Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Искать
 
 
 
 
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Бренд территории должен работать на привлечение и удержание креативных и предприимчивых//Клуб вернувшихся и/или оставшихся в Архангельске

| Стратегия, планирование,форсвйт

Сохранить страницу

Сергей Самодов вернулся из Владивостока и громко заявил о громком брендовом проекте брадобрейни. Громче прозвучал только ответ на популярный призыв "валить из Архангельска". В ФБ-посте сформулированы резонансный призыв работать где есть семья и друзья а клиентов искать на рынках предоставляемых современными сетями. Одним словом, заявка на создание клуба вернувшихся и оставшихся с целью привлечь инициативных из других мест подана. Бренд территории должен работать на привлечение и удержание креативных и предприимчивых!

Сергей Самодов в ФБ резонансно откликнулся на распространенный в архангельских сетях призыв «валить из Архангельска»:

«Одна „подруга“ в соцсетях долго мне писала, как она упорно работает, чтобы свалить из Архангельска, как она удивилась, узнав, что я вернулся. Больше всего меня поразила фраза (орфография и пунктуация авторские): „Я дак глядя на твои фото , никак не могла подумать,что каким то ветром занесет обратно.Со стороны ,все прекрасно“. Отфрендил девушку. Для остальных поясняю, мое прекрасно не зависит от места. Мир с интернетом и самолетами стал компактным, если не карманным. У меня есть идеи, которые я могу реализовать в любом городе и рад, что сейчас активно сотрудничаю с умными людьми в Архангельске, которых, кстати, здесь достаточно. Со мной моя семья и друзья. Мышление „там трава зеленее“ — это провинциальные совковые комплексы, которые переездом не лечатся. Девушку вывезти из деревни можно, а вот деревню из девушки... Ну, вы знаете. Когда мыслишь масштабно, там и здесь исчезают. Итальянцы на Новый год выкидывают старые вещи из дома. Может, и нам хлам из головы периодически выкидывать научиться, пока мозг окончательно не превратился в стереотипную помойку?»

О самом Сергее материал в «Северодвинском рабочем»:

Новостью о своём возвращении северодвинец Сергей Самодов обрадовал и, не скроем, удивил друзей под Новый год. Последние три года он жил на другом конце страны, во Владивостоке, где реализовал немало интересных проектов. Он до сих пор иногда в разговоре говорит «у нас» и «у вас». Оно и понятно: общественная жизнь там протекала очень бурно.

СЕРГЕЙ САМОДОВ: «ВЛАДИВОСТОК ЖИВЁТ НА СЕМЬ ЧАСОВ БЫСТРЕЕ МОСКВЫ»

Город с характером

— Надолго ли в родные края?

— Пока не загадываю. Исходя из того, чем планирую заниматься, — месяцев на восемь точно. Появилось ещё несколько предложений из Сибири, Крыма. Сейчас у меня небольшой тайм-аут: выбираю, чем заняться, отдыхаю и радуюсь снегу.

— Владивосток принял тебя хорошо, ты не стал там чужаком?

— Нет. Это город с характером. Абы кого Владивосток не принимает: спокойно может разжевать, выплюнуть и не подавиться.

— С Москвой его можно сравнить?

— Это совершенно другая история.

— И какого же человека ждёт Владивосток?

— Того, кто готов рисковать. Человека предприимчивого, идейного, открытого, уважающего традиции региона и готового к сотрудничеству.

— Было к чему-то там сложно привыкнуть?

— Нет, но город совершенно другой. Очень солнечный, динамичный, автомобильный, по сопкам там можно подниматься и спускаться до бесконечности.

— А чего не хватало от родных краёв?

— Зимой — снега. Там его нет даже при минус 30: он либо вымерзает, либо выдувается муссонами.

Скандал мимо кассы

— Помню, были скандалы, касавшиеся Приморского театра оперы и балета, где ты работал.

— Со мной они точно не связаны. Исполнительным директором театра я стал с января 2015 года, а проверка контрольно-счётной палаты по поводу неэффективного использования средств касалась 2013–2014 годов. По должности мне как раз приходилось держать ответ и исправлять изрядно запущенное положение дел. Но мы благополучно расстались со всеми надзорными органами.

— Твоё возвращение связано с этими событиями?

— Нет. Просто закончился очередной проект — переход театра из статуса краевого учреждения культуры в статус филиала федерального учреждения. С 1 января 2016 года Приморский театр оперы и балета стал филиалом Мариинки.

— Чем занимается исполнительный директор театра?

— Это второе лицо учреждения. Он ведёт финансово-хозяйственную деятельность, следит за исполнением поручений художественного руководителя, даёт некоторые советы.

— Но ты ведь до этого не был руководителем?

— Почему? Несколько лет я был либо генеральным, либо исполнительным директором. Только в информационных проектах, и во Владивостоке в том числе. Был даже момент, когда я работал сразу в четырёх проектах.

— А театр-то как среди всего этого случился?

— Я появился там вначале как пресс-секретарь. Начал решать вопросы, для чего потребовалось больше полномочий. Так я стал заместителем по работе со зрителем. А дальше уже вникал во всё и дорос до статуса исполнительного директора.

Привилегии в сторону

— В чём специфика работы в театре?

— Это 500 человек, среди которых есть как административные единицы, так и технические, и творческие — хор, оркестр, труппа. И каждый хочет поставить в привилегированное положение себя. Тут важно соблюдать баланс. Кроме того, это же большая махина. Специфика Приморского театра ещё в том, что по факту здание сдали в эксплуатацию, но приём его и дальше продолжался. Мы регулярно писали главному застройщику о выявленных недоработках.

— А сколько времени существует театр?

— Он открылся в 2013 году. Это один из самых молодых театров в мире.

— Твоя трёхлетняя дочь была на представлениях?

— Она с полутора лет посещала все спектакли и концерты. На последнем трагически попросила: «Папа, хочу ещё одну минутку за кулисы». Она знает «Лебединое озеро», знает некоторые движения. Призналась: «Хочу, чтобы я потом танцевала на сцене, а ты сидел и аплодировал».

— По фотографиям помню, что Эвелина знакома со многими звёздами первой величины.

— Она пересекалась, например, с дирижёром Валерием Гергиевым. Решила поплакать немножко, пока он общался с коллективом. Эту картину дирижёр нормально воспринял. Его позиция: если в театре нет детей, то театр не работает.

Моя жена — «декабристка»

— Какие качества в тебе развил Владивосток?

— Образно я всегда говорю, что уезжал во Владивосток шариком для пинг-понга, а возвращаюсь баскетбольным мячом. Эта метафора характеризует, насколько ты там вырастаешь, начинаешь видеть возможности, становишься более крепким.

— И всё же: что послужило причиной твоего возвращения?

— Мне предлагали остаться в филиале Мариинки, но я решил, что дальше буду развиваться по-другому. Сейчас есть планы реализовать свой собственный бизнес-проект.

— Расскажешь об этом?

— Пока нет. Услышите уже через пару-тройку недель. Это будет семейное дело, связанное с незанятой здесь нишей в сфере услуг. Но и журналистика, и культура от меня никуда не уйдут.

— Познакомь со своей супругой: кроме того, что она архангелогородка, мы о ней ничего не знаем.

— Лена — инженер по охране труда, у неё есть опыт предпринимательской деятельности и интерес дальше самостоятельно развиваться. Ради неё в своё время я уехал из Северодвинска в Архангельск, а она как жена декабриста последовала за мной во Владивосток. Без поддержки Лены, наверное, многие вещи могли бы остаться на уровне идей. Дай бог каждому мужчине такую сильную поддержку! Мужчинам такая энергетика нужна.

— Мама любит точные науки, папа — гуманитарий. А Эвелина в кого?

— Она очень творческая. Ей нравится рисовать, петь, танцевать. Во Владивостоке ходила в школу моделей и участвовала в нескольких показах. Продолжит это и в Архангельске.

Любовь вне географии

— У тебя сейчас много предложений. Есть такие места, куда ты не поедешь?

— В Сирию, наверное (смеётся).

— Не исключаешь и возможности работать за границей?

— Нет, пока думаю о России. Хотя знание двух языков — английского и немецкого — позволяет комфортно работать за рубежом.

— Ты из тех людей, которые придерживаются мнения, что отсюда надо валить?

— Я из тех, кто считает, что если есть интересный проект в России, реализуй его здесь. Надо не циклиться, валить — не валить. Надо заниматься делом. Миграция — общая для регионов России проблема. Но в чём особенность владивостокцев: уезжая в ту же Москву, они очень гордятся своим городом, его спецификой. Наши люди почему-то сразу теряют это.

— А у тебя самого есть гордость за свою малую родину?

— Я всегда могу рассказать очень интересно о том, где я родился. Это, наверное, и выдаёт любовь человека к своей малой родине.

В наследство — стереотипы

— Как думаешь, откуда это депрессивное настроение: валить?

— Наверное, из-за стереотипов, которые переходят от поколения к поколению. Родители почему-то недовольны тем, что остались здесь жить, считают, что это моногород и в нём не сделать ничего ярким. Эти мысли передают детям, заранее настраивая их, что здесь ловить нечего.

— Но ты не уезжал отсюда с таким настроением?

— Нет. Совершенно. Если бы у меня было предложение в Архангельской области, я бы занимался им здесь.

— Чем нынешнему поколению можно гордиться?

— Подводным флотом, «Тайболой», хорошими экологическими маршрутами.

— Вдобавок — плохими дорогами и ограниченными перспективами по работе — моногород всё-таки.

— То же самое могут сказать и про Владивосток. Вопрос в том, что люди не хотят кем-то работать, хотя есть вакансии. Можно создавать работу для себя — это вопрос малого бизнеса, продвижения идей.

— Тут есть свои сложности в плане налогов и иных барьеров, из-за чего люди массово и не идут в бизнес.

— Тогда надо кооперироваться и что-то придумывать. Можно сколько угодно ворчать, что возможностей нет. Понятно, что основная задача Северодвинска — укреплять обороноспособность страны. Но это не значит, что он должен жить скучно и в рамках одной реальности. У тех же корабелов должна быть возможность хорошего отдыха, качественного общепита и реализации творческого потенциала.

«Ревизорро» детских площадок

— Что нам можно позаимствовать у Владивостока?

— Краеведческому музею можно перенять опыт экскурсий по городу. Их в виде автобусных туров и квестов проводят с ранней весны. Во Владивостоке есть много катакомб с советских времён. Я спускался до минус 77 метров. Думаю, и у нас есть интересные объекты, которые можно развивать.

— То есть находить свои туристические изюминки.

— Это прежде всего нужно молодым, чтобы они сами могли понять, где живут.

— Что ещё можно было бы взять на вооружение?

— Недавно во Владивостоке началось движение за безопасные детские площадки. Организовались неравнодушные горожане, которые ходят и изучают площадки. Не соответствующие нормам безопасности помечают специальными наклейками, как в «Ревизорро», пишут тем, кто их экс-плуатирует. Реакция есть.

Интересен опыт библиотечной системы под руководством Сергея Соловьёва. Библиотека становится пространством социокультурных связей. Там постоянно проходят конкурсы, музыкальные выступления, баттлы чтецов. На некоторых автобусных маршрутах существует даже электронная библиотека, где книги можно скачать с помощью wi-fi.

Северодвинску не хватает ярких цветовых пятен, картин на домах. У Владивостока можно заимствовать опыт развития городской среды. В то же время есть вещи, которые у нас поставлены лучше. Во Владивостоке не хватало Молодёжного театра Панова и фестиваля уличных театров. Ночь в музее там проходит не так насыщенно, как у нас.

С бородой и в короне

— Во Владивостоке ты оброс бородой. Что эта борода значит?

— Волосы мигрировали сверху вниз (смеется).

— Ты себя как-то по-другому переосмыслил?

— Неверное, да. Стал более суровым.

— О будущих идеях можешь рассказать? Кем ты себя видишь через 10, 15, 20 лет?

— У меня есть нескольких укрупнённых бизнес-проектов, которые работают, и я выбираю ту деятельность, которая мне нравится. Вижу себя и общественным деятелем в том числе: есть много идей, которые мне очень хотелось бы помочь реализовать.

— Музыкальное хобби ты поддерживал во Владивостоке, собираешься ли продолжать дальше?

— Был небольшой творческий перерыв: времени серьёзно заниматься этим не оставалось. Сейчас оно появилось, есть силы на реализацию идеи. Тем более перед отъездом я участвовал в проекте «Короли Владивостока», поиграл на басу. Так что меня официально короновали.

НАША СПРАВКА

•В Северодвинске Сергей Самодов был главным редактором «Радио Северодвинска», радио «Модерн-Северодвинск», в Архангельске работал в региональном агентстве по печати и СМИ, руководил информационным агентством «Норд Портал».

•Во Владивостоке был исполнительным директором телера- диокомпании «Новая волна», вёл свой проект на общественном телевидении Приморья «Чёрным по белому», был директором компании «ФМ продакшн ДВ» и исполнительным директором Приморского театра оперы и балета.


"Северодвинский рабочий//29.01.2016

Опубликовано: 08/02/2016
Просмотров: 985
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
 
 
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
22/11/2017
22/11/2017
18/11/2017
18/11/2017
Другие

Кейсы
 
 
 
 
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2017, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32