Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

«Караулов» суд: показательно то, что происходит в Москве

ПРАВА и СВОБОДЫ | Правосудие

Сохранить страницу

Сергей ФЕДОРОВ // Медийный мир, в том числе мир соцсетей, всколыхнула суровость и сомнение в юридической правомерности наказания студентке философского факультета МГУ Варваре Карауловой. По значимости и эмоциям обсуждение приговора даже перебило пресс-конференцию Владимира Путина (она, возможно, станет последней или предпоследней в силу её скатывания в скукоту). Наказали Караулову, по сути, за то, что она бегала до границы Турции, якобы или по любви к товарищу, который воевал в пределах Сирии. Ничего не успев совершить, Караулову осудили за не очень понятные намерения - суд приговорил ее к четырем годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Дополним некоторой информацией вокруг этого сюжета:

1. Девушка незаурядная. Но и отец хорош — «После возвращения из Турции мы добровольно сотрудничали с сотрудниками ФСБ. По просьбе Вари все электронные средства, с помощью которых можно было выходить в интернет, были переданы ФСБ и оснащены специальными средствами», — сообщил Павел Караулов на заседании в Мосгорсуде, где рассматривается жалоба на арест девушки.

Караулов исключительно положительно охарактеризовал свою дочь. «Она всегда была отличницей, закончила школу с золотой медалью, знает несколько иностранных языков», — рассказал он. По его словам, Варвара всегда интересовалась разными странами, в частности арабскими, для изучения которых он лично купил ей Коран«. http://www.vesti.ru/doc.html?id=2685034&tid=108442

 

2. Отец Карауловой сказал после суда: «„Я всячески содействовал тому, чтобы ФСБ знала о каждом нашем шаге, каждом нашем действии. Я уговаривал свою дочь, чтобы всячески содействовать этому. Конечно, мы сделали ошибку. Но получается, я сделал ошибку, обратившись к тому, кто должен обеспечивать нашу безопасность“. Вывод: не идите на соглашение с органами — обманут».

 

3. Лейтмотив: «Человека начинают судить не с точки зрения статей Уголовного кодекса, а исходя из целесообразности текущего момента». Наверное, надо что-то в законах менять, чтобы юридически это соответствовало.

 

4. Говорят, что суд над Карауловой был показателен. Видимо, да. Потому что показательно то, что происходит в Москве. В остальных (за исключением Питера) провинциях — всё проходит каким-то слабо заметным фоном до тех пор, пока люди оттуда не переберутся в следственные изоляторы Москвы или на Красную площадь. Так, ведь не пускают к Белому дому как шахтеров Кузбасса или Ростовской области стучать касками по «Горбатому», или «дальнобойщиков Платона», или фермеров с Краснодарского края для встречи с их бывшим губернатором Ткачевым.

И показателен для кого и в чем? Для таких же потенциальных Карауловых? Так, теперь их отцы не будут обращаться в ФСБ.

Для судей, которые теперь с удовольствием дают срока большие, чем требует прокурор?

Для потенциальных «бегунов»? Так, этот случай не первый. Только он показателен, потому что суд проходит в Москве и там есть свора журналистов и и свара либералов с патриотами.

 

5. Случай с Карауловой не первый. Вот диалог журналиста «Новой газеты» Леонида Никитинского с Владимиром Путиным на заседании Совета по правам человека при Президенте 8 декабря 2016 г.:

«Л.Никитинский: Владимир Владимирович, я Вам хочу передать одно письмо. На самом деле Вы этой историей уже занимались, я в двух словах расскажу.

Речь идёт о мальчишке из Ставрополя, который учился на первом курсе медицинского университета и попал под влияние, там был такой «медицинский джамаат». Этот мальчишка уехал в Турцию, и как только он понял, что его туда привезли не лечить людей, в чём его пытались убедить, а что его привезли туда воевать, он на следующий день позвонил сестре. Старшая сестра его воспитывала, она ему вместо матери была, вышла замуж за офицера в Санкт-Петербурге. Он ей позвонил и говорит: ты мужа попроси обратиться в ФСБ. Сестра, не зная ни турецкого, ни английского, на следующий день была в Стамбуле, сумела поставить на уши там всё консульство. Лично консул вмешался в эту историю, поднял турецкую полицию, его спасли в тот же день.

Я процитирую письмо вице-консула Рафаэля Усубова, это ответ ей на её письмо, когда его взяли под стражу. «Моя задача была спасти Вашего брата, чтобы он не стал пушечным мясом в чужой войне. Мы с вами эту задачу выполнили на „отлично“. Вы совершили подвиг даже больший, чем я. А теперь ваш помощник — хороший адвокат».

Хороший адвокат не помог. Этого парня посадили на шесть лет. Получается так, что сестра спасла этого мальчишку, который ничего не успел сделать, тем не менее он получил шесть лет. Наверное, там есть состав преступления, я допускаю, хотя ему вменили там «приготовление к участию», как-то так. Я не ставлю вопрос — за что? Я ставлю вопрос — зачем?

И я перехожу к теме, которую правозащитники называют «культура политической репрессии» или «репрессивная политическая культура». Почему государство не умеет разговаривать с людьми, которые оступились, может быть, по молодости с какими-то левацкими идеями? Таких людей много, мы сами через это многие проходили. Почему с ними надо разговаривать только вот на таком языке? Зачем и какой пример показывает этот приговор? Он показывает всем, кто оступился, что если уж вы встали на скользкую дорожку, идите по ней до конца, потому что Родина вас не простит.

Изучают правозащитники практику этой самой культуры политических репрессий, число уголовных преследований, которые под собой содержат политический мотив, не снижается, правда, и не увеличивается, но санкции стабильно становятся более жесткими. С административной ответственностью делается бог знает что, здесь стало гораздо больше людей, которые терпят эти репрессии. Дисциплинарные усиливаются репрессии. Его маму уволили с работы, она была майором МВД, работала психологом, её уволили за поступок, порочащий честь сотрудника МВД. Она просто вступилась за сына. Вот, пожалуйста, это дисциплинарная политическая репрессия.

Вы много говорили уже с Советом по культуре и о том, что участились выходки каких-то непонятных групп псевдообщественности, которые фактически тоже проводят, при бездействии полиции проводят репрессивные меры. Вот это культура политической репрессии. Ну надо, наверное, менять парадигму, потому что, как сказали бы раньше, мы, по-моему, не находимся в состоянии обострения классовой борьбы, как-то это незаметно и из вашей тональности, из вашего последнего Послания тоже не вытекает, что что-то такое происходит чрезвычайное в обществе. Почему только государство разговаривает с человеком на таком языке?

Мне бы хотелось просто, чтобы судьи в первую очередь и сотрудники правоохранительных органов услышали Ваш ответ, что, может быть, этого не надо всегда делать. И я Вам всё-таки, несмотря на то что Вы этой историей уже занимались, ещё раз Вам передаю именно с точки зрения того, а стоит ли этого пацана и других так вот преследовать?

Спасибо.

В.Путин: Леонид Васильевич, я Вас слушаю, и я полностью на Вашей стороне. Мне кажется, что это очень гуманно, что это очень правильно, и другого подхода тут быть не может. Но мы ведь с Вами не знаем всей полноты того, что там происходит вокруг этой ситуации, и я тоже не знаю. Я думаю, что и Вы не знаете. Первое, что я Вам говорю: я Вам обещаю, что я посмотрю на этот случай.

Л.Никитинский: Спасибо.

В.Путин: А теперь уже комментарий даже не по этому конкретному случаю, а в целом. Помните замечательные слова известного классика, что очень мало революционеров и страшно далеки они от народа? Вы, наоборот, очень близки к народу, но, я Вас уверяю, всё-таки Вы далеки от практики.

Смотрите, что происходит. Допустим, наши правоохранительные органы работают по какому-то делу, спасают конкретного человека, либо мужчину, либо женщину, которые заряжены в качестве смертника. И человек этот благодарен, говорит спасибо, а через некоторое время опять одевается и идёт в смертники. Я когда читаю эти бумаги, я глазам своим не верю. Вы понимаете, и вы, наверно, не поверите сразу. Но это такова жизнь. Это не единичный случай. Забрали откуда-то, привезли — опять туда едет. Жизнь спасли. Опять потащился или потащилась туда, под пули. Зачем? Совершенно непонятно.

Мы с вами не знаем этого конкретного случая и деталей его не знаем. Я вам обещаю, что я посмотрю, но жизнь сложна и многообразна, и часто даже непонятны причины, как и поведение конкретных людей. Вот она такая, сложная и корявая эта жизнь. Она не всегда такая благообразная, как нам бы хотелось об этом думать.

Л.Никитинский: Он просто восемь месяцев был на свободе, а потом его...

В.Путин: Я посмотрю.«

http://www.kremlin.ru/events/councils/by-council/18/53440

 

***

Что в демократичной Европе

Вот, ближайший случай, когда в Берлине грузовик намеренно был направлен в толпу, что привело к гибели 12 человек.

1. Не было достаточно улик предполагаемого террориста, чтобы посадить — в результате гибель людей.

2. Родственники предполагаемого террориста говорят, что он ехал в Европу для того, чтобы найти работу и помочь семье. Но после тюрьмы в Италии он изменился. То есть тюрьма может не только не поправить мозги, но и наоборот, их направить. В наших тюрьмах кто занимается воспитанием?

3. Предполагаемый террорист застрелен. Теперь его родственники в Тунисе задают вопросы: «Зачем надо было его убивать? Ведь он был лишь подозреваемым?». Могут поехать мстить?

Вот Euronews:

1. «Тунисец Анис Амри начал свой путь в Европу как нелегальный иммигрант, морем добрался до Италии. Его имя зарегистрировано в компьютере иммиграционного офиса Катании в феврале 2011 года. Тогда молодой человек 1992 года рождения выдал себя за несовершеннолетнего, его записали в школу при центре приема беженцев. Примерным учеником Анис не стал. Он попадается на шантаже, мелких кражах, и так вплоть до крупного проступка — участия в поджоге школы. За это на 4 года отправляют в итальянскую тюрьму.

После освобождения в 2015 году Амри перебирается в Германию, где объявляет себя лицом без документов и просит убежища. Власти берут его под контроль, определив как „зачинщика“. Мужчине отказывают в статусе беженца, но из-за отсутствия документов не могут немедленно депортировать. Германия ждет подтверждения личности Амри со стороны Туниса, где по-прежнему живет его мать, Нур Эль-Худа Хассани.

„У меня четверо сыновей, включая Аниса, но мы не будем считать его членом нашей семьи, — заявила женщина, узнав о берлинской трагедии. — Новости очень тревожные, если все подтвердится, если докажут, что это он сделал, мы его накажем. Я больше никогда не назову его сыном, он предал и нас и Тунис“.

После берлинской трагедии выяснилось, что во время пребывания в Германии Амри был внесен в федеральный перечень из 549 лиц, представляющих потенциальную угрозу безопасности. Он трижды попадал в полицейский участок, но ни разу не задерживался там надолго». http://ru.euronews.com/2016/12/23/anis-amri-from-petty-crime-to-jihad

 

2. " Амри приехал в Германию в 2015 году просить убежище, в котором ему было отказано. Из-за бюрократии мужчина не был депортирован из Германии.

В течение полугода за ним следили спецслужбы: по данным издания «Вельт», поступила информация о том, что Амри готовит теракт. Однако для ареста не хватало улик«.http://ru.euronews.com/2016/12/23/suspected-berlin-attacker-anis-amri-shot-dead-in-milan

 

3. Исполнитель «берлинского теракта» Анис Амри смог беспрепятственно проехать через три страны Старого света прежде, чем был ликвидирован полицейскими в Милане...

....Тем временем члены семьи Аниса Амри, живущие в Тунисе, фактически обвинили полицейских, застреливших их родственника, в неправомерном использовании силы.

Абделькадер Амри, брат Анис Амри:

«Вчера я сказал, что мы отрекаемся от него, но зачем надо было его убивать? Ведь он был лишь подозреваемым? Немецкая пресса пишет, что он мог стать чьим-то козлом отпущения. Ведь это же были только подозрения. Они могли его задержать и допросить, а не убивать».

В то же время, судя по рассказам итальянских стражей порядка, они были вынуждены открыть ответный огонь по преступнику, когда он, вместо того, чтобы предъявить по требованию документы, начал по ним стрельбу. http://ru.euronews.com/2016/12/24/shot-dead-in-milan-but-there-are-more-questions-than-answers-over-anis-amri

 

4. В Тунисе задержан племянника Аниса Амри, предполагаемого исполнителя «берлинского теракта», а также еще двое человек. Власти страны считают, что все трое были членами террористической ячейки и поддерживали связь с Амри через зашифрованные чаты.

Сразу же после теракта в Берлине представители семьи исполнителя атаки заявляли, что они не имеют никакого отношения к исламистам, а некоторые даже публично отреклись от Аниса.

Тем временем в Тунисе в субботу несколько сотен человек вышли на улицу с требованием не пускать граждан страны, воевавших на стороне исламистов в Сирии и Ираке, на родину. Участники акции также против того, чтобы принимать в стране тех граждан Туниса, которые были высланы за симпатии к исламистам из Европы.

Джалед Дриди, участник акции протеста:

«Эти экстремисты совершили преступления против человечности, политические преступления, совершили теракты. Все это наказывается законом по всему миру, в том числе и в Тунисе. Некоторые считают, что их надо вернуть и судить на родине, но наша акция — против такого плана». http://ru.euronews.com/2016/12/25/three-arrests-made-in-connection-with-berlin-attack

 

Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации, "Новая газета":

«Процесс над Варварой Карауловой (сменившей имя на Александру Иванову) был показательным. И приговор вышел показательным. «Чтобы другим не повадно...». И этот негласный месседж власти — что, на самом деле, не удивительно — поддержали многие. В том числе и родители детей-студентов и школьников, даже тех, кто, быть может, не относится к потенциальной группе риска. Впрочем, в России ни от чего зарекаться нельзя, что и показала история Вари — домашней девочки из хорошей, интеллигентной, неплохо обеспеченной семьи, студентки одного из престижнейших вузов, чьи родители поверили государству и, проворонив собственную дочь, обратились за помощью к властям.

Не то, чтобы Караулова ни в чем не виновата. Нет. Виновата, конечно. И в попытке вступить в запрещенную организацию «Исламское государство», и в том, что после пресечения этой попытки силовиками и отцом, продолжила общаться в интернете со своим вербовщиком Айратом Саматовым. И переписывалась она с ним не только по просьбе ФСБ, но и добровольно, намекая на то, что их переписку мониторят. Достаточно почитать эту ее переписку. Если коротко — она обсуждала не только теракты и присягу боевиков, но и сетовала, что находится под колпаком ФСБ, дом свой называла тюрьмой, и уточняла, как же ей еще раз повторить попытку выехать в Сирию по поддельному таджикскому паспорту.

Девушку арестовали. Довели ее дело до суда. На процессе она уверяла, что ехала в Сирию не для того, чтобы стать террористкой, а чтобы выйти замуж за вербовщика, в которого влюбилась по интернет-переписке, не разу даже не видев. Он оказался жителем Казани, но выдавал себя за некого Влада из Красногорска, размещая на своей странице в соцсети чужие фото.

И суд этот — хоть и показательный — был нужен. Прежде всего Варе. Чтобы осознать ошибочность своих действий, понять бессмысленность своей иллюзорной любви и повзрослеть. И как показалось, она осознала и повзрослела. Варвара говорила в суде, что «хотела бы перезагрузить свою жизнь».

Но шанс ей не дали.

Смысл приговора: если бы Караулова попала в ИГ, из нее бы могли сделать террористку. Могли бы. При этом суд проигнорировал буквально недавно вынесенные разъяснения Пленума Верховного суда (куда адвокаты и подадут апелляцию) о том, что участием в деятельности террористической организации может считаться лишь пропаганда или причастность к ее мероприятиям. Караулова ни в чем таком не участвовала и нигде ничего не пропагандировала (не думаю, что ношение хиджаба и совершение намаза в вузе к этому относится), она лишь подверглась вербовке. Она лишь жертва своего одиночества, расходный материал для вербовщиков. И для государства, как выяснилось.

Отправка на зону выглядит нарочито неправильно и не слишком законно. Учитывая то, хотя бы, что в приговоре суд, по справедливому выражению адвоката Ильи Новикова, оставил «самое гнусное» — момент про подготовку террористок-смертниц. Кусок, не имеющий к Варваре и ее переписке никакого отношения (не обсуждала она этого и не стремилась к этому) и очевидно добавленный для антуража.

Это очень неправильный приговор вот почему. Государство, успешно (я это всерьез) не допустившее вступление свой гражданки в ИГ, не задумалось о том, как этой самой гражданке — отдельному маленькому запутавшемуся человеку — помочь прийти в себя, преодолеть зависимость (а зависимость от вербовщика была сильна), справиться с обрушившимся на нее шквалом обвинений, подчас незаслуженных. Но вместо грамотных и мудрых психологов, вместо толковых реабилитационных программ ее, 19-летнюю, сначала отправили в психушку, где признали вменяемой, потом закрыли дома под пристальным контролем ФСБ, а затем и вовсе посадили в «Лефортово» (сидела Варвара там год и два месяца).

Кто-то еще — из родителей, заметивших дурное, из студентов, попавших под обработку грамотных спецов террористического рекрутинга, — обратится после этого к государству за помощью? Вопрос риторичен. Потому что приговор Карауловой — урок и для них. Показательный урок. Молодая, никому не опасная девушка, приговор слушает в наручниках (очевидно, надели их на нее специально для телекамер), хотя и так заключена в изолированный стеклянный «аквариум», под охраной приставов и овчарки.

Этот приговор — ловушка для государства".

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/23/71009-ne-urok-a-lovushka-dlya-gosudarstva

 

Сергей ФЕДОРОВ, public

p.s. Вот, и думай тут.

О нашем правосудии.

 

Женщину отправили в колонию за репост видео, которое помогло поймать садистов

 

22 декабря Курганский областной суд подтвердил приговор воспитательнице детского сада Евгении Чудновец — она проведет пять месяцев в колонии за распространение детской порнографии. Преступление Чудновец состоит в том, что она репостнула видео «ВКонтакте», чтобы привлечь внимание к издевательствам над ребенком. Благодаря этому видео людей, которые надругались над 10-летним мальчиком, удалось привлечь к ответственности. «Медуза» коротко пересказывает расследование журналиста «Медиазоны» Никиты Сологуба, который подробно разобрался в этом деле.

История видеоролика с малолетним мальчиком началась в августе 2015 года в городе Катайск Курганской области. 23-летняя воспитательница детского лагеря «Красные орлы» Татьяна Куршева отдыхала с подругой в кафе и забыла в заведении свой телефон. Его потом нашел местный студент Ким Данелян, который с помощью отца Эрнста попытался выяснить, кому принадлежал аппарат. На карте памяти они нашли трехсекундное видео с голым мальчиком.

«У него были приспущены брюки и трусы, сверху на нем была надета какая-то кофта темного цвета, при этом было видно, что мальчик наклонился чуть вперед, а в анальном отверстии у этого мальчика находился какой-то предмет, похожий на карандаш», — потом рассказал Эрнст Данелян на допросе следователю.

Данелян попытался связаться с Куршевой через «ВКонтакте». Он переслал ей видеозапись в чате, но девушка отказалась с ним общаться. Зато ролик, появившийся в разделе «Мои видео», заметила другая жительница Катайска, воспитательница Евгения Чудновец. Видео так ее возмутило, что она вывесила его в своей группе, где тогда состояли 288 человек. Именно там трехсекундный ролик заметил сотрудник местного отдела полиции. После этого Чудновец удалила ролик по совету подруги.

Вскоре было возбуждено уголовное дело о насильственных действиях против несовершеннолетнего. Куршева и вожатый лагеря Данил Безбородов, который был в комнате во время съемки видео, заявили, что 10-летний воспитанник сам решил засунуть карандаш в анус, а они просто оказались рядом. Реплику «Смотри, на тебя смотрит вся страна!», прозвучавшую в кадре, девушка назвала шуткой. Ребенок на допросе рассказал, что карандаш вставили воспитатели, которые систематически над ним издевались.

Почти через год после потери телефона, в июне 2016-го, суд признал Куршеву и Безбородова виновными в насилии над ребенком и изготовлении порнографии. Воспитательница получила шесть лет колонии, вожатый — три года.

Через месяц после приговора Чудновец внезапно выяснила, что уже полгода идет расследование по другому делу — на этот раз уже ее подозревали в распространении порнографии. До завершения первого дела ей никак об этом не сообщали, но потом у следствия появился весомый аргумент: порнографический характер видео уже закреплен в приговоре суда. Все экспертизы были автоматически приобщены к новому расследованию, и уже в начале ноября Чудновец приговорили к полугоду колонии, а ее трехлетнего сына постановили отдать органам опеки.

Реальный срок для женщины, которая пыталась привлечь внимание к издевательству над ребенком, вызвал большой резонанс. Дело осудилауполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова: «Что за решение такое, человек, который способствовал раскрытию преступления, понес еще и ответственность, и ее собственный ребенок оказался на грани детского дома?!» Глава СК Александр Бастрыкин потребовал провести проверку. Вскоре после этого даже обвинение попросило апелляционную инстанцию заменить наказание Чудновец, не отправляя ее в колонию.

Ни ходатайство обвинения о замене срока на исправительные работы, ни просьба защиты оправдать Чудновец не повлияли на решение суда. Он отменил решение отдать сына Чудновец в приют, но срок для самой обвиняемой снизил лишь на месяц. Теперь адвокаты намерены обратиться в ЕСПЧ.

https://meduza.io/feature/2016/12/22/zhenschinu-otpravili-v-koloniyu-za-repost-video-kotoroe-pomoglo-poymat-sadistov-korotko

 

Двушечка Кунгурову за пост в ЖЖ: это касается каждого

 

Антон НОСИК // Всего неделя потребовалась Тюменскому областному суду, чтобы вынести приговор местному блоггеру Алексею Кунгурову. Покуда меня в Москве судили по экстремистской статье за одобрение действий ВКС РФ в Сирии, Кунгурову местное Управление ФСБ пришило «террористическую» 205-ю статью за критику тех же самых действий. Приговор — два года в колонии-поселении. Суд шёл в закрытом режиме

Во всех своих ключевых аспектах «дело Кунгурова» — значительно более запредельное, чем моё собственное. В обоих случаях отсутствует состав и событие преступления, нет никаких доказательств преступного умысла или свидетельств общественной опасности деяния. Есть два личных мнения граждан РФ о вооружённом конфликте в Сирии. Одно мнение признано «преступлением экстремистской направленности», другое — «терроризмом». А причина этого различия всё та же, о которой я писал полгода назад: Кунгуров — в Тюмени, а я — в Москве. 

В столице осталось ещё какое-то минимальное понятие о приличиях. 17-летнюю первокурсницу мединститута Патимат Гаджиеву, которую ФСБ год продержал в Лефортово, Московский окружной военный суд отказался отправлять по этапу: дал штраф и отпустил на свободу. По делу Евгения Корта прокуратура, недавно ещё просившая двушечку, теперь просит отменить приговор. По моему делу прокуратура, просившая двушечку, на апелляции ходатайствовала отменить штраф в 500.000 рублей, что и было проделано Мосгорсудом. За время разбирательства по моему и кунгуровскому делу я успел побывать в Лондоне, Барселоне, Тель-Авиве, Таиланде, в Венеции, Бергамо, Тоскане и Перудже, а Кунгуров всё это время провёл в СИЗО. Потому что в Тюмени нет никакого понятия о приличиях. Нет ни общественного мнения, ни столичной прессы, ни даже какой-нибудь интриги между ведомствами. Тамошнее УФСБ захотело закатать строптивого общественника — и все инстанции суда и следствия дружно взяли под козырёк.

Поэтому о приговоре Алексею Кунгурову все мы обязаны помнить и говорить. С сегодняшнего дня он имеет право на обжалование своего приговора в ЕСПЧ — надеюсь, в Москве найдутся люди, которые в этом ему помогут.

Конечно, в регионах — закон тайга, но внимания центральной прессы и московских властей там не любят и боятся. Оборотная сторона вседозволенности тамошних силовиков — страх перед окриком из Москвы. Каждый из нас обязан привлекать внимание к делу Кунгурова. Просто потому, что террористические дела за пост в ЖЖ — это вам не 282-я в редакции 2011 года. Не полгода рассусоливания в райсуде, с последующим комфортным обжалованием, а сразу вторая инстанция, приговор в законной силе с момента провозглашения, и обращение с подозреваемым сразу как с террористом. И это может случиться вообще с любым из нас, и вообще по любому поводу: ретвит, перепост, собственное мнение или чужая картинка. Постановление Пленума Верховного Суда РФ о практике по ретвитам и репостам к терроризму не относится, только к мягким статьям. То есть реально никто сегодня не может знать, какой его пост или комментарий в ветке двухлетней давности может завтра быть приравнен к террористическому акту.

Этот бред нужно разруливать здесь и сейчас, покуда не подросло по всей стране поколение «борцов с террором», нахватавших звёздочек на погонах благодаря фабрикации дел, подобных террористической статье для Кунгурова или Патимат Гаджиевой. 

http://dolboeb.livejournal.com/3076884.html

 

Изменен приговор воспитательнице за репост видео с издевательством над ребенком

Сегодня Курганский областной суд изменил приговор жительнице Екатеринбурга Евгении Чудновец, осужденной за репост видео с издевательствами над ребенком. Назначенное Чудновец наказание смягчили с 6 до 5 месяцев лишения свободы в колонии общего режима, передает корреспондент Znak.com. Кроме того, судебная коллегия отменила постановление Катайского районного суда о передаче несовершеннолетнего ребенка Чудновец органам опеки и попечительства. 

При этом адвокат Евгении Чудновец Алексей Бушмаков до оглашения решения суда говорил журналистам, что областная прокуратура попросила заменить наказание Чудновец с реального срока на 1 год исправительных работ. 

Евгения Чудновец была осуждена за репост видеозаписи, на которой сотрудники детского лагеря в Катайске издеваются над мальчиком, заставляя его раздеться. Женщину признали виновной в распространении детской порнографии (по части 2 статьи 242.1 УК РФ). 

Приговор вызвал широкий общественный резонанс. Адвокат Алексей Бушмаков добивался того, чтобы его отменили, а женщину оправдали. Он пояснял Znak.com, что состав преступления, вменяемого Чудновец, подразумевает распространение материалов с определенным умыслом. «Должна быть какая-то сексуальная составляющая. Но здесь же этого нет! Моя подзащитная сделала репост с одной лишь целью – возмутиться действиями представителей лагеря, призвать их к ответу. Об этом же говорят и другие свидетели», - отмечал он. 

https://www.znak.com/2016-12-22/izmenen_prigovor_vospitatelnice_za_repost_video_s_izdevatelstvom_nad_rebenkom

Опубликовано: 25/12/2016
Просмотров: 2717
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32