Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Кому нужен заказник на Соловках: В поддержку заказника // «Не вижу смысла создавать заказник на Соловецком архипелаге»

ЭКОЛОГИЯ | Биоразнообразие, ООПТ

Сохранить страницу

Министерство природных ресурсов России рассматривает возможность создания федерального заказника на Соловецком архипелаге.

Сама возможность создания на знаменитых островах особо охраняемой природной территории взволновала множество заинтересованных людей и организаций. Сегодня свою точку зрения высказывают представители власти и Русской православной церкви.

 

«Впереди — общественные слушания»

Распорядителем всех административных начинаний, связанных с Соловками, является заместитель губернатора по развитию Соловецкого архипелага Роман Балашов. Его первого мы и спросили, кому принадлежит идея создания Соловецкого заказника?

— Инициатива создания особо охраняемой природной территории является производной от поручения президента РФ Владимира Владимировича Путина об определении правового статуса Соловецкого архипелага. Что касается правового статуса поселка — там все более или менее понятно. Но одновременно мы понимаем, что 95 процентов Соловков — это территория, которая относится к лесному комплексу. В течение последних пяти лет — а, как мне рассказывали, это история еще более давняя, — не раз возникал вопрос об усилении режима охраны природных ресурсов Соловков. В рамках этой дискуссии звучали самые разные варианты: природный заповедник, природный заказник, национальный парк.

В соответствии с процедурой мы должны провести общественные слушания, на которых будет задаваться очень-очень много вопросов.

Правительство Архангельской области в течение долгого времени полагало, что организационно-правовой формой Соловков должен быть национальный парк. Но, выслушав все доводы наших коллег из министерства природных ресурсов, из Русской православной церкви, мы согласились с предложением, что в настоящее время наиболее оптимальной формой контроля за лесными и водными ресурсами будет статус государственного федерального заказника.

Каждый федеральный заказник имеет свою специфику. Если вы посмотрите на положения о заказниках — они все разные. Наш заказник очень сложный. Я, например, убежден, что здесь в обязательном порядке должны быть прописаны некие особые условия функционирования Русской православной церкви, ведь большая часть соловецких скитов находится на территории заказника. И это должно быть в обязательном порядке отражено в соответствующем нормативно-правовом акте.

Далее: вопрос, который касается водорослевого комбината. Основная его база по заготовке водных ресурсов находится на территории Соловков, и добыча водорослей стала здесь традиционным промыслом, неотъемлемой частью соловецкого пейзажа.

Нынешний статус, когда природоохранные полномочия исполняет Рослесхоз, — крайне слабый. Он хорош для территорий, где идут лесозаготовки. Для защиты соловецкой флоры и фауны нужен более жесткий режим.

Я могу привести конкретный пример, который меня возмущает. Каждый год на Соловки приходят белухи, чтобы размножаться и воспитывать детенышей. И я не понимаю, зачем толпы странных людей на лодках и катерах, зарабатывая на этом деньги, возят туда туристов и устраивают из этого шоу.

Должно быть проведено комплексное экологическое обследование этой территории. И если необходимо что-то запрещать — то надо запрещать. Сохранение природы первично. Тем более что последние 90 лет, особенно лагерный период, стали примером просто варварского отношения к природе.

А когда мы говорим о монастырском периоде — посмотрите на гидроканальную систему — это тот уникальный случай, когда человек, вмешавшись в природу, улучшил ее. К сожалению, я не вижу в современном мире других столь же удачных примеров. Поэтому — давайте сначала сохраним.

Сейчас возрождаются монастырские скиты. В моем понимании, сейчас очень важно обеспечить монахам в скитах комфортный режим, который им нужен. В этом плане, мне кажется, заказник поможет в развитии скитской жизни. Люди идут в скиты, чтобы отдалиться от мира, стать ближе к Богу.

Сейчас пройти этот путь нужно при усилении природоохранных мер.

«На многие вопросы надо получить ответы»

Наместник Соловецкого Спасо-Преображенского ставропигиального мужского монастыря отец Порфирий, директор Соловецкого историко-архитектурного и природного музея-заповедника.

— Отец Порфирий, для чего нужен заказник на Соловецких островах?

— Необходимость заказника была осмыслена в связи с тем, что нужна структура, которая должна выполнять функцию охраны природы. Обеспечивать охрану от пожаров, более правильное природопользование ну и так далее.

Сейчас здесь нет адекватной службы, мы видели это по пожарам, которые здесь происходили, по неуправляемому посещению лесов, по браконьерству. Поскольку культурные, просветительские вопросы решаются на архипелаге по-другому, возник замысел специализированной структуры в форме заказника. Не национальный парк, не заповедник, поскольку это крайне жесткая форма природоохраны. Поэтому Минприроды предложил форму заказника. Сейчас обсуждаются вопросы взаимоувязки со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с жителями, с муниципалитетом. Как люди будут привычно ловить рыбу? Как они будут отдыхать в лесу?

— Не будет ли статус заказника противоречить хозяйственной деятельности Соловецкого монастыря?

— У нас есть скиты на архипелаге. Тут есть определенные опасения. Экскурсии, паломники — как они доберутся до того же скита, если вся территория будет заказником, включая дороги? Как это все должно согласовываться? Это практические вопросы, на которые надо получить ответы.

— Как получилось, что, когда речь зашла о некоем охранном статусе для Соловецких островов, пришли к идее особо охраняемой природной территории?

— С самого начала понималось, что природа тут хрупкая, северная и ее надо защищать. От неуправляемого, хищнического природопользования. Использование сетей на внутренних водоемах уже привело к тому, что там рыбы теперь нет. Кому от этого хорошо?

— Планирует ли монастырь, возможно вместе с Соловецким музеем, восстановление каких-то памятников — старых элементов инфраструктуры до эксплуатационного состояния? Систему каналов, сухой док...

— Разумеется! Это все объекты реставрации. Они заложены в программу и будут реставрироваться.

— Было бы прекрасно снова использовать сухой док, поднимать суда на берег.


— Мы так и закладываем это в техническое задание. Именно в таком виде. И у монастыря, и у музея есть флот, есть корабли. И мы совершенно прекрасно будем пользоваться сухим доком, это нужное дело. Гидроэлектростанцию мы вряд ли сможем использовать — слаба мощность. Но как уникальный памятник техники мы ее восстановим.

— Входят ли в интересы монастыря животноводство и промышленное рыболовство?

— В реальной перспективе мы не видим для себя интереса в море. Сейчас для нас это слишком сложное и дорогостоящее дело. Нам не до этого еще на многие годы. А животноводство мы планируем развивать. Будем восстанавливать ферму на Муксалме и переведем туда поголовье, которое у нас сейчас есть на маленькой ферме под монастырем. Но это можно будет делать, когда дорога туда будет.

«Я пока не уловила, что мы будем охранять»

Валентина Рудкина, глава Приморского района.

— Что происходит вокруг проекта создания заказника на Соловках?

— Обсуждается проект положения о заказнике. Было совещание в правительстве Архангельской области на эту тему. Создание заказника на Соловках — тема, не изученная до конца. Встает вопрос: что мы там собираемся защищать? Задают этот вопрос те структуры, которые непосредственно курируют создание заказников, люди, которые работают с биоресурсами. Для нас, муниципального образования, важен вопрос, чтобы не была нарушена жизнедеятельность населения. Мы свои предложения высказали. На сегодня нет распоряжения правительства о создании заказника, я его не видела.

Заказник организуется тогда, когда есть какие-то биологические ресурсы, которые подлежат охране. Я пока не уловила, что мы там собираемся охранять.

На Соловках проживает более 900 человек. Они хотят ловить рыбу, собирать грибы-ягоды, вести нормальный образ жизни, как и раньше вели.

Я считаю, что Соловки — это особая территория. Самое ценное там — памятники истории. Они принадлежат сегодня и музею, и монастырю. Там развивается туризм. В 2013 году Соловки посетило более 24 тысяч туристов. Все больше приезжает паломников. Создание заказника многое для них ограничит. Насколько это необходимо для экономики района? У меня пока не сложилось представление, что заказник спасет все. Там почти тысяча человек населения, мы же их не выселим. Программа развития Соловков существует...

— Существует ли в данный момент на Соловках какая-либо особо охраняемая природная территория?

— Нет, никакой особо охраняемой природной территории на Соловецком архипелаге не существует. Если там будет заказник, там ничего нельзя будет решить без руководства этого заказника. А у нас целая программа по развитию. Вот если бы оттуда всех выселить, ничего там не делать и охранять природную территорию — это бы я поняла. Но там целая жизнь. Надо реставрировать столько объектов! А как их реставрировать, если там будет заказник? Ведь ни техника, ни транспорт нигде не сможет передвигаться и работать.

— Если все-таки будет решено создавать заказник, зная, что там нет биологических видов, которые надо охранять, какие бы территории вы «оконтурили», как говорят ученые?

— Наверное, об этом могут сказать специалисты музея. Есть шикарные Заяцкие острова, Ботанический сад... Но я уверена, что территория населенных пунктов не войдет в состав заказника, иначе там будет невозможно нормально осуществлять жизнедеятельность.
21 Марта 2014

 

Павел КОНОНОВ.

http://www.pravdasevera.ru/newspaper/society/komu_nuzhen_zakaznik_na_solovkakh/?print=Y

«Не вижу смысла создавать заказник на Соловецком архипелаге»

Вместо того, чтобы «закрывать» Соловецкие острова границами заказника, надо развивать их экономический потенциал и осваивать богатства соловецкой природы, считает руководитель Северного филиала ПИНРО Андрей Семушин.

В пятничном номере «Правды Севера» мы опубликовали мнения представителей государства и русской православной церкви о возможном создании федерального заказника на Соловецком архипелаге. Тогда высказались заместитель губернатора по развитию Соловецкого архипелага Роман Балашов, наместник Соловецкого Спасо-Преображенского ставропигиального мужского монастыря отец Порфирий и глава Приморского района Валентина Рудкина.

Сегодня руководитель Северного филиала ПИНРО Андрей Семушин рассуждает о богатствах природы Соловков и необходимости их освоения для экономики Архангельской области. Северный филиал ПИНРО проводит оценку состояния запасов промышленных видов рыбы, морского зверя и водорослей в Белом море, разрабатывает рекомендации по ведению рыболовства и оценивает состояние среды обитания «жителей» моря.

Полулегальная охрана природы

— Какое отношение ПИНРО имеет к проекту заказника на Соловках?

— В нашей организации однажды появилась Надежда Черенкова с бумагой, в которой было написано, что Министерство природных ресурсов (МПР) РФ поручает ей разработку вопроса об обосновании организации особо охраняемой природной территории (ООПТ), предположительно в форме федерального заказника на Соловецком архипелаге. Надежда Николаевна очень давно живет на Соловках. Она работала и в музее-заповеднике, и на биостанции МГУ, и она знает там всю подноготную.

В 1980–1990-х годах вопрос о формировании заповедника на Соловках уже ставился. И тогда он был не закончен потому, что не нашли оснований для создания заповедника. Именно тогда появился статус «историко-архитектурный и природный музей-заповедник». Не существует такого понятия «музей-заповедник». Бывает либо заповедник со всеми вытекающими нормативами, которые его регламентируют, либо музей со своей документацией. Они придумали такую не очень легальную форму «музей-заповедник» и в такой полулегальной форме просуществовали до сих пор.

Конечно, те ограничения, связанные с посещением определенных территорий архипелага, которые они пытались вводить, оказывались зачастую нелегитимными. С некоторых пор вопрос снова поднялся. Видимо, это связано с интересом власти к Соловецкому архипелагу плюс растущий интерес церкви. Вдруг снова появляется неожиданная активность вокруг особо охраняемой природной территории. Как я понимаю, вариант национального парка не рассматривался из-за очень высокого уровня ограничений. И придумали заказник федерального значения. Надежда Николаевна Черенкова занималась разработкой эколого-экономического обоснования и проекта положения о заказнике.

— Кто-то из ваших сотрудников участвовал в разработке проекта в качестве эксперта?

— А нет группы экспертов. Все это происходило в виде диалогов Надежды Николаевны с заинтересованными хозяйственниками, теми, кто работает на данной территории. А потом со слов этих людей она записывала. Возник 150-страничный документ без списка экспертов. С единственной подписью Надежды Черенковой. Сразу появилось огромное количество вопросов. Какова его легитимность? Надежда Николаевна разослала его нам всем, чтобы мы вносили правки. Но мы высказали свою позицию, что нам не нравится сам подход к формированию данной ООПТ. Мы не видим смысла исправлять неправильные латинские названия, потому что сама идея создания заказника в предлагаемом формате нам не нравится.

Соловецкий архипелаг — это уникальное место. С культурной точки зрения, с природной точки зрения... С этой же точки зрения он является объектом повышенной ресурсности. Именно экономическая целесообразность добычи возобновляемых биологических ресурсов там огромная. В другой стране Соловки давно бы сделали таким центром посреди моря с переработкой, с флотом, при этом сохранив его своеобразие. Когда там оказались монахи, чем они занялись? Они создали систему каналов, они развили там сельское хозяйство, они вывели на промышленный уровень рыболовство, судостроение. Они вели себя как хозяйственники. То, что это хозяйство в связи с историческими нашими событиями захирело, а не развилось в какую-то хозяйствующую агломерацию, это плохое стечение обстоятельств. Это не означает, что его там нельзя развить снова.

Заказник предполагает отсутствие какой-то активности на озерной системе. Но очевидно, что вся озерная гидротехническая система, все эти каналы обветшали, и их надо восстанавливать. Для того, чтобы их восстановить, нужны серьезные инженерно-технические работы.

— И они являются памятниками именно в качестве инженерно-технических сооружений. Там надо шлюзы чинить.

— Да! Это огромная работа с применением техники. И это совсем не вписывается в понятие «заказник». Моя идея: давайте оконтурим те места, те акватории или территории, которые действительно нуждаются в охране.

Когда я внимательно читал обоснования, я заметил простую вещь: кроме общих слов об уникальности архипелага, нет ничего конкретного. Там не перечислены виды, которые занесены в Красную книгу и являются редкими или особо охраняемыми. Там не оконтурены их популяции. Таким образом мы начинаем говорить о некой абстракции в границах предполагаемого заказника.

Соловки — потенциальная промысловая база

Я, как человек, руководящий рыбохозяйственным институтом, сразу посмотрел на процентовку акватории и территории. Если смотреть по буферной зеленой зоне, то 78 процентов попадает под акваторию, и всего 22 процента — земля. То есть это водный заказник.

По нашим данным, в этой зоне сконцентрированы запасы водорослей, запасы сельди Онежского залива сконцентрированы здесь на 50–60 процентов. Если мы все это дело оконтурим границами заказника, то однозначно создадим препятствия для их добычи. Сегодняшняя структура заказника федерального значения не подразумевает легко функционирующую систему промышленной добычи. Любительский лов — ради бога. Можно прописать в положении, что любители ловят на удочки в озерах или в прибрежных водах, это легко. Но мы говорим о промышленности. Здесь есть заготовительные участки водорослевого комбината. Есть траловый и прибрежный промысел сельди.

Мы уже 10 лет пытаемся во все документы протащить адекватный и легко регулируемый траловый промысел на скоплениях сельди в Белом море. Он все время натыкается на кучу препон. В старых правилах рыболовства траловый промысел ограничивался только одним типом судов. И люди, имеющие другие типы судов, не могли работать. Более того, единственный тип судов был — «Ягры», всего один проект. Это было неудобно. В существующих правилах мы уже позволяем работать в Белом море не более чем двум большим траулерам и большому количеству «москитного флота»: МСТБ и другим пароходикам. В этом контексте идея заказника рубит на корню все наши усилия за 10 лет. Если людей не пускать в прибрежный лов, рентабельность этого промысла может оказаться низкой. Сельдь прижмется к берегу, и все — рыбачить нельзя: граница заказника.

— Промышленная добыча водорослей, сельди — это тоже элементы бренда Соловков.

— Конечно! Раньше существовал промысел сельди в Онежском заливе малыми судами. В 1990-е годы это было, конечно, браконьерство. Куда рыбаки везли сельдь? В два места. Или в Онегу, или, если было ближе, — на Соловки. И продавали тем же монахам. Малые суда имеют очень короткое время работы в море без захода в порт. Они должны утром выйти, половить, а вечером вернуться в порт на разгрузку. Вся сельдь, которая ловилась в пребрежных водах Соловков, сдавалась монахам и жителям поселка, которые ее прекрасно потребляли и были счастливы. Тогда никто не говорил, что можно нечаянно выловить всю сельдь. А ведь в те времена запасы сельди были хуже, чем сейчас.

Сейчас сельди столько, что ее просто девать некуда. Имеющиеся ресурсы сельди не осваиваются. Мы даем рекомендацию на вылов около двух тысяч тонн беломорской сельди в этом году. Вылавливается очень мало, 140–200 тонн в год. Это минимальные выловы за последние 100 лет. Это связано с захирением прибрежного промысла, просто умирают старики, которые им занимались. Когда был нормальный промысел сельди, ее средний возраст был три-четыре года. Сейчас мы видим, что сельдь доживает до семи лет и, очевидно, умирает своей смертью. Это нонсенс для промыслового вида. Весь старший «остаток» популяции должен изыматься промыслом в научно обоснованных объемах. Это рациональное природопользование.

Архангельская область, Карелия с радостью потребляли бы беломорскую сельдь. Сейчас сельдь не вылавливается, во-первых, по причине зарегулированности правил рыболовства, большие суда не могут взять сразу груз и уйти. «Москитного флота» почти не осталось. А во-вторых, нет береговой инфраструктуры. Предположим, я завтра покупаю пароходик, начинаю ловить в Онежском заливе и понимаю, что морозильников нет, нет никакой структуры закупки. Нет портов. Нет дорог. Нет обработки. Элементарно — нет холодильников. У свежей рыбы срок хранения трое суток. Потом — на корм свиньям либо за борт.

Соловки в этом смысле очень удобны. Уникальное место посреди моря. Водоросли — на, возьми. Рыба — лови. Поставь небольшой перерабатывающий завод, холодильник и — работай.

С моей точки зрения, с точки зрения человека, исследующего ресурсы, неиспользование этой возможности — экономическое преступление против Архангельской области. Мы, имеющие дотационный дефицитный бюджет, не используем такие вещи. Две тысячи тонн беломорской сельди — это 80 миллионов рублей годового оборота, как минимум. Терять их — экономически очень неправильно. Если этот уровень добычи — две тысячи тонн — будет когдалибо достигнут, мы можем его увеличить. Это нижняя граница запаса. Если промысловики выловят этот запас, мы можем дать как минимум еще одну тысячу тонн. У нас был великолепный опыт, когда траулер «Ягры» взял к северу от Соловков 200 тонн сельди за сутки. Это тот самый способ, когда можно быстро и рентабельно работать по беломорской сельди.

Соловецкий заказник всю эту промышленность рубит.

Я не вижу смысла в создании заказника на Соловецком архипелаге. Существующие меры по охране лесов, памятников культуры уже есть внутри законодательства. На Соловках леса и так защитные. Там ничего нельзя рубить без разрешения. При исполнении законодательства и должных мерах контроля заказник не нужен.

Заказник и промысел несовместимы по закону

С точки зрения видов и биоразнообразия очень сложно подобрать обоснования для создания ООПТ. Вот белуха. Это не то что не охраняемый, это промысловый вид! 50 голов белухи на Белом море дается к вылову ежегодно. Другое дело, что ее никто не ловит, разве что в научных целях или для океанариумов, но это трудное дело.

Если Надежда Черенкова очень сильно нажимает на крачку, которую беспокоят туристы, на белух этих прекрасных, — давайте оконтурим скопления этой крачки, скопление белухи, поставим флажки, что мы сюда не заходим, и осуществим контроль.

— Тогда, возможно, стоит оконтурить территорию вокруг Белушьего мыса, чтобы люди зверей не пугали и в бинокли на них смотрели...


— Здесь такой диссонанс: А). Белуха — промысловый вид. Существует квота. Любой человек может заявиться на эту квоту, пойти на Белуший мыс и отстрелить эти 50 голов в рамках закона. И мы, как ресурсный институт, это поддержим. Потому что для популяции белухи в Белом море не существует никаких проблем. Но! Б). Мы говорим, что это место является интересным с культурной, природной точки зрения. Люди приходят наблюдать белух. То есть мы хотим охранять белух, чтобы люди приходили наблюдать за ними, чтобы повысить туристическую привлекательность Соловков. А форма заказника разве благоволит туристической активности? Наоборот! Получается, мы создаем заказник, чтобы сохранить белуху, но в качестве чего? Как вид она не имеет проблем со своим существованием. Говоря об оконтуривании Белушьего мыса, идеологи заказника говорят о разных вещах — одни хотят охранять белуху как вид и не подпускать к ней туристов, другие — создать туристам условия для наблюдения за белухами, не беспокоя их.

Тезис о том, что внутри заказника возможен промысел водорослей и рыболовство, имеет под собой законодательную проблему. На сегодняшний день эта акватория, будучи свободной, исследуется ресурсным институтом — ПИНРО — под руководством федерального агентства по рыболовству. Мы исследуем запас, даем прогноз, из этого получаются квоты, лимиты, рекомендуемый вылов... В случае, если акватория уходит в заказник, под Министерство природных ресурсов, федеральное агентство по рыболовству становится нелегитимным на этой акватории. Мы больше не проводим там исследований, потому что это больше не наше ведомство. Так же происходит и с заповедниками и нацпарками. Если заказник готов на своей территории продолжать промысел, значит, заказник берет на себя обязательства по оценке запасов, ежегодному исследованию этих запасов, выдаче каких-то лимитов на этот запас. Кто и как в заказнике будет все это исследовать?! Даже продекларировав допуск промышленников на акваторию заказника, он не сможет дать им возможность работать. Пример «Онежского Поморья» и приводить не стоит. Обещали, что всем будет хорошо. Теперь промысел, по сути, закрыт, любители бесконтрольно там шарахаются, без путевок, без ничего. Колхоз имени Калинина получил огромные проблемы с получением разрешения на наважьи тони. Им дали до конца 2013 года половить на тонях по берегу ближе к Архангельску, а на 2014 год они разрешения не получили.

Налицо ухудшение экономической безопасности области. Это касается как создания национального парка «Онежское Поморье», так и планов по созданию заказника на Соловках. Для меня, человека, занимающегося ресурсами, это неразумное, абсолютно безнравственное положение дел. Имея дефицит денег, область занимается какими-то популистскими проектами защиты природы, которая не очень нуждается в защите.

Богатства соловецкого моря

Сколько рыбы, зверя и водорослей можно добывать в соловецких водах. Данные ПИНРО. 

Внутренние водоемы 

Окунь: максимальный объем возможного вылова 3–4 тонны. 

Плотва — среднегодовой вылов около 300 кг. 

Щука — среднегодовой вылов около 500 кг. 

Язь — среднегодовой вылов 100–200 кг. 

Налим — среднегодовой вылов 300–400 кг. 

Ряпушка, наиболее ценный вид рыбы в озерах Соловков, — среднегодовой вылов 1,5 тонны. 

Корюшка — среднегодовой вылов 300–400 кг. 

Прибрежные морские виды 

Сельдь — биомасса скоплений сельди в районе Восточной Сальмы около 6000 тонн, промысловый запас — около 2000 тонн. 

Навага — промысловый запас 1000–1500 тонн. 

Добыча водорослей 

Запасы ламинариевых и фукусовых водорослей оцениваются в 105 тысяч тонн сырца (что составляет порядка 16 процентов от всего запаса Белого моря). К основным объектам водорослевого промысла на Соловецком архипелаге относятся бурые водоросли: ламинарии сахаристая и пальчаторассеченная, а также фукус пузырчатый, аскофиллум узловатый и представитель отдела красных водорослей — анфельция складчатая. 

Зверобойный промысел 


Сырьевая база позволяет добывать более 10 000 голов гренландского тюленя и 50 голов белухи. При отсутствии промысла и регуляции численности морских млекопитающих в районе Соловецкого архипелага и всего Онежского залива существует проблема непреднамеренного вылова млекопитающих при прибрежном промысле морских рыб. Кольчатая нерпа и морской заяц гибнут, заходя в сельдяные и наважьи рюжи, при этом никакого учета таких животных не ведется. 
26 Марта 2014

Павел КОНОНОВ. 
http://www.pravdasevera.ru/newspaper/society/ne_vizhu_smysla_sozdavat_zakaznik_na_solovetskom_arkhipelage/ http://www.pravdasevera.ru/newspaper/society/ne_vizhu_smysla_sozdavat_zakaznik_na_solovetskom_arkhipelage/

 

 

Татьяна Фокина 27.03.// С удивлением узнала мнение директора Полярного института Андрея Сёмушина об ООП, который видит на Соловках одну из основных баз промысла и экономического развития области. Очевидно, что господин Сёмушин не вполне осведомлен ни об истории охраны природы Соловков, ни о природной значимости архипелага, ни о порядке создания заказника и его возможной деятельности. Рассмотрим приведённые утверждения. 
1. Надо "осваивать богатства Соловецкой природы". Почти по Мичурину, тезис которого, сказанный  в отношении плодоводства и селекции новых сортов, был взят советской наукой 30-х за основу освоения "богатств". От многих этих освоенных богатств уже давно ничего и не осталось.  Кстати, в отношении природы Мичурин сказал: " К природе надо относиться уважительно и бережно... и сохранять её в первозданном виде" 
2. "В 1980-1990 годах вопрос о заповеднике ставился... и тогда не нашли оснований..." Всё, что написано в этом абзаце, неверно на 100%. О заповеднике никогда не говорили, т.к. Соловки - не чисто природная территория. Музей-заповедник создан в 1974 году как пример новой формы природоохраны. Что значит "полулегальный" музей-заповедник, если он создан по решению высшей власти страны? Или "нелегитимяные" ограничения, когда они были приняты Решением Архоблисполкома? Кто из них нелегальный и нелегитимный? Госинспекцию, действительно, там не создали - вот теперь её и создадут. "Неожиданная" для Сёмушина активность вокруг создания ООПТ не прекращалась никогда с 60-х годов. Об истории вопроса можно посмотреть на этом сайте:  http://www.solovki-land.ru/priroda/new/soloveckij-zakaznik.html Вариант нацпарка рассматривался как самый подходящий - и совсем не потому, что там жёсткие ограничения, а потому, что законодательство позволяет создать на таких территориях комплексную охрану культурного и природного наследия, а также развивать местные промыслы и туризм. 
3. То, что Вам "прислали ЭЭО... чтобы Вы делали правки" - этого вообще не может быть. Непонятно, как к Вам вообще попал черновик документа, который никто не имеет права рассматривать до тех пор, пока его не пришлёт Минприроды на общественные слушания. Не думаю, чтобы специалисту экологу Черенковой понадобилось что-то записывать со слов Ваших сотрудников для этого документа. 
 4. Интересно было бы узнать, когда Вы начали с Росрыболовством давать разрешение вести промышленный лов рыбы у Соловков? По Положению о СГИАПМЗ такой промысел был запрещён. К тому же на Соловках любой рыбак Вам скажет, что после появления сейнеров в 2003-2005 годах сельдь вообще перестала попадать в сети любителей, и так было лет 5-7, видимо, после Вашего "удачного" вылова 200 тонн  - вот вся Ваша экономическая база для всей области.  Если посмотреть историю рыболовства в Белом море, то множество источников свидетельствуют, что уловы всегда были нестабильны. Белое море - маленькое и уязвимое, перепромысел сразу даёт плачевные последствия. В середине 19 века сёла по его берегам даже стали вымирать из-за отсутствия рыбы. Недаром игумен Филипп построил садки на Соловках ещё в 16 веке для содержания рыбы на случай неудчных периодов промысла. 
К сожалению, в рамках комментария невозможно расмотреть все неверные, на мой взгляд, позиции А.Сёмушина. 
Удивляет и пренебрежительный тон статьи, где руководитель предприятия старается унизить составителей документа, попавшего к нему "нелегитимным" путём, старающихся защитить соловецкую природу, включая "белух этих прекрасных". Конечно, понятна забота об экономической безопасности Архангельской области, которая "имеет дефицит денег". Архангельская область с НАО, судя по СМИ, имеет лес, алмазы, нефть, космодром, пр-во подлодок и многое другое... А вот ООПТ в этой области в 4-6 раз меньше, чем в других областях России. ООПТ  и сохраняют главный потенциал выживания для населения.

 

Письмо в поддержку заказника

alexsobolnicwrote in  solovki_time

March 27th, 19:31

Одно из писем, пришедших в качестве отзыва на подготовленные Надеждой Николаевной Черенковой материалы по созданию Соловецкого заказника.  Его можно рассматривать как ответ на позицию г-на Семушина, отраженную в газете "Правда Севера"http://pravdasevera.ru/newspaper/society/ne_vizhu_smysla_sozdavat_zakaznik_na_solovetskom_arkhipelage/

"В работе над обоснованием создания заказника приняли участие ученые Института географии РАН, Института океанологии РАН им. П.П.Ширшова, Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, других ведущих научных учреждений страны. К сожалению Северное отделение ПИНРО не приняло участие в этой работе, поэтому мнение архангельских ученых узнаем из прессы. В адрес Минприроды России и проектантов поступило много профессиональных предложений и мнений. С одним из них - Зоологического института Российской академии наук, специалисты которого много лет изучают природу Белого моря, предлагаю ознакомить читателей. В нем снимаются многие обсуждаемые общественностью вопросы (Надежда Николаевна Черенкова)"

Соловецкие острова и окружающие их воды Онежского залива Белого моря являются не только важнейшим объектом Всемирного культурного наследия, но и природным объектом выдающей ценности. По поручению Президента РФ В.В. Путина разрабатывается Федеральная целевая Программа по развитию Соловецких островов и сохранению культурного и природного наследия. В рамках ФЦП будет определен правовой статус островов, наилучшим образом обеспечивающий сохранение природного и культурного наследия. Соловецким филиалом Беломорской биологической станции МГУ им. М.В. Ломоносова в процессе консультаций со специалистами ведущих институтов страны, в т.ч. Зоологического института РАН, разработаны материалы эколого-экономического обоснования создания Соловецкого природного комплексного ландшафтно-морского заказника, включающего морскую акваторию на расстоянии трех миль от островов архипелага.
Включение акватории в состав особо охраняемой природной территории обуславливается тем обстоятельством, что природные комплексы островов неотделимы от моря. По данным исследователей нашего института, работающих в Онежском заливе с 1920-х гг., залив является районом наиболее высокого для Белого моря биологического разнообразия, проявляющегося на различных уровнях: популяционном, видовом и биоценотическом. Прибрежный район Соловецких островов полностью представителен для Онежского залива и всего Белого моря в отношении видового состава биоты, пелагических и донных сообществ и имеет, при этом ряд примечательных и даже уникальных особенностей. Среди этих особенностей можно отметить наличие глубоких губ, Долгой и Троицкой, отделенных от моря мелководными порогами: в глубоководной части губ сохраняется реликтовая холодноводная фауна арктического происхождения, а естественная эволюция губ и происходящих в них литологических, океанологических и биологических процессов вследствие идущих процессов геологических представляет огромный интерес для наук о Земле и биологии. Другими важными чертами района, требующими обеспечения охраны от специфического антропогенного воздействия являются зимовки гаг и других морских птиц в районе островов и уникальное репродуктивное скопление белухи и мыса Белужий, которое в настоящее время подвергается воздействию нерегулируемого туризма.
Создание Соловецкого заказника с морской акваторией будет отвечать резолюции Всемирной Встречи по Устойчивому развитию в Йоханесбурге (2002 г.), которая призывает создать систему репрезентативных охраняемых морских природных районов. Район Соловецких островов полностью удовлетворяет критериям репрезентативности и уникальности, введение же режима охраны необходимо для того, чтобы исключить и смягчить такие виды антропогенного воздействия, как нерегулируемый туризм и фактор беспокойства для морских птиц и млекопитающих, минимизировать риск разливов нефтепродуктов, постепенно достичь полной очистки бытовых стоков и исключить другие виды спонтанного воздействия человеческой активности.
Сотрудники Беломорской биологической станции ЗИН РАН и других подразделений нашего института давно и постоянно работают в Онежском заливе в районе Соловецких островов и готовы участвовать в составлении программы экологического мониторинга будущего заказника.
Включение трехмильной морской акватории в состав проектируемого природного заказника, по нашему мнению, позволит не только сохранить уникальные природные комплексы Соловецкого архипелага и его прибрежной зоны, но и обеспечить прогресс в изучении прибрежной экосистемы архипелага в рамках программы мониторинга. Предложенный проект не предполагает запрета сложившегося на островах природопользования (добыча морских водорослей в рамках определяемого ежегодно общего допустимого улова). Мы считаем, что заказник напротив сможет создать платформу для сотрудничества промысловиков, природоохранных организаций и ученых, направленного на развитие новых дружественных по отношению к окружающей среде технологий, включая аквакультуру водорослей!
Прошу Вас оказать поддержку проекту создания Соловецкого комплексного природного ландшафтно-морского заказника, разработанному Беломорской биостанцией МГУ, с включением в него трехмильной морской акватории.

С уважением                        
Директор, член-корреспондент РАН О.Н. Пугачев

 

http://solovki-time.livejournal.com/90076.html

Конференция - 2014

alexsobolnic

January 29th, 11:36

УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ!


Приглашаем вас принять участие в научно-практической конференции «Состояние и рациональное использование пресноводных и морских экосистем (в т. ч. водных биологических ресурсов) Соловецкого архипелага». Конференция состоится 3-6 июня 2014 г. в п. Соловецкий (о. Большой Соловецкий, Архангельская область) на базе Соловецкого музея-заповедника. Работу конференции планируется вести в двух секциях:
- Охрана природы. Влияние антропогенных факторов на состояние природной среды Соловецкого архипелага.
- Биологические ресурсы внутренних и прибрежных вод Соловецкого архипелага 

Основные направления работы конференции:

1.     Особенности осуществления хозяйственной и иной деятельности на Соловецком архипелаге в связи с созданием на его территории государственного природного заказника.

2.     Экология внутренних и прибрежных вод Соловецкого архипелага: состояние, проблемы сохранения и мониторинг.

3.     Видовое разнообразие внутренних и прибрежных вод Соловецкого архипелага и биология гидробионтов.

4.     Состояние и управление запасами водных биологических ресурсов Соловецкого архипелага.

5.     Аквакультура: перспективы развития.

Заявки на участие в работе конференции принимаются до 20 февраля 2014 г. на электронный адрес solovki@pinro.ru

ЗАЯВКА на участие в конференции
«Состояние и рациональное использование пресноводных и морских экосистем (в т. ч. водных биологических ресурсов) Соловецкого архипелага»
п. Соловецкий, 3-6 июня 2014 г.

Фамилия, имя, отчество________________________________________________
Организация, должность_______________________________________________
Ученая степень, звание________________________________________________
Почтовый адрес______________________________________________________
Телефон ____________________________________________________________
E-mail______________________________________________________________
Название доклада_____________________________________________________
____________________________________________________________________
____________________________________________________________________
Доклад (устный/стендовый/заочное участие)_______________________________
Необходимость бронирования гостиницы_________________________________

Требования к оформлению тезисов докладов:
К началу конференции будет подготовлен сборник тезисов докладов. Тезисы объемом не более 3-х страниц без рисунков и таблиц должны быть представлены в электронном виде до 15 марта 2014 г. Адрес электронной почты для тезисов:solovki@pinro.ru.
Для подготовки тезисов использовать редактор Win Word 6.0-7.0. в формате страницы А4 (210х297 мм). Поля: 20 мм – сверху, справа, снизу, 30 мм - слева. Межстрочный интервал 1,0. Шрифт – Times New Roman, кегль 12. Отступ 1,25 см. 
Посередине печатается  прописными буквами название доклада, шрифт – полужирный. Ниже обычным шрифтом инициалы и фамилия автора (ов). Далее полное название организации, адрес, страна, e-mail – выравнивание по центру. После отступа в 1 интервал следует основной текст, после текста приводится  список использованной литературы. 
В тексте десятые доли в цифрах отделять от целых запятыми, верхние и нижние индексы задавать через меню «Формат», градусы (°С) – через меню «Вставка–Символы», минуты – через «Символы» (пример - 34'). Формулы набирать только в редакторе формул.
Принятые к печати доклады публикуются в авторской редакции.Редактирование тезисов не предусмотрено.Оргкомитет оставляет за собой право отбора тезисов для публикации.
Программа конференции будет выслана авторам по электронной почте информационным письмом № 2 не позднее 15 апреля2014 г.

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Ф.И.О.Дворянкин Геннадий Александрович(зам. председателя оргкомитета)
Телефон: 8-921-245-11-93, Е-mail: dga@pinro.ru
Ф.И.О. Новоселов Александр Павлович (оргкомитет, СевПИНРО)
Телефон: 8-911-555-48-23, e-mail: novoselov@pinro.ru
Ф.И.О. Тютюков Евгений Александрович (секретарь оргкомитета, администрация Архангельской области)
Телефон: 8-921-488-00-09, е-mail: tyutyukov@dvinaland.ru

Оргкомитет конференц

http://solovki-time.livejournal.com/tag/%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8

 

 

У семи нянек:

Балашов Роман Викторович 
заместитель Губернатора Архангельской области по развитию Соловецкого архипелага

Агентство по развитию Соловецкого архипелага Архангельской области

163004, г. Архангельск, пр. Троицкий, 49 
Тел/факс: (8182) 288-114    
E-mail: sergeeva@dvinaland.ru   

Cайт:  мои-соловки.рф

Должность

Ф.И.О.

Телефон 8 (8182)

Руководитель 

Маковецкая Наталья Вячеславовна

288-179

Заместитель руководителя

Тютюков Евгений Александрович

210-924

Ведущий консультант

Узкая Наталья Андреевна

288-114

Консультант

Лукина Татьяна Павловна

288-114

Эксперт

Грошев Сергей Викторович

288-114

Старший делопроизводитель

Александрова Дарья Сергеевна

210-924

 

Плюс Епархия, плюс Музей, плюс администрация муниципального образования «Соловецкое».

Опубликовано: 14/04/2014
Просмотров: 4532
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32