачённых в одежду для смерти детей.

Мирного неба нашим детям. И трезвой нам памяти. Пусть даже в одиночку, не вместе с теми, кто вот так.

https://mel.fm/mneniye/4908165-military_uniform?utm_source=fb&fbclid=IwAR1TGtcZQX4u-TcYwRMHriq_opZiq1e_A3YPnq9MTRSnAADTl0Y5Uuc2y4U

 

 

«Юнармия». Интервью

I. Беседа с участником движения «Юнармия». Школьница, Московская область.

— Как давно Вы принимаете участие в движении «Юнармия»?

— Я нахожусь в «Юнармии» уже год.

— Откуда о ней узнали?

— Мне о ней рассказала подруга. Я подумала, почему бы не позаниматься, раскрыть свои таланты.

— До этого вы участвовали в военно-патриотической деятельности?

— Нет.

— С другими ребятами разговаривали на тему, почему они пришли в «Юнармию»?

— Многих из них привлекает то, что можно пострелять, научиться рукопашному бою.

— По каким причинам могут отказать в приеме в «Юнармию»? Например, когда мой класс принимали в пионеры, то одному мальчику было отказано во вступлении в организацию по причине плохой успеваемости.

— Конечно, если есть плохие оценки, могут не взять. Но если исправишься, то возьмут. Могут еще не принять, если у тебя слабая физическая подготовка.

— При вступлении надо сдавать какой-то тест, выполнить некие упражнения?

— Я не сдавала ничего. Я лыжница, меня в школе все знают.

— Раз так, то решение о Вашем зачислении принимал кто-то из педагогов?

— Да, потому что руководитель школьного отряда — учитель ОБЖ.

— Расскажите чуть подробнее о структуре движения.

— В каждой школе по одному отряду. Они есть, так понимаю, везде. В Московской области уж точно.

— В «Юнармии» есть звания?

— Званий нет. Есть командир отряда, зам командира отряда, помощники.

— По какому принципу назначают командиров? И назначают ли их вообще, может это выборная должность?

— У нас командира выбирал руководитель отряда. Наш командир умеет стрелять, хорошо отжимается. В общем, все умеет[, потому и был назначен].

— То есть командиром, в принципе, может стать любой «юнармеец», если у него есть определенные навыки?

— Да.

— Был ли случай, чтобы командира сняли с должности за какую-нибудь провинность?

— Было такое. Это если командир ведет себя вызывающе, заставляет отряд делать то, чего сам не умеет.

— За что могут исключить из «Юнармии»?

— У нас все ребята выполняют приказы командиров, дисциплинированы, поэтому нам об этом ничего и не говорили.

— В отряде и старшеклассники, и учащиеся младших классов занимаются вместе? Разница в возрасте не мешает, не скучно?

— В наш отряд набирают с 12 лет. Нам не скучно. Все ребята дружные, веселые, друг другу помогаем.

— Занятия регулярны, как уроки в школе, или они проводятся время от времени и приурочены к каким-нибудь мероприятиям?

— С нами каждый день проводятся тренировки после школьных занятий. Есть и расписание. Например, сегодня строевая и какие-либо физические упражнения, а завтра — строевая и история. Или изучение английского.

— Занятия проходят только в будние дни?

— Обычно по будням, но у нас есть также и занятия в субботу. В субботу занятий даже больше.

— Домашние задания есть?

— Нет, их не задают. Но дома можем отжиматься, покачать пресс, чтобы подготовиться к соревнованиям.

— Занятия по боевой подготовке как выглядят?

— Занимаемся рукопашным боем, стрельбой. Изучаем, что делать, если взяли в плен, как выбраться.

— Стреляете из чего?

— Пистолет, винтовка, автомат. Пневматические. Тир прямо в школе находится.

— Все эти занятия проводит Ваш руководитель отряда, он же учитель ОБЖ?

— Да.

— Медицинская подготовка есть?

— Да, мы изучаем первую медицинскую помощь. Это необходимо на многих соревнованиях. Да и если что-то случится на тренировке, то эти знания тоже понадобятся.

— Кто проводит эти занятия?

— Тоже учитель ОБЖ.

— Школьная медсестра на них присутствует?

— Нет. Ее и в школе-то практически не бывает.

— В походы ходите?

— Ходим. Учимся ориентироваться на местности, опять же стрелять, маскироваться.

— Вы упоминали, что изучаете историю. Что еще проходите из гуманитарных дисциплин?

— Английский. На многих соревнованиях требуется провести допрос пленного на английском языке. Про историю говорила. Литературные произведения на военную тему....

*****


II. Беседа с членом городского штаба движения «Юнармия» — руководителем школьного отряда. Педагог, один из регионов Северо-Западного федерального округа.

— Как состоялось Ваше знакомство с «Юнармией»?

— Весной 2017 года пришло письмо, которое обязало официальные структуры дополнительного образования и вообще образования содействовать «Юнармии».

Нас, преподавателей, собрали, и руководитель доп. образования по нашему городу сказала, что у нас должны быть сформированы отряды «Юнармии». Причем в обязательном порядке. Потому что это — требование сверху.

— Расскажите чуть подробнее о структуре движения.

— Есть региональная структура, которой подчиняются штабы в городах, есть городская, которая руководит отрядами в школах. Между собой они не очень дружат, потому что взаимоотношения местной администрации с областной у нас не очень.

Городской штаб — это несколько человек. Я в него, например, попал против своей воли: меня просто поставили перед фактом.

— Руководящий персонал — это местные чиновники от образования?

— Не совсем. Чиновники от образования курируют эти структуры. Руководителями же региональных штабов становятся, как правило, люди, связанные с этими чиновниками. В движение, в частности, пробились люди с карьеристскими наклонностями, которые пользовались поддержкой различных общественных организаций. Они начали разбирать руководящие посты. Забавно, что, например, наш начальник регионального штаба движения вообще в армии не служил. Мелочь, конечно, но...

Источник: сайт twower.livejournal.com,блог Дениса Мокрушина «Записки русского солдата»
12

Полностью на http://www.arms-expo.ru/articles/armed-forces/yunarmiya-intervyu/

 

Шойгу запретил заставлять детей вступать в «Юнармию»

8 мая,

Министр обороны Сергей Шойгу рассказал, что ведомство выявило случаи принудительного вовлечение детей в «Юнармию», а также «показухи» и погони за статистикой. Такой подход к расширению штата движения Шойгу назвал недопустимым, передают «РИА Новости».

«Встречаются случаи подмены реальной работы изображением кипучей деятельности, показухой и увлечением статистикой. Вместо конкретных занятий с детьми отдельные работники ограничиваются торжественным вручением значков, вписывают фамилии в единую систему учета „Юнармии“ и громко рапортуют о ее расширении»

Сергей Шойгу, министр обороны

Шойгу призвал реагировать на все проявления формализма в работе «Юнармию» и напомнил, что её развитие не должно вестись «палочной системой учёта». Министр добавил, что ему известно, как один один из начальников поручил в обязательном порядке включить детей офицеров в юнармейцы и добавил, что «нельзя стать патриотом по разнарядке».

https://mel.fm/novosti/2564197-shoygu-zapretil-zastavlyat-detey-vstupat-v

Опубликовано: 12/05/2019
Просмотров: 365
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32