Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Достоин ли министр зарплаты депутата Государственной думы?

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ | Депутаты, Сенаторы, Чиновники

Сохранить страницу

Члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы получают ежемесячное денежное вознаграждение и денежные поощрения в размерах, установленных для федерального министра. При этом работа депутата не идет ни в какое сравнение по напряженности и ответственности с работой в органах исполнительной власти. Многие законопроекты, например, не доходят не только до третьего чтения, но и не рассматриваются предварительно. Рекордсменом в законопроектном конвейере по производству текстов «в корзину для бумаг» в данном комитете стала О. Епифанова (ИА Регнум//25.06.2018).

 

Финансовая пропорция депутат-министр была установлена в тот период, когда среди депутатов легко можно было встретить бывшего премьер-министра, в прошлом вице-премьеров, министров и наоборот. Для работы в кабинете министров часто приглашали депутатов Госдумы.

Тогда соотношение вносимых законопроектов было не в пользу правительственных проектов. И устойчивого большинства в нижней палате не было ни у одной фракции или депутатского объединения.

Сейчас ситуация принципиально иная. Возможно, поэтому встал вопрос о том, министерский эталон денежного довольствия великоват для современных депутатов и сенаторов. К тому же министров в двадцать пять раз меньше, чем законотворческих слуг народа.

Информационным поводом для обсуждения заработков депутатов и сенаторов стала законопроектная инициатива с длинным названием «О внесении изменений в Федеральный закон „О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“ в части отмены ряда привилегий членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Законопроект с таким названием внесен в Государственную думу и будет обсуждаться.

Авторы законопроекта оценивают свою работу и работу коллег по палате в ее денежном эквиваленте в размере 35 тысяч рублей. По уровню средней заработной платы по Российской Федерации.

Для миллионов людей это целое состояние. Для десятков тысяч — не прожить на эту сумму и неделю.

Понятно, для кого щи пустоваты, для кого бриллианты мелковаты.

Но всё-таки любой труд должен оплачиваться адекватно.

По трудовому законодательству должностным окладом является фиксированная сумма оплаты трудовой деятельности за исполнение собственных должностных обязанностей.

Министры несут личную ответственность и за себя, и за того управляющего парня, который замыкает отраслевую цепочку трудящихся в системе исполнительной власти. У министерств есть планы, показатели и индикаторы результатов деятельности отрасли. Есть нешуточный спрос за проваленное дело, начиная с нешуточного президентского контроля, который далеко не всегда бывает публичен.

У депутатов тоже есть планы, но, как правило, личные планы. Есть статус, права и полномочия. Никаких строго фиксированных обязанностей нет.

Оцифровать труд депутата в человеко-часах в целях рационального определения размера его денежного довольствия было бы, конечно, весьма интересно. Со стороны объективно это не сделаешь. Но авторы законопроекта на своем личном примере не попробовали это сделать. Может, и тридцати пяти тысяч многовато?

Они не использовали и какие-нибудь иные субъективные показатели, которым бы было трудно объективно возразить, кроме среднестатистического размера зарплаты по стране.

Хотя аргументы для того, чтобы сопоставить труд депутата и работу министра, есть. Можно оторвать друг от друга не эквивалентные по содержанию и характеру труда, по ответственности и уровню личных рисков виды деятельности — министра и депутата. Хотя бы потому, что они уникальные.

Однако правительство против пересмотра сложившегося порядка. Оно не поддерживает принятие законопроекта. В своем отзыве кабмин утверждает, что существующий уровень оплаты труда обязательно нужно сохранить для того, чтобы депутаты и сенаторы могли полноценно и эффективно участвовать в парламентской деятельности, прежде всего в законотворческом процессе, сложность и интенсивность которого в современных условиях существенно возросли, а также уделять значительное внимание работе с избирателями.

Что следует из этого отзыва?

Что правительство говорит, что знает, что такое полноценное и эффективное участие в парламентской деятельности, хотя никто из членов кабинета депутатом еще не избирался.

Что правительство говорит, что знает, в чем заключается сложность и интенсивность законотворческого процесса, которые в современных условиях возрастают, при этом существенно.

Авторам законопроекта надо бы направить соответствующий депутатский запрос правительству и попросить подробных разъяснений, аргументов этих сентенций.

Попробуем сами поискать конкретности. На примерах, которые отвечали бы признакам системности.

Например, за время, прошедшее после выборов в Государственную думу, треть законопроектов, внесенных всеми обладающими правом законодательной инициативы: президентом, правительством, депутатами и сенаторами, субъектами Российской Федерации и другими — скопилась только в одном из 26 комитетов Госдумы — комитете по государственному строительству и законодательству.

В прошлом году из 387 законопроектов по профилю комитета только 92 дошли до Совета Федерации и затем были подписаны президентом и обнародованы. Остальные 295 или 76 процентов от общего числа были отклонены при рассмотрении в первом чтении или вовсе не дошли до него: отозваны инициаторами, возвращены либо сняты с рассмотрения.

Причина здесь заключается в качестве законопроектов, а не в предвзятости членов комитета.

Если большинство внесенных законопроектов так и не вырастает до уровня федерального закона, следовательно, их авторы безграмотны не только политически, но и экономически или юридически. Либо и то, и другое, и третье.

Рекордсменом в законопроектном конвейере по производству текстов «в корзину для бумаг» в данном комитете стала О. Епифанова.

Ольга Николаевна — заместитель председателя Госдумы. Депутатский мандат получила, оказавшись на первом месте в региональном списке партии «Справедливая Россия» (Архангельская область, Ненецкий автономный округ, Республика Коми, Ямало-Ненецкий автономный округ).

Журналистов разных печатных и интернет-изданий в разное время интересовали разные факты биографии О. Епифановой, начиная с продажи косметики и парфюмерии и открытия в Архангельске сети магазинов «Шик» до безосновательных описаний сомнительной истории — поддержки местного депутата-справоросса и бизнесмена, осужденного на двадцать лет как глава ОПГ и заказчик убийств двух партнеров.

О. Епифанова — женщина обеспеченная. Будучи депутатом Государственной думы, сохраняет традиционно высокий годовой доход. За 2017 год задекларировано 24,2 млн рублей.

На самом деле всё это не так интересно. Судя по всему, О. Епифанова — способный предприниматель. Но как она как законотворец? По числу отклоненных или снятых с рассмотрения по профилю комитета по госстроительству и законодательству ей нет равных.

Уже 34 законопроекта по профилю разных других комитетов, под которым стоит ее депутатская подпись, тоже оказались в архиве Госдумы текущего созыва по причине отклонения, неуместности или неудачности.

Такой же чемпион по числу законопроектов, не прошедших тест на государственную пригодность по профилю комитета, как и О. Епифанова, ее однопартиец О. Нилов. Он не такой зажиточный. Его годовой доход в пять раз меньше, зато по числу всех законопроектов, перемещенных в думский архив из-за их отклонения, «передовик». 71 законопроект из семидесяти четырех ушел в отвал. Тоже своеобразный рекорд. Не помогли ему три его высших образования?

Следом за О. Ниловым по числу отклоненных законопроектов следуют депутаты, представляющие все фракции: С. Миронов, О. Шеин, А. Диденко, М. Бариев, В. Пашин, Д. Шилков, А. Ремезков, А. Бурков, С. Крючек, М. Емельянов, А. Грешневиков, Б. Чернышов, Г. Омаров.

Такова ситуация по законопроектам по профилю комитета по государственному строительству и законодательству.

Видит ли для себя какую-либо проблему этот комитет в том, что его члены и аппарат загружены напрасной работой по экспертизе и сопровождению законопроектов, которые априори не смогут увидеть свет?

Могут ли депутаты-эксперты в сфере законодательства о государственном строительстве предложить регламентную норму, усложняющую процесс законотворчества депутатам, употребляющим право законодательной инициативы не по делу? Например, ввести в регламент Госдумы такое понятие, как автор законопроекта?

Именно автор, а не соавтор.

Соавторство — дело не частое. В отечественной литературе тоже редко встречающееся. Обычно двойное: Вайнеры, Стругацкие, Пантелеев и Белых...

В сборнике воспоминаний об И. Ильфе и Е. Петрове, вышедшем в 1963 году, рассказывается, что Ильф, начиная работу над «Двенадцатью стульями», предложил Петрову попробовать писать вместе, одновременно каждую строчку вместе. Один будет писать, другой в это время будет сидеть рядом. В общем, сочинять вместе. И дальше: «Нам было очень трудно писать. Если бы я не боялся показаться банальным, я сказал бы, что мы писали кровью. Мы уходили из Дворца Труда в два или три часа ночи, ошеломленные, почти задохшиеся от папиросного дыма. Мы возвращались домой по мокрым и пустым московским переулкам, освещенным зеленоватыми газовыми фонарями, не в состоянии произнести ни слова».

О соавторстве в среде композиторов известно мало.

Соавторство в научных публикациях встречается чаще, а соавторы, бывает, взаимоподчиненные: завкафедрой и аспирант, научный руководитель (научный консультант) и ученик (консультируемый).

В думском дворце депутатского труда появилась вовсе уникальная ситуация. Внесение законопроекта сразу несколькими субъектами права законодательной инициативы — обычное дело, исчисляющееся в ряде случаев сотнями фамилий.

К примеру, есть такой депутат, как член фракции «Единая Россия», член комитета по безопасности и противодействию коррупции Антон Гетта.

Его фамилия стоит в числе инициаторов 122 законопроектов. При этом ни одного собственного. В пяти проектах он, возможно, соавтор, потому что заявлен в числе инициаторов еще до внесения проекта в Государственную думу. Зато к 117 законопроектам он потом «присоединился» (есть такая регламентная норма, позволяющая депутату «стать соавтором», войти в число инициаторов закона, если он успеет написать соответствующее заявление после внесения законопроекта в палату, но до рассмотрения палатой проекта в первом чтении). Вот такое соотношение: 0−5-117.

Большинство проектов в комитете по госстроительству и законодательству — с депутатскими предложениями по усилению административного преследования физических и юридических лиц за самые разные правонарушения, по ужесточению уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства.

К государственному строительству эти законопроекты имеют отношение, совершенствуя репрессивный механизм. Однако, как учит история, строить государство на наказаниях никогда ни у кого не получалось. Получается, что получив мандат, многие депутаты прямо-таки сосредоточились на том, как кого бы еще покруче наказать, не понимая, что предотвращение правонарушений лежит в плоскости правотворчества и правосознания, а не правоприменения.

Сейчас комитет возглавляет П. Крашенинников. 19 лет он возглавляет в разных созывах думские комитеты, связанные с законодательством и госстроительством. Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, председатель общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», бывший министр юстиции и бывший представитель СПС (Союза правых сил).

Однако все эти статусы и регалии не позволяют ему решить проблему хотя бы самых древних законопроектов на тему действительного государственного строительства, находящихся на рассмотрении комитета с 1997 года.

То есть уже 21 год.

Проект «О порядке принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов» внесен Б. Ельциным в бытность президентом в 1997 году.

В пояснительной записке к законопроекту он утверждал, что порядок принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов регулируется Конституцией Российской Федерации и регламентами палат Федерального собрания, но практика доказала: положения Конституции Российской Федерации в силу их общего характера не всегда однозначно понимаются участниками законодательного процесса, что уже неоднократно приводило к правовым коллизиям и затрудняло процедуру принятия законов. Кроме того, регламенты палат Федерального собрания не в полной мере восполняют конституционные пробелы и не содержат норм, предусматривающих правовые последствия в случае нарушения законодательной процедуры.

Законопроект не испарился. Он продолжает находиться на рассмотрении в палате. Прошел процедуру первого чтения. Подготовлен ко второму чтению. Однако, по мнению правового управления Думы, существенно изменился по сравнению с текстом, который был внесен президентом Российской Федерации в Государственную думу. Прежде всего изменена концепция законопроекта: законопроект, подготовленный ко второму чтению, устанавливает уже не только порядок принятия законов, но и порядок взаимодействия Государственной думы с субъектами права законодательной инициативы в федеральном законодательном процессе, что необоснованно расширяет рамки законопроекта, обозначенные в его названии, и кроме того, вторгается в сферу полномочий органов государственной власти.

Короче говоря, из-за отсутствия закона о порядке принятия его самого образовался тупик, связанный с порядком принятия закона о порядке принятия его самого.

Возможно, поэтому так вольготно чувствуют себя весьма обеспеченные депутаты, не слагающие с себя депутатские полномочия из-за такого пустяка, как абсолютная неспособность к законотворчеству в некабинетных условиях российской действительности.

Напомню, что правительство считает, что сложность и интенсивность законотворческого процесса в современных условиях существенно возросла, поэтому нельзя снижать зарплату депутатам, чтобы, по-видимому, они не отвлекались на поиск приработка, а сосредоточились только на депутатстве.

В этой связи — пример.

Депутат Государственной думы, член комитета по образованию и науке Алена Аршинова. Она депутатствует с 2012 года. За время депутатства:

— в 2014 году с отличием окончила магистратуру Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации по направлению подготовки «Международные отношения»;

— в 2015 году с отличием окончила магистратуру Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова по направлению подготовки «Экономика»;

— с сентября 2014 года — доцент кафедры социологии Российского университета дружбы народов.

Подробности: https://regnum.ru/news/2436923.html

Опубликовано: 29/06/2018
Просмотров: 1124
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
31/05/2018
26/05/2018
23/05/2018
12/05/2018
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2018, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32