Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Пришло время защищать наши прибрежные леса // Захват лесов Гослесфонда стал одним из скандальных разоблачений Счётной палаты.

ЛЕС | Устойчивое местожительство

Сохранить страницу

Почему вырубка леса по берегам рек может быть кому-то выгодна? Все очень просто: для участков, где уже нет леса, гораздо проще придумать обоснование утраты им всякой ценности, после чего перевести их в земли поселений, а затем застроить коттеджами. Пришло время защищать наши прибрежные леса. Пока не поздно.

В конце ноября 2012 года Минприроды России разместило на своем официально сайте законопроект о внесении изменений в Лесной кодекс РФ.

 

Суть его заключается в том, что в лесах водоохранных зон водных объектов могут разрешить сплошные рубки, которые сейчас запрещены.

На первый взгляд, авторы заботятся о благом деле — санитарном состоянии лесов: «при гибели лесных насаждений требуется применение сплошных санитарных рубок с целью предотвращения распространения вредителей и болезней леса». Но на самом

деле эта поправка во многих регионах может привести к уничтожению последних сохранившихся массивов лесов по берегам рек, озер и других водных объектов.

Водоохранные зоны необходимы для сохранения водных объектов. Проведение сплошных рубок по берегам, в независимости от цели их проведения, приводит к изменению гидрологического режима водоёмов. А сплошные вырубки по берегам рек, особенно в истоках, неминуемо приведут к тому, что река сначала обмелеет и, возможно, со временем превратиться в болотце.

Даже в самые застойные годы прибрежные леса (хотя бы на бумаге) сохранялись, как леса первой группы или особо защитные участки лесов. Запрет на сплошные рубки в них сохранился и в действующей редакции лесного кодекса. И вот теперь природоохранное ведомство решило его отменить.

 


Лес у озера Черненькое. Рязанская область.

 

* * *

 

Почему вырубка леса по берегам рек может быть кому-то выгодна? Все очень просто: для участков, где уже нет леса, гораздо проще придумать обоснование утраты им всякой ценности, после чего перевести их в земли поселений, а затем застроить коттеджами. Вот и получается, что разрешение сплошных рубок в водоохранных зонах под благовидным предлогом спасения лесов, может стать причиной захвата берега водоема под элитную застройку. Особенно это актуально вблизи крупных городов, где эти проблемы итак стоят крайне остро.

К сожалению, во многих регионах (особенно, где осуществляется интенсивное лесопользование) массивы старых и наиболее привлекательных для заготовителей лесов сохранились именно в водоохранных зонах. И поэтому всеми правдами и не правдами они пытаются получить возможность уничтожить эти леса, в том числе под видом санитарных рубок. В 2008 году Гринпис вскрыл такие факты на Карельском перешейке в Ленинградской области. В 2012 году сплошные рубки водоохранных зонах обнаружены в Республике Карелия.

В настоящий момент это прямо противоречит закону. И если станут известны имена тех, кто скрывает подобные нарушения, то последуют увольнения и штрафы. Возможно, что эти поправки лоббируются теми, кто хочет добраться до последних нетронутых пока еще ценнейших водоохранных лесов и избежать наказания за «превышение должностных полномочий» в прошлом. Остановить массовые вырубки лесов по берегам еще можно!

 

* * *

 

Гринпис-Россия призывает вас обратиться к Председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву с требованием отклонить очередной природооразрушающий законопроект.

Обращение можно направить по почте: 103274, Москва, Краснопресненская наб., 2, Дом Правительства, либо в электронном виде — через официальный Интернет-портал Правительства РФ (при обращении через интернет-портал размер текста не должен превышать 5000 символов).

Примерный текст обращения:

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Минприроды подготовило поправки в Лесной кодекс, разрешающие проведение сплошных рубок в водоохранных зонах водных объектов. Считаю их абсолютно недопустимыми.

Эта поправка во многих регионах может привести к уничтожению последних сохранившихся массивов лесов по берегам рек, озер и других водных объектов. Сплошные вырубки по берегам рек, особенно в истоках, неминуемо приведут к ухудшению состояния этих водных объектов.

В советское и в постсоветское время леса по берегам водоемов сохранялись. И именно поэтому во многих регионах крупные массивы лесов остались только в воодоохранных зонах. Их ценность не подлежит сомнению. Они сохраняют от обмеления и загрязнения водные объекты, обеспечивают чистой питьевой водой, как лесных обитателей, так и людей, живущих по берегам водоемов. А для многих граждан России являются единственными доступными местами отдыха.

К сожалению, во многих регионах массивы старых, наиболее привлекательных для заготовителей, лесов сохранились именно в водоохранных зонах. И поэтому они всеми правдами и не правдами пытаются получить возможность рубок этих лесов, в том числе под видом санитарных. Сейчас это прямо противоречит действующему закону.

Возможно, что поправки в Лесной кодекс лоббируются теми, кто хочет добраться до последних нетронутых пока еще ценнейших водоохранных лесов, чтобы их вырубить или построить себе дачу на берегу. Тем более что для участков, где уже нет леса, гораздо проще придумать обоснование утраты им всякой ценности, после чего перевести их в земли поселений, а затем застроить коттеджами.

В связи с изложенным, прошу Вас, Дмитрий Анатольевич, отклонить эти поправки в Лесной кодекс и поручить Минприроды обеспечить сохранение водоохранных лесов без разрешения в них сплошных рубок вне зависимости от цели их проведения.

hro.org, 07/12/2012

 

 

http://www.hro.org/node/15276

 

  

Срочно голосуем на Демократоре против новой законодательной
инициативы Правительства РФ - разрешение на сплошные рубки в водоохранных
зонах. Помимо того, что это приведет к деградации водных объектов,
вырубленные берега будет проще переводить в иные категории с тем, чтоб
разрешить их застройку коттеджами.... http://democrator.ru/problem/9457

 

На Демократоре реализована функция "Голосовать против" проблемы. Для этого надо кликнуть по стрелочке (белый треугольник справа) рядом с "голосовать", а потом - "голосовать против".

 

 

 

 

Щепки лесного фонда

Захват лесов Гослесфонда стал одним из скандальных разоблачений Счётной палаты. По словам Степашина, только на границе Ленинградской области и Санкт-Петербурга в частные руки незаконно переданы 97% лесов, и эти земли необходимо вернуть государству. Специалисты отмечают, что захват лесов происходит в Черноземье или на Северо-Западе по одним и тем же схемам, а власти не хотят этого замечать. Дошло до абсурда: в пригородах российских мегаполисов может остаться меньше доступных лесов, чем вокруг Гамбурга или Брюсселя, освоенных ещё в средние века.

В поисках дров

Про 97% лесов Степашин не преувеличивал: в 2006 г. в реестре Лесного фонда значилось 732 га лесов в буферной зоне Питера и Ленобласти. Это Карельский перешеек, заповедные места ведомственных дач, пристанища Репина, Ахматовой, Лихачёва. Сотка земли стоит здесь от 300 тыс. до 1 млн. рублей. И сейчас этих лесов, трижды заповедных и защищённых от любого хозяйственного освоения, аудиторы Счётной палаты насчитали 22 га, то есть примерно 3%. Рвущиеся наружу вопросы: как допустили и что делать? Ведь в законе прописано, что для перевода земель Лесного фонда в другие категории требуется подпись премьер-министра.

Но на местах обходятся без неё. Например, в 2005 г. в посёлке Сиверский (Ленобласть) 45 га Кезевского лесопарка переданы частной фирме главой района, затем перепроданы, частично вырублены. Сейчас на этих землях проведено межевание, они нарезаны на участки и продаются под жилищное строительство. Главу района звали Александр Худилайнен, и его карьера только пошла вверх – весной 2012 года он стал главой Республики Карелия.

– Ещё 5–6 лет назад лесозахватов было куда меньше, чем сегодня, – говорит координатор движения «Против захвата озёр» Ирина Андрианова. – Это объясняется тем, что под застройку хватало земель приватизированных совхозов, но сейчас они почти исчерпаны. Что делать чиновнику с предпринимателем? В советские времена существовал термин «приписные леса» – это означало, что совхоз мог взять оттуда дрова на зиму. Сегодня сложилась практика, по которой приписные леса просто используются как земли совхозов: получают разрешение на ИЖС, межуют, продают по участкам – и лесу конец.

В европейской части России подобная схема фиксируется повсеместно: Псковская, Тверская, Ярославская области. Но впереди всей страны – Ленинградская область. Например, озеро Ястребиное является особо охраняемой природной территорией, заповедником, заказником и базой альпинистов. Тем не менее часть охранной зоны передана под камнедобывающий карьер частной фирме, которая снесла 84 га леса только для того, чтобы сделать дорогу к карьеру более удобной.

– Глава Счётной палаты Сергей Степашин неоднократно говорил, что надо вносить изменения в Лесной кодекс, – отмечает юрист и правозащитник Борис Александров. – Но сначала необходимо создать условия, чтобы нынешние нормы выполнялись. Система не пресекает лесозахваты, нормы охраны не работают. Я знаю случай, когда силовики шевельнулись, поймали за руку арендатора, который незаконно спилил пять гектаров заповедного леса. Суд оштрафовал нарушителя на четыре тысячи рублей.

Вторая схема захвата лесов заключается в расширении границ поселений. Например, есть посёлок, в котором живут двадцать стариков, а вокруг перспективное озеро и лес Гослесфонда. Три пенсионера проводят собрание, на котором просят власть расширить границы, чтобы они могли построить новые дома. Власти составляют план сразу на пять коттеджных посёлков по 60 домов в каждом, областное правительство его утверждает – и полетели щепки. И что в Ленобласти, что в Рамонском районе под Воронежем – схема абсолютно идентична.

Домик в лесу

Степашин заявил, что нарушения закона неоспоримы, а масштабы таковы, что существует угроза национальной безопасности. А значит, наступает компетенция ФСБ. И у государства есть все основания вернуть те же приписные леса. Тут напугались и чиновники, обкатавшие схему, и добросовестные покупатели. Последние платят за участок в 20 соток, например, в посёлке Ганино, 3 млн. руб. – это без коммуникаций и построек. Некоторые ради этого продают квартиры в Петербурге. У них тоже могут отобрать собственность?

– Если ставить под сомнение законность аукционов на землю, то надо отменять и залоговые аукционы девяностых годов, на которых приватизировались гиганты вроде «Норильского никеля», – говорит адвокат Артём Сагитов. – Власть на это никогда не пойдёт. Вероятно, смогут отобрать сданные в аренду леса. Это можно сделать по суду, если арендатор плохо следит за территорией. Гораздо сложнее доказать, что он получил землю в результате сговора с чиновником.

Валерий Сердюков, руководивший Ленобластью до 2011 г., утверждает, что в частную собственность не передавалось ни единого гектара. Насчёт «ни единого» – можно поспорить. Но схема с арендой – третий основной способ захвата лесов. Всё просто: арендатор заявляет о своём желании получить для рекреационных целей, например, 20 га леса на берегу Финского залива на 49 лет. Рекреационные цели – это значит строить нельзя, кроме гостевого домика для туристов, персонала и инвентаря. Но прелесть в том, что получить эти 20 га можно за 200 тыс. руб. в год – такие ласковые тарифы придумали в областном правительстве. Получив лес в наём, арендатор строит вместо домика четырёхэтажную гостиницу с развлекательным комплексом, огораживает 20 га забором и ставит охрану на въезде. Он может жить здесь сам, а может принимать гостей. 200 тыс. аренды он отобьёт за пару дней новогодних каникул. И ещё вкусный нюанс: «гостевой домик» – это теперь его собственность, с которой его не так просто выгнать.

Формально, лесные аукционы проводят региональные отделения Рослесхоза, но люди из бизнеса рассказывают, что первую скрипку играют областные власти. Нередко случается, что аукцион только узаконивает факт давно совершённого захвата. Например, в начале 2012 г. экологи сообщили, что объявлены торги за участок Баковского лесничества близ Сколково, который захвачен ещё в 2008–2009 годах.

Пока не очень понятно, как власть может вернуть захваченные леса. Громкие заявления о вмешательстве ФСБ и прокуратуры звучат нередко, но за ними обычно следует лишь спуск указаний по подведомственности. То есть расследовать лесозахваты в Ленобласти поручат следователям из того же Выборгского района, которые общаются с местным бомондом, делают карьеру и, не исключено, живут в коттеджных посёлках, стоящих на землях приписных лесов.

Денис ТЕРЕНТЬЕВ

http://argumenti.ru/toptheme/n369/219641

Опубликовано: 12/12/2012
Просмотров: 4848
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32