Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Павел Меньшуткин: Что делать Путину

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ | Сельское хозяйство, Деревня

Сохранить страницу

 

Странное чувство осталось у меня после посещения Чрезвычайного съезда делегатов от сел, деревень и малых городов «Спасти российское село», организованного Федеральным сельсоветом Василия Мельниченко.

 

 

С одной стороны, он был насыщен воздухом свободы, что резко его отличает от Съездов КПСС или Единой России. Все выступления ограничивались только регламентом и свистом с мест, а накал был такой, что даже матерок проскакивал от прорывавшихся эмоций. Все выступающие признавали аховое положение в экономике и слушать не хотели единоросов. С другой стороны, куратор мероприятия не кто-нибудь, а Сергей Иванов — руководитель администрации Президента РФ В.В. Путина. Сие противоречие лишь подчеркивается словом «чрезвычайный». Первый вывод, лежащий на поверхности: верхи уже не могут жить по-старому.

Поэтому было очень интересно послушать что же предлагают низы. Точнее, в чем низы видят проблему и какие пути рисуют паутиной своих слов.

Пожалуй, наиболее глубоким, но отнюдь не широким, был доклад Глеба Тюрина. По сути, для спасения села он предложил создание «артельной экономики» на селе, выдвинул лозунг «потребляй свое» и показал на примерах как это работает в других странах. Но Глеб ничего не сказал о причинах того положения, в которой сегодня оказалась Россия и в его выступлении не прозвучало словосочетание «социальный капитал», без которого его предложения теряют смысл.

В очередной раз «порадовал» Владислав Жуковский, который коротко в цифрах нарисовал картину того, где находится сельское хозяйство России по производительности труда, объему внесения удобрений, а также росту производства в последние десять лет. Признаться, меня поразила цифра роста производства сельского хозяйства — всего лишь 17%. И дело даже не в том, что финансовый сектор за это время вырос в 5,5 раз. Об этом феномене мы поговорим чуть ниже. Наблюдая очень быстрое развитие птицеводства, свиноводства, зернового хозяйства, я предполагал, что цифры должны быть более внушительные.

Впрочем, поток его цифр был настолько удручающий, что аудитория не выдержала, и не дала ему договорить. Таким образом, он тоже ничего не сказал ни о причинах создавшейся ситуации, ни о том, что делать. Единственное что он успел, звучало, на мой взгляд, слишком оптимистично: он сказал, что если ничего не менять, то России в существующих границах осталось жить 5-7 лет.

Иван Стариков запомнился двумя линиями своей речи. Для спасения страны от развала он предложил построить второй Транссиб, потому что скорость прохождения вагонов по существующему составляет не более 10 км/ч, в отличии от других стран, где скорость составляет от 40 до 60. Но он не сказал сколько это будет стоить, за счет каких средств мы его построим и будет ли он конкурентоспособен, если учесть, что Китай новый «шелковый путь» помимо России уже практически проложил. А во-вторых, он предложил разломать сложившуюся «вертикаль», но не пояснил, что он имеет в виду, поэтому замминистра сельского хозяйства РФ Дмитрий Торопов резонно заметил, что в финансовых отношениях никакой вертикали нет. И это действительно так. Мало того, и в остальных отношениях, по моему мнению, ее тоже нет. И об этом мы тоже поговорим ниже.

Еще можно отметить выступление Дмитрия Потапенко, смелые речи которого в последнее время наделали много шуму. Он современный менеджер с МВА, с Гарвардским университетом за плечами, и с диким опытом работы на руководящих постах в крупном бизнесе. И он единственный предложил что-то путное, на мой взгляд: пока вы не выразите свои предложения в цифрах, сказал он, все что вы тут говорите будет просто выбросом пара. И попытался объяснить, что нет противоречий между производителями, переработчиками, логистиками и ритейлом. Есть только взаимовыгодные отношения, выраженные в цифрах. Так вот, пока Федеральный сельсовет не начнет формулировать свои хотелки на языке современного бизнеса, все эти съезды будут бестолковыми... И сел на свое место. Не знаю насколько поняли его собравшиеся, но мне лично все им сказанное было близко, потому что поработал некоторое время в госуправлении сельским хозяйством.

И собственно говоря все. Остальные только призывали спасать Россию, но не совсем понятно как. Некоторые даже назвали виновных, среди которых звучали Запад, Единая Россия и правительство, но главные виновники так и не были озвучены. О них тоже ниже.

Стоит также отметить, что после обеда выступили представители и руководители различных партий, кроме, естественно, Единой России.

Кто виноват?

Теперь переходим к вопросу о тех причинах, который, на мой взгляд, вызвали сегодняшний кризис и о путях, которые могут направить Россию на путь развития, и сохранить ее в существующих границах.

Многие аналитики утверждают, что экономика России остановилась в конце 2012 года. При высочайших ценах на нефть. И причина одна — недействующие институты.

Силовики, «проявившиеся» во власти своим «силовым» мышлением незаметно отменили эти институты.

Эта фраза требует расшифровки. Советские чиновники, никуда не ушедшие со своих мест после революции 1991 года, отнюдь не жаждали самостоятельности и были заточены на вертикальные отношения: приказ сверху — отчет снизу, денег дали — так уж и быть что-то сделаю, ты начальник — я дурак... и т. п. Это не горизонтальная, а вертикальная «силовая» советская ментальность. Но дело еще и в том, что довольно существенное сокращение армии в 90-е годы, привело и во власть, и в науку, и в образование очень много выходцев из армии и других силовых структур. Эти люди также являются носителями определенной «культуры», «силового» мировоззрения, которая основывается на простом принципе деления всех на чужих и своих. Враг должен быть. Без врага жизнь не интересна и не понятна. Именно поэтому демократия, горизонтальные отношения им в принципе чужда. Демократия предполагает постоянный диалог и компромиссы, то есть ты не всегда выигрываешь или проигрываешь. Тот, кто с тобой не согласен, это не враг, это оппонент. Я уже не говорю, что им вовсе неведомо такое понятие как «социальный капитал».

Демократия — это сложно, это не понятно, это мутно, это либеральная мягкотелость.

Поэтому им было крайне некомфортно, но лозунг предвыборной кампании 2003 года «Вместе с президентом!» их возродил к жизни, так как сразу стало ясно кто враг. Другими словами, силовики «проявилось» во власти и стали радостно и комсомольским огоньком выстраивать свою пресловутую вертикаль, но при этом уничтожая демократические институты: независимый парламент, независимые СМИ и независимые суды.

Это, в свою очередь, привело к тому, что право собственности стало незащищено, так как именно эти существующие формально институты, по факту, перестали выполнять свою роль защиты «права». Мало того, они стали источником бесправия. Нынешнее Федеральное собрания — «бешенный принтер», это орган, порождающий горы неправовых законов, и по-другому быть не может. А раз так, то инвестиции в Россию стали слишком рискованными. Для иллюстрации можно привести только два примера: дело ЮКОСА и дело Магнитского. Это ведь дела о том, как власть лишает кого-то права собственности неправовыми методами, не так ли? Демонстративно снесенные московские ларьки — это лишь продолжение этого процесса.

Именно поэтому экономика встала в конце 2012 года: инвестиции остановились.

Второе проявление этих рисков — очень высокий процент по кредитам. Не может быть нормальной экономики, когда деньги стоят так дорого. Но высокие проценты были вызваны не только институциональными рисками. Я специально обратил внимание на слова Жуковского о том, что сельское хозяйств выросло на 17%, а финансовый сектор в 5,5 раз. Это стало возможным потому что российские банки в условиях постоянного курса рубля к доллару брали кредиты на Западе под 4-5%, а отдавали россиянам под 15-20%. Дай бог каждому, как говорится.

Почему же такое стало возможным? И мы уже начинаем переходить к вопросу «кто виноват»?

Ответ для меня очевиден: виновата команда Путина. Вся. Во главе с ним, естественно. Именно это не было сказано на Чрезвычайном съезде. В чем же состоит вина?

Процент по кредитам зависит от ставки рефинансирования Центрального Банка, а он, в свою очередь, зависит от уровня инфляции в стране. Инфляция может разгоняться по нескольким причинам: денежная эмиссия, рост издержек, валютные скачки или, например, «голландская болезнь» (разновидность инфляции издержек).

Где-то с 2003 года Россия попала в уникальнейший период: экономика в общем и целом была уже реформирована в «лихие 90-е», базовые «рыночные» законы были приняты, девальвация 1998 года сделала конкурентоспособным российские товары, рынок насытился продуктами, да еще и нефть подорожала, что обеспечило беспрецедентный приток денег в бюджет. В таких условиях с инфляцией на самом деле можно было бы справиться за один год. Что же помешало? Аппетиты монополистов. Энергетиков, железнодорожников, газовиков, сферы ЖКХ и т. п. Я более десяти лет, начиная с 2003 года, спрашивал у ведущих экономистов, либо работающих в правительстве, либо консультирующих его, почему это принципиальнейшее решение так и не было принято. Они сначала в один голос говорили, что лоббисты сильнее правительства, поэтому продавливают повышение тарифов, а два года назад Сергей Алексашенко устало сказал, что для окружения Путина просто нет этой проблемы.

Но дело не только в лоббистах из перечисленных сфер. Думаю, что такое положение было очень выгодно, в первую очередь, финансовой сфере. Ну сами подумайте: берешь под 5%, а отдаешь под 15-20%. Это же клондайк! Именно поэтому и вырос финансовый сектор в 5,5 раз. Кто-то укажет на то, что, например, сельхозпредприятиям процент по кредитам погашали до ставки рефинансирования, что делало сельхозбизнес выгодным. Согласен, но госсредства, направленные на это погашение все равно поступали банкам, а не реальный сектор! Если бы кредит стоил для сельхозпредприятий 5-7% и не надо было тратить госсредства на погашении разницы, то представляете какой огромный объем ресурсов мог пойти напрямую на поддержку сельского хозяйства, а не банков?!

Мог ли Путин эту проблему решить? Тысячу раз мог. Почему не решил? Хороший вопрос. Но то, что это его вина и вина его команды — это совершенно очевидный вывод.

Чтобы случилось, если бы инфляцию снизили до 2-3% годовых. Во-первых, обычно в таких случаях не только снижается процент по кредитам до 4-6%, но и удлиняется срок кредитования с 5-7 до 15-30 лет. Именно это создало бы колоссальный фундамент для привлечения инвестиций и реализации долгосрочных проектов как в обычном бизнесе, в том числе и сельхоз, так и в инновационном. А инновации — это основа экономик самых передовых стран. Инновации сегодня — это основа национальной безопасности.

Таким образом, подобной безответственной политикой была подорвана основа национальной безопасности России. Командой Путина подорвана, а не пятой колонной, которая постоянно указывала на эти ошибки в госуправлении.

Что делать.

С этого момента мы перейдем к ответу на вопрос «что делать?». На мой взгляд, конечно.

И ответ будет состоять из двух частей: внутренние и внешние шаги.

Внутренние шаги.

Чтобы сделать деньги доступными, надо снизить процент по кредитам, что требует снижение инфляции, а это, в свою очередь, требует снижения госрасходов. Социалку дальше урезать уже невозможно, а вот оборонку придется. Причем резко. Пострадают в этом случае, конечно, моногорода. Тот же Северодвинск, например. Готова ли команда Путина пойти на это? Не знаю. Но печатать деньги для покрытия дефицита будет для России и для его команды, конечно, самоубийством, потому что этот шаг разгонит инфляцию и введет экономику в штопор.

Об этом пути на съезде вообще не говорилось. Наоборот, говорилось о том, что государство должно увеличить финансирование. Поэтому еще раз повторю основной тезис: государство должно стабилизировать финансы, снизить инфляцию, снизить ставку рефинансирования, а потом уже подталкивать банки к снижению процента по кредитам и удлинению их сроков. Экономику должна финансировать банковская система, а не государство!!! Только в этом случае экономика будет эффективна.

Второй внутренний шаг. Или, точнее, целая система шагов, — это все, что повысит социальный капитал в обществе. Я для себя определяю понятие «социальный капитал» так: уровень доверия, помноженный на сети связей. Во-первых, все, что повысит уровень доверия в обществе, должно обратить на себя пристальное внимание государства и общества: честные выборы, независимые СМИ, независимые суды, борьба с коррупцией, «крышевание» бизнеса чиновниками и т. п. Во-вторых, все, что развивает горизонтальные связи: ТОСы, проектное бюджетирование, межмуниципальные организации и проекты, межсубъектовые организации и проекты, международные проекты на всех уровнях и т.п. И все эти шаги обязательно с целевыми показателями исполнения. А для чего у нас Агентство стратегических инициатив создано, в конце концов?

Собственно говоря, социальные капитал — это то, что рождает и поддерживает правовое законодательство и бурное экономическое развитие. Социальный капитал — это «гумусный слой» для реализации человеческого капитала, то есть не только для рождения передовых идей, но и для воплощения инноваций в жизнь, то есть для развития знаниевой экономики, которая является современным оплотом национальной безопасности государства.

Вы скажете, что сказать легко, а с чего начать? Считаю, что начинать надо со Стратегии национальной безопасности РФ. Она, правда, обновлена в декабре 2015 года и вместо «социального капитала» в ней прописаны некие «традиционные ценности», да еще и суть их не раскрыта. Поэтому не совсем понятно чьи традиции мы должны пестовать для укрепления национальной безопасности: Гулага, реформатора Никона или подстригателя православных бород Петра Первого? Ведь все это варианты «силового» решения проблем.

Пойдет ли команда Путина на пересмотр Стратегии и урезание полномочий ФСБ? А куда она денется, если хочет остаться у власти?! Неужели в Кремле до сих думают, что экономика заработает под чуткими окриками силовиков?

Внешние шаги.

Если мы хотим, чтобы России открылись внешние дешевые финансовые рынки, то Россия должна отдать Крым и уйти из Украины. Готов ли Путин пойти на это? Вряд ли. Возможно, он считает, что такой крутой разворот будет для него политической смертью. Но ведь у него в руках есть великолепнейший и крайне действенный инструмент: несколько телевизионных кнопок. Я лично вообще не вижу никаких проблем в перенастройке общественного мнения за 3-6 месяцев. Было бы желание.

И об этом пути на съезде тоже не говорилось. Поэтому с точки зрения здравого смысла, на съезде здравого смысла было мало.

Политика субъектов федерации.

На съезде пару раз говорилось о том, что если федеральная политика не изменится, то Россия развалится. Поэтому есть смысл проговорить два направления мышления для управленческих элит уровня субъектов федерации.

Во-первых, что будет, если команда Путина найдет в своих закромах здравый смысл и пойдет на перечисленные выше шаги. С одной стороны, это будет означать, что оборонка уже будет мало давать налогов, например, в бюджет Архангельской области. И вообще, денег будет какое-то время крайне мало, так как финансовая система, с одной стороны, будет какое-то время наблюдать за степенью решимости властей в проведении, наконец-то, адекватной экономической политики, и, с другой стороны, адаптироваться к низким ставкам по кредитам. А этот период продлится не менее двух лет! Нефть ведь тоже уже не подорожает.

Поэтому областные власти вынуждено будут считать каждую копейку, а если перейдут к стратегическому планированию и перекроят бюджет под проектное финансирование, то это будет фундаментом для устойчивого территориального развития. А к этому моменту и дешевый кредит для реальной экономики подоспеет... Эх, мечты, мечты...

Если же федеральная политика существенно не изменится, то развал России практически неизбежен. И никакие «традиционные скрепы» ее в нынешних границах не удержат. Просто потому, что никто не знает, что это за скрепы такие. По насыщенности смыслами они мне на советский лозунг «Наша цель — коммунизм!».

К сожалению, если учитывать, как развивались события последних пятнадцати лет, то этот путь наиболее вероятен. Поэтому элитам субъектов федерации есть смысл присмотреться друг к другу уже сейчас и начать развивать горизонтальные связи, просчитывая будущие конфигурации отношений. Например, НАО с Коми более комфортно, чем с Архангельской областью.

Страшно? Мне тоже, но я считаю, что лучше все эти возможные варианты будущего начать проговаривать заранее, так как Чрезвычайный съезд сел, деревень и малых городов «Спасти российское село» показал, что революционная ситуация налицо: верхи уже не могут, а низы уже не хотят жить по-старому.

Поэтому выбор у Кремля простой: либо мирная революция сверху в головах, либо бунт снизу в бинтах.

 

Делегат Съезда Павел Меньшуткин

 

Фото со страницы П.Меньшуткина (Михаил Силантьев, Глеб Тюрин, Павел Меньшуткин, Николай Склепкович)

Опубликовано: 11/03/2016
Просмотров: 4329
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32