Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Искать
 
 
 
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Мы – народ

ПОМОРЫ | Патриотизм, русский национализм

Сохранить страницу

Анатолий БЕДНОВ // Во Всемирный день коренных народов (отмечается 9 августа) следует вспомнить о тех из них, которые до сих пор не причислены к этническим меньшинствам. Речь идет о субэтносах великорусского народа (gosrf.ru//09.08.2013)

 

Всемирный День коренных народов, установленный ООН, отмечается с середины 1990-х годов. К этому дню приурочиваются различные мероприятия — от фольклорных праздников до научных конференций. В современной России многое делается для поддержки коренных малочисленных этнических общностей, в целом ряде регионов приняты свои законодательные акты, регламентирующие государственную политику в отношении этих народов, созданы управления и министерства по делам коренных национальностей. Успехи и достижения федеральной и региональных властей на этом поприще можно было бы перечислять долго.

Между тем в стране есть этнические группы, ведущие традиционный образ жизни и по всем признакам подпадающие под определение коренного малочисленного народа Севера (КМНС). Вот только правами, предусмотренными законодательством для КМНС, они не наделены. Потому что, будучи и коренными и малочисленными, они одновременно являются составными частями (субэтносами) русского народа. В Сибири к ним относятся различные группы старообрядцев (семейские, каменщики и другие), а также потомки русских старожилов: колымчане, марковцы, затундреские крестьяне... В Европейской части таковыми являются поморы, населяющие берега Белого и Баренцева морей и впадающих в них рек.

Сегодня русское старожильческое население, что на Европейском Севере России, что за Уралом, оказалось вне закона о коренных малочисленных народах. Между тем в укорененности этих людей на территории их проживания усомниться трудно: заполярный Пустозерск (НАО) основан в 1499 году, а на территории Архангельской области первые славянские переселенцы появились еще в XI-XII веках, а, возможно, и раньше. Между тем ни в Ненецком округе, ни в Архангельской, ни в Мурманской области поморы не признаны коренными малочисленными народами, на них не распространяются права и льготы, которыми обладают ненцы и саамы (в частности, в сфере рыболовства) и не являются, таким образом, субъектами национальной политики, хотя в Архангельской области действует несколько поморских общественных объединений, активно участвующих, например, в ежегодных межнациональных форумах. Правда, в Карелии предусмотрена поддержка традиционной культуры поморов (а равно заонежан и пудожан), однако и здесь их этничность не узаконена. «Поморский вопрос» могло бы решить включение поморов в федеральный Единый перечень коренных малочисленных народов. Но положительное решение вопроса тормозится.

Во Всемирный день коренных народов следует вспомнить о тех из них, которые до сих пор не причислены к этническим меньшинствам

Возражения, которые приходятся слышать, сводятся к тому, что поморы — часть русского народа (что совершенно верно) и потому претендовать на статус КМНС не могут. Звучат разговоры и о том, что поморские активисты раскалывают русский народ, запуская процесс партиципации единого этноса.

«Нет такой национальности — помор», — твердят противники наделения поморов правами КМНС. Между тем Конституция РФ говорит (ст.72, п.1, п/п «м») о защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных этнических общностей. Не национальностей — а именно этнических общностей. В той же статье говорится и о защите прав национальных меньшинств (п/п «б»). Следовательно, понятия «национальное меньшинство» и «коренная этническая общность» не тождественны и, чтобы быть этнической общностью, вовсе не обязательно быть отдельной национальностью, а можно быть частью какого-либо этноса (субэтносом).

Чиновники, политики, даже иные деятели науки, не говоря уже о простых обывателях, не понимают этих нюансов или не желают их понимать. Порой поморов отождествляют с арт-проектами вроде современных «вятичей», «кривичей», «голяди» и т.д. Иногда рассуждают о том, что поморы исчезли, без следа растворившись в русском народе, или же их вовсе не существовало никогда как самостоятельной этнической общности, а этим словом обозначаются просто любые жители любого морского побережья русского происхождения. Утверждают также, что поморы были сословием в дореволюционной России вроде казаков или однодворцев, что тоже неверно.

Доказательством тому, что поморы — самобытная субэтническая общность, служат этническая самоидентификация многих жителей Севера России (в ходе последней Всероссийской переписи 3113 человека записались поморами), особенности материальной и духовной культуры, языка, традиционные занятия — рыболовство, мореходство и зверобойный промысел (увы, ныне запрещенный), свидетельства таких авторитетных исследователей Русского Севера, как Сергей Максимов, Николай Данилевский, Петр Ефименко, писателя Бориса Шергина и многих других. С точки зрения позиционирования себя как этнической общности поморам проще, чем сибирякам (понятие «сибирские старожилы» включает добрый десяток русских субэтнических групп) или казакам, которых еще труднее объединить в некое этническое целое (у каждого казачьего войска — свои особенности, свои неповторимые черты, традиции и т.д.). Несмотря на это этничность поморов по-прежнему официально не признается. То же самое можно сказать и о сибирских старожильческих группах. Впрочем, не всех. В Якутии русскоустьинцы и походчане уравнены в правах с юкагирами и другими автохтонными народами республики. Получается, что якутские чиновники в Якутии больше заботятся о русских старожилах, чем русские чиновники в русских регионах о русских поморах — например, в Мурманской области.

В завершение темы процитирую отрывок из доклада ассистента кафедры международного права и сравнительного правоведения юридического института Северного Арктического федерального университета имени М.В.Ломоносова Максима Задорина «ПОМОРСКИЙ ЗВЕРОБОЙНЫЙ ПРОМЫСЕЛ С ПОЗИЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА КОРЕННЫХ НАРОДОВ» (прочитан на конференции «Развитие Северо-Арктического региона: проблемы и решения», Архангельск, 2012 г.)

«Вопрос о признании поморов в качестве коренного малочисленного населения стоит бок о бок с правом местного населения на традиционное рыболовство и охоту на морских млекопитающих. Несмотря на то что поморское население не признано в качестве коренного малочисленного народа на территории Российской Федерации, с позиции международного права поморы вполне могут претендовать на этот статус, так как их самосознание, образ жизни, глубокое укоренение на конкретной территории, особые культурные и религиозные обычаи, равно как и язык, могут давать им право на это. Тем более что в Едином перечне коренных малочисленных народов существуют аналогичные этнические группы, которые также могут быть отнесены скорее к субэтническим и этнографическим группам, нежели к самостоятельным народам с позиции этнологов (например, кереки или нагайбаки). Но это не вопрос права, а скорее результат политической воли Правительства РФ, а также, вполне возможно, серьезных дискуссий со стороны ученых различных областей науки. К слову, даже не относя поморов к коренному малочисленному народу, было бы разумно обратиться к практике регионального законодательства. Как, например, в Якутии, где республиканская власть в своих законодательных инициативах пришла к тому, что в 2004 году распространила действие 82 федерального закона о гарантиях прав коренных малочисленных народов (в соответствии с п.3 статьи 3) на русское арктическое старожильное население: русскоустьинцев и походчан. Также уместно отметить тот факт, что, даже не признавая в качестве коренного народа, государство должно учитывать их права в качестве языкового и культурного меньшинства (72 федеральный закон, статья 1; п.1 статьи 26 Конституции)».

Может быть, лучше прислушаться к молодым правоведам, чем к этнографам советской школы с их устаревшими представлениями о том, что есть «нация», «национальность», «этнос»?

Анатолий Беднов

Опубликовано: 09/08/2013
Просмотров: 3423
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
 
 
 
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
 
 
 
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32