Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Северо-полярное сближение

АРКТИКА | Арктика: ресурсы, нефть, транспортировка

Сохранить страницу

" В 20-х числах мая 2019 года в столице Канада Оттаве состоялось заседание членов Постоянного комитета парламентариев Арктического региона. В нём принял участие от России член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, сенатор от Мурманской области Игорь Чернышенко. Он сообщил прессе, что Россия и Канада – после длительного перерыва – вернулись к полноценному сотрудничеству по вопросам развития Арктики. Более того, в будущем году в Мурманске может состояться двухсторонняя российско-канадская конференция, посвящённая сотрудничеству университетов в Арктическом регионе."

Международная политика полна неожиданностей. На одной из дискуссионных площадок, в «Парламентской газете», автору этих строк довелось услышать фразу одного уважаемого эксперта о том, что Россия и Великобритания никогда не найдут общий язык и всегда будут относиться другу к другу враждебно.

 

Мне показалось, что делать такие выводы на длительную перспективу крайнее опрометчиво. Я привёл два довода. Первый из них отсылал аудиторию к истории российско-британского соперничества, развернувшегося в конце позапрошлого века на территории Азии. То есть к так называемой «Большой игре», кульминацией которой стала русско-японская война, в которой за спиной Страны восходящего солнца стоял её главный союзник — Туманный Альбион. Взаимная враждебность двух стран в то время была настолько сильной, что в российской прессе невозможно было произнести доброе слово по поводу британцев, а призыв к англо-русскому сближению мог быть приравнен к национальному предательству. Но прошло всего два года после окончания этой неудачной для России войны, и Империя Романовых заключила с Англией договор о разграничении сфер влияния в Азии, открывший дорогу к дальнейшему сближению двух держав, увенчавшемуся в конце концов их военным союзом против Германии.

 

 

Другой пример неожиданных и парадоксальных сближений предоставляет нам как раз Арктика. В 20-х числах мая 2019 года в столице Канада Оттаве состоялось заседание членов Постоянного комитета парламентариев Арктического региона. В нём принял участие от России член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, сенатор от Мурманской области Игорь Чернышенко. Он сообщил прессе, что Россия и Канада — после длительного перерыва — вернулись к полноценному сотрудничеству по вопросам развития Арктики. Более того, в будущем году в Мурманске может состояться двухсторонняя российско-канадская конференция, посвящённая сотрудничеству университетов в Арктическом регионе.

 

 

С 2014 года отношения Канады и России по вопросам приарктического сотрудничества были полностью прерваны. Канада бойкотировала состоявшееся в Москве заседание Арктического Совета. Вообще, из всех стран Запада Канада наиболее жёстко отреагировала на присоединение Крыма и в целом на украинский кризис, вплоть до оказания Украине максимальной военной помощи. Свою роль в этом сыграло и наличие большой украинской диаспоры в Канаде, и в целом очень тёплые отношения двух стран, но, возможно, главным был всё-таки фактор цивилизационной идентичности. Канада тогда мыслила себя в качестве почти идеальной страны либерально-капиталистического Запада — без колебаний в сторону социализма, характерного для стран континентальной Европы, и без тяготения к национал-популизму, столь заметному в США и, как оказалось, не чуждому также Великобритании. Канада представляла собой идеальный оплот либерального глобализма — с огромным влиянием сырьевых корпораций и незначительным контролем над ними федерального правительства.

 

Для многих на Западе и, думаю, для значительного либерального сегмента в России Канада казалась образцом поведения для нашего Отечества. Северный континентальный гигант с минимальными геополитическими претензиями, не создающий больших проблем для Соединённых Штатов и Евро-Атлантики в целом. Знающий свое место и не претендующий на расширение своего международного влияния. Нового премьер-министра Канады Джастина Трюдо постоянно ставили в пример президенту Дональду Трамп в качестве абсолютного лояльного нормам западной цивилизации руководителя страны. В одном американском журнале даже появилась статья о том вреде, который нанесла человечеству Американская война за независимость: если бы Соединённые Штаты в XVIII веке не выступили против Великобритании, сегодняшняя Америка один в один напоминала бы Канаду. При этом забывалось, что в этом случае, скорее всего, преимущество имели бы рабовладельческие южные штаты, прекрасно устроившиеся в глобальной экономике тех лет в качестве аграрного придатка индустриальной Британии.

 

Вероятно, враждебное отношение к России, столь ярко проявившееся в Канаде в период кабинета Стивена Харпера, объяснялось в том числе и стремлением официальной Оттавы подчеркнуть особое положение своей страны в Евро-Атлантическом сообществе — как своего рода северного полюса либерального глобализма.

 

Однако эта навязанная идентичность оказалась во многом ложной, что весьма ярко проявилось именно в арктической политике Канады. Канада — одна из пяти арктических прибрежных держав. Её континентальный шельф в Северном Ледовитом океане, согласно недавно поданной в Комиссию ООН заявке, должен составлять 1,2 млн. квадратных километров. Но Канада фактически первой из арктических держав, ещё в первые десятилетия прошлого века, потребовала себе в суверенное использование определённый сектор Северного Ледовитого океана. Потом эта система разделения Арктики на сектора была пересмотрена после принятия ООН в 1982 году Конвенции по морскому праву.

 

И сегодня Канада из всех западных стран наиболее последовательно отстаивает суверенитет над своим океаническим сегментом в Арктике. Как подчеркнул на недавнем семинаре по Арктике, организованном РСМД на площадке Военно-исторического общества в рамках Книжного фестиваля «Красная площадь», известный специалист по Арктическим вопросам, сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова П.А. Гудев, Канада стремится расширить свой бассейн, используя в том числе и такое понятие, как «зона экологической ответственности». То есть она использует экологическую проблематику в качестве средства расширения национального суверенитета, а не его ограничения.

 

Итак, Канада в вопросах арктической политики оказывается одним из наиболее «суверенистских» государств Запада, а отнюдь не тем адептом либерального глобализма, каким она сама стремилась представить себя в предшествующие годы. Неслучайно именно к понятию суверенитета прибегла и министр иностранных дел Канады Христя Фриланд при подаче заявки в Комиссию ООН. «Определение нашего континентального шельфа, — сказала она, — имеет решающее значение для того, чтобы обеспечить наш суверенитет и служить интересам всех людей, включая коренные народы в Арктике».

 

Здесь и обнаруживается, вероятно, точка парадоксального пересечения интересов Москвы и Оттавы. Россия отстаивает свои суверенные права на использование Северного морского пути, Канада пытается сделать то же самое в отношении Северо-Западного прохода, проходящего рядом с островами Канадского Арктического архипелага. Обе страны находят общий язык и в отношении претензий других стран, в частности Китая, на получение статуса «приполярного» государства и тем самым обретения права на беспрепятственное использование морских путей в Арктике. Любопытно, что Канада подверглась жёсткой критике государственного секретаря США Майка Помпео на последнем саммите Арктического совета в Финляндии именно за «незаконные притязания» в Арктике. Речь шла, очевидно, всё о том же Северо-Западном проходе, относительно использования которого США имеют с Канадой давние разногласия.

 

 

Неожиданно возникшее ситуативное «арктическое» сближение России и Канады, которое может быть продолжено и в будущем году, даёт нам совершенно особое представление о сути тех процессов в мировой политике, которые разворачиваются в настоящее время. Похоже, что мы постепенно возвращаемся к той эпохе, когда, перефразируя известное выражение одного британского премьера, не бывает «постоянных врагов» и «постоянных друзей», а бывают только расходящиеся и пересекающиеся интересы. Если уж такие антиподы, как Россия и Канада, оказываются способны договариваться по отдельным вопросам, оставив в стороне обще-цивилизационные разногласия, значит, наивно ожидать, что другие державы будут продолжать руководствоваться той или иной идеологией, принося в жертву экономические интересы. Это не означает, что вопросы цивилизационной идентичности отойдут совсем в сторону, но они явно не будут являться единственным фактором мировой политики.

 

 

Арктическая конфликтная система будет обладать своей долей автономии от систем дальневосточной и центрально-европейской. «Друзья» в одной системе могут оказаться «противниками» в другой и, как выясняется, может случиться и обратное.


 

Автор: Борис Межуев

 

https://goarctic.ru/news/severo-polyarnoe-sblizhenie/?sphrase_id=1803&fbclid=IwAR2b8t1TThris2gxyvEaHTobo0HS7AUi65SSodeCQWmxMJMgaYhOhzsZIV4

Опубликовано: 10/06/2019
Просмотров: 480
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32