Дмитрий Яскорский.

«Вымрут торговые центры и начнут собирать смартфоны»

Бывший главный архитектор Архангельской области, автор проекта Михаило-Архангельского кафедрального собора Дмитрий Яскорский видит будущее так:

«В будущем вырастет другое поколение людей — свободных от любых шор и жёстких идеологических установок, которые любят свою страну. Надеюсь, Россия и Архангельская область будут возвращаться к своим духовным истокам. Мы сможем гармонично развиваться, если будем полагаться на свою духовную культуру. Поэтому через 40–50 лет я надеюсь увидеть немножко другую Архангельскую область, другие города и сёла с возрождёнными православными общинами.

Если вырастет общество, нацеленное на гармоничное развитие, можно ожидать, что в регионе будет развиваться и сельское хозяйство. Появление любой агломерации ведёт к дисгармонии системы расселения: люди из деревень и маленьких городов уезжают в крупные — туда, где, как им кажется, жить лучше. Сегодня те же территории между Москвой и Санкт-Петербургом — Великий Новгород, Псков — превращаются потихонечку в пустыню, потому что эти огромные «пылесосы» высасывают из них всё трудоспособное население.

Не хочется, чтобы в будущем Архангельск и Северодвинск превратились в огромных урбанизированных монстров, окружённых пустотой. Архангельский мегаполис — это не мой выбор, потому что он будет создаваться за счёт наших прекрасных малых городов и поселений — Онеги, Шенкурска, Красноборска. Наоборот, нужно создавать диверсифицированную систему расселения. Например, в Германии нет никаких мегаполисов: экономика № 1 в Европе развивается гармонично. Все небольшие городки там прекрасно живут, и люди в каком‑нибудь городке Мёрсе под Дюссельдорфом совершенно не стремятся переезжать в Дюссельдорф, а из Дюссельдорфа — в Берлин.
Схема территориального планирования Архангельской области предусматривает развитие 360 опорных населённых пунктов. 360, а не 36!

Во власть должна приходить молодёжь, которая своей целью ставит создание комфортной среды обитания на малой родине. И тогда все остальные проблемы будут решаться, в том числе и проблемы крупных городов региона.

С Архангельском парадоксальная ситуация — как с Москвой, только в меньших размерах. Чем лучше мы будем делать дороги, тем больше будет машин. И тем сложнее будет решать уже на следующем этапе эти же транспортные проблемы.

Я очень хотел бы, чтобы в Архангельской области развивались инновационные виды промышленности. У нас прекрасные научные кадры: нам ничего не мешает построить с нуля фармацевтическую, химическую, обрабатывающую промышленность, точное машиностроение. Собирать свои смартфоны и гаджеты!

Сейчас идёт подготовка нового генерального плана, где должны решаться принципиальные вопросы, связанные с расселением Архангельска. Что сегодня делать с островными территориями? Строить туда мосты, пытаться строить там поликлиники, школы, детские сады?

На мой взгляд, город нужно оптимизировать, «собрать в кучу». Рациональнее создавать новое социальное жильё и инфраструктуру на этом берегу, а на островах — том же Бревеннике и Хабарке — оставить территории под дачное строительство, для любителей охоты и рыбалки. Пусть это будет территория для рекреации.
Что касается транспорта и логистики: городские магистрали всё равно нужно будет расширять и строить. Нужно делать четырёхполосным с двухсторонним движением проспект Ломоносова. Сегодня это не проспект, а маленькая узкая дорога с двумя полосами.

Нужен новый железнодорожный мост, который должен соединиться с Карпогорской железной дорогой и выйти на Север. Он был запланирован ещё в советские времена в районе острова Турдеев. Он должен стать дублёром существующего железнодорожного моста и взять на себя все непассажирские перевозки.

Надеюсь, в Архангельске появится и свой тоннель под Двиной — в районе существующего железнодорожного моста, для того чтобы движение по мосту было односторонним в сторону города, а из тоннеля был выезд в сторону Северодвинска и Приморского района. Такой тоннель позволит в разы увеличить скоростной поток.
На мой взгляд, нужно возвращать электротранспорт. Трамваи, конечно, вернуть сложно, но троллейбусы — вполне реально. Это существенно улучшит экологию в городе, к тому же гонки между троллейбусами исключены, в отличие от автобусов.

Думаю, через 40 лет город избавится от половины торговых центров. С самого начала было очевидно, что такого количества ТЦ Архангельску не нужно. На их месте появятся новые жилые кварталы«.

Евгений Тенетов.

«Чтобы ожила река»

Журналист, художник, один из инициаторов создания центра поддержки творческих инициатив «Футурист», директор Северного морского музеяЕвгений Тенетов видит перспективу иначе:

«Главная проблема региона сегодня — „утечка мозгов“: лучшая архангельская молодёжь поступает в вузы Москвы и Санкт-Петербурга, и с каждым годом всё чаще — в вузы Европы. Архангельск активно заселяется приезжими, в основе своей из сел и деревень Архангельской области. Таким образом, понятие „горожанин“ из Архангельска уходит: город заселяется людьми, не умеющими жить в городе, не понимающими его. Появляется новый вид городского жителя, которого известный урбанист Святослав Мурунов определил как „слободчанин“.

Для нового жителя города понятие „моё“ ограничивается размерами его квартиры. Он любит дачу, землю, грядки и парники, а асфальт, парки, набережные, кафе и прочие признаки города ему непонятны. Слободка — это не город и не деревня, это нечто среднее. У Архангельска есть все шансы в скором времени превратиться из города в слободку.

Я бы хотел видеть в будущем город, чувствующий свою идентичность, где живут люди, которые понимают и ценят, берегут его. И главное — не жалеют, что живут здесь. Это должно касаться всех: от мэра и застройщиков до дворника. Город нужно любить, если в нем живёшь, тогда он станет таким, как мы хотим. В идеале в городе должно быть много пешеходных и парковых зон с хвойными насаждениями, в центре должно быть ограничено передвижение на автомобилях. Автомобильные развязки необходимо вынести за Обводный канал.

Само по себе положение города в приарктической зоне должно определять внимание к комфорту городской среды и вниманию к человеку в городе, а не к автомобилю. Хочется, чтобы ожила река, чтобы стало модно иметь свой водный транспорт. Архитектура должна становиться экологичной, органичной, современной и малоэтажной. И должна быть решена, наконец, проблема городского мусора и ливневых стоков».

Владислав Дреко.

«Самостоятельность, искренность и бескорыстное радение»

Создатель сообщества «Архангельск: архитектура и градостроительство» Владислав Дреко. Именно ему как представителю поколения рождённых в 1990‑е жить в Архангельске будущего:

«Размышляя о будущем Архангельска, пытаешься не разорваться между двумя крайностями: представляешь либо некий идеальный город, либо постапокалиптическую территорию.

В первом случае нам удаётся решить все накопившиеся многоплановые проблемы: экономические, коммунальные, эстетические — и с учётом мирового опыта, на базе своей самодостаточности превратить Архангельск в настоящий город-сад. Во втором случае сложившаяся ситуация усугубляется до крайней степени, все проблемы и допущенные ошибки сливаются воедино и превращают Архангельск в город-ад.

Нам надо осмыслить место нашего обитания. Только это понимание должно быть не «спущено сверху», а каждому из нас следует самостоятельно прийти к осознанию этого сложного, живого организма. Для меня наиболее важными представляются следующие качества — самостоятельность, искренность и бескорыстное радение.

Между уникальностью и самостоятельностью я выбираю самостоятельность, из которой следует самодостаточность и независимость. Поэтому в Архангельске должна быть своя архитектурная школа. Особенно в вопросах территориального планирования, чтобы наше территориально-пространственное будущее не зависело от того, каким его видят в Санкт-Петербурге или Нижнем Новгороде.

Бескорыстными и искренними должны быть подходы к архитектурному облику. Здесь не должно быть места политическим и финансовым спекуляциям, манипуляциям и лицемерию. Это уже вопрос власти и бизнеса, их интересов, взаимоотношений и ценностей.

И нам, всем жителям, нужно осознать свой город. И просто радеть за него, деятельно заботиться, бережно развивать.

Тогда, может быть, мы будем жить при своём собственном, реальном генплане, действительно будем связаны с нашим культурным и историческим фундаментом, а не только с фасадами, и будем непреднамеренно творить монументальную новую историю, а не быть словно кочевники с вигвамами.

Архангельск может быть каким угодно. Для меня город — это разнообразие. У Архангельска бессчётное множество талантов, потому он может быть самым разносторонним. И я верю в него, я хочу видеть город разнообразным".