Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Искать
 
 
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Хочет ли Россия уничтожить человеческую цивилизацию

СТРАНА | Государство, Власть

Сохранить страницу

Александр ЦИПКО // Имперский проект умер, пора заняться обустройством своей страны. Что стоит за массовой высылкой российских дипломатов из стран Запада? Первое. Несомненно, нынешний мир однополярен. И – вопреки нашим русским фантазиям – в ближайшее десятилетие будет однополярным. Китай как был вторичным в технологическом отношении, так им и останется. А потому ни одна из тех стран, которые связывают свое будущее с Западом, не смеет, как говорит наш министр иностранных дел Сергей Лавров, противостоять «давлению США». 

Второе, о чем наши политики вслух не говорят. За солидарностью современного Запада стоит восприятие нынешней России как угрозы, как непонятной, непредсказуемой страны. По большому счету мы сегодня мало кому нужны, мало кто нами интересуется, даже те страны Запада, которые выживают за счет наших нефти и газа. Наверное, такого пренебрежительно-равнодушного отношения к России как к чему-то потустороннему никогда еще не было. Никогда! Вместо того чтобы стать частью общеевропейского дома, на что мы рассчитывали в годы перестройки, Россия превратилась в «дикое поле», которое страны Запада обходят по дороге к себе домой. Никогда мы не были так одиноки, как сейчас. Нет друзей, нет союзников, живем как в осажденной крепости. Как предвидел еще Иван Ильин, страны Восточной Европы, которые Сталин в конце 1940-х осчастливил советским социализмом, образовали вокруг нас кольцо врагов. А сейчас эта ситуация пополнилась жаждой реванша антирусской Украины. По природе «незалежная» Украина обречена быть антирусской. Таковы неотвратимые последствия «исправления исторических ошибок Хрущева», о чем автор этой статьи говорил еще весной 2014 года.

Великодержавная самоизоляция

Политика США, которую проводила госпожа Нуланд на втором майдане, спровоцировала операцию с «зелеными человечками» как ответную меру. В тот момент это была, наверное, единственная возможность заявить миру о нашем национальном достоинстве. Тут уже, как всегда в русской истории, все зависело от случая, от строя души человека, который в тот момент оказался во главе русского государства. На самом деле все, что происходит сегодня с Россией, является результатом выбора окружающих Путина олигархов, сделавших ставку на волевого силовика с русским национальным характером.

В нынешней самоизоляции России повинен во многом и сам Запад. Своим пренебрежительно-высокомерным отношением к посткоммунистической России, к ее лидерам он провоцировал не только обиду, но и жажду державного реванша. Ельцину было все равно, как к нему относятся лидеры «большой семерки», а Путин не умел общаться с ними не на равных. Жажда восстановления былой российской сверхдержавности превратилась сегодня в большую русскую политику, породила новую версию холодной войны. За новой холодной войной, слава богу, стоят только эмоции, особенности русского национального характера.

История с присоединением Крыма, а потом с попытками реализовать проект «Малороссия» с философской точки зрения является продуктом соединения многих случайностей. Ничего не мешало нам склонить Януковича к отказу от идеи экономической ассоциации с Евросоюзом за полгода до ноябрьского, 2013 года, саммита в Вильнюсе. Но окружению Путина, наверное, было не до этого, оно думало только о том, как бы порадовать президента блестящими победами на сочинской Олимпиаде. Можно было избежать майдана и последовавшей катастрофы русского мира и после подписания Януковичем договора об ассоциации с Евросоюзом. Как рассказывал мне исполняющий обязанности премьер-министра Украины Арбузов, команда Януковича могла отказаться от ратификации этого договора в Раде, потянуть время, пока не улягутся прозападные страсти. Логика кризиса предложила России приманку в виде возможности присоединения Крыма, и мы на эту приманку клюнули. Никто уже не мог помешать решению Путина сделать шаг на пути к возрождению державной России, которая исходит прежде всего из своих национальных интересов.

Конечно, за таким поворотом событий стоит традиционное русское самодержавие, возрожденное при Путине и не без его инициативы. Да, народ устал от хаоса и анархии 1990-х, он всячески приветствовал возвращение России в ту ситуацию, когда власть в стране сосредотачивается в руках одного человека. Я сам, грешный, был среди тех, кто формулировал философию «вертикали власти», и, кстати, придумал термин «национальный лидер». Но и я, и мне подобные патриоты забыли, что России угрожают не только анархия и хаос, но и своеволие самодержца. Проблема в том, что мы сегодня живем в России, где нет политики, где воля и импульсы души одного человека решают судьбы многомиллионной страны. Но надо осознавать: когда всего один человек определяет судьбы страны с ядерным оружием, это несет в себе потенциальную опасность не только для России, но и для всего человечества. Трагедия России в том, что вертикаль власти, противостоящая опасности русского хаоса, неизбежно превращается в традиционное всевластие одного человека. У меня лично все больше и больше укрепляется сомнение в самой возможности создания русским человеком политической системы с разделением властей, с механизмом страховки от ошибок лидеров страны. Мы не можем того, что сегодня в состоянии сделать даже многие страны Африки.

В результате мы имеем то, что имеем. С одной стороны — искренняя, неподдельная радость миллионов людей по поводу возвращения Крыма, а с другой — растущее изо дня в день жесткое противостояние России с лидером современной западной цивилизации — США. Самое страшное, что возвращения к временам более-менее устойчивого партнерства с США на наших условиях не просматривается. Мы уже никогда не вернемся к марту 2014 года — к России без Крыма, а Запад и США никогда не примирятся с Россией, которая оставляет за собой право на привилегию исходить во внешней политике только из своих интересов. Тупиковая ситуация. Возникшее противоречие между Россией и Западом пока что неустранимо. По мнению многих экспертов, враждебное отношение США и всего Запада к России просуществует годы. США никогда добровольно не откажутся от нынешней гегемонии во имя того, чтобы Россия, как во времена СССР, стала одним из центров воображаемого многополярного мира. А мы, по крайней мере при Путине, никогда не примиримся с нынешней ситуацией, когда предпринимаются попытки создать новый мировой порядок, не считаясь с интересами России. России очень трудно примириться с логикой нового глобального мира, где лидерство принадлежит только развитым в экономическом отношении странам. Рискну утверждать, что за нашими нынешними болезненными великодержавными амбициями стоит капитуляция, неспособность осознать размеры цивилизационного отставания России от развитых стран Запада. Мы, наверное, не в состоянии пройти необходимый путь кропотливой работы, который прошел Китай со времен Дэн Сяопина.

Трудно быть богом?

Возвращается не просто холодная война. Вместе с нынешним конфликтом между Россией и Западом на повестку дня встала возможность ядерной войны с неизбежной гибелью человеческой цивилизации. И правда состоит в том, что впервые за последние годы в публичном пространстве о возможности ядерной войны — значит, неизбежной гибели человечества — заговорил именно президент России Владимир Путин. В 2014 году во время «русской весны» Путин сказал о возможности применения Россией ядерного оружия как «защитной меры», если Запад военным путем будет препятствовать «исправлению ошибок Хрущева». Понятно, и военная доктрина США, и военная доктрина России предусматривают использование ядерного оружия. Правда, Россия, в отличие от США, говорит о применении ядерного оружия как об ответной мере. Но неожиданным является то, что именно Россия начала говорить о том, о чем перестали говорить после перестройки Горбачева, — о вполне возможной гибели человечества в ядерной войне. Да, говорил Путин накануне мартовских президентских выборов 2018 года, если я буду точно знать, что ракета с ядерным зарядом летит в нашу сторону, то я как гражданин России, как ее президент дам команду уничтожить все человечество. «А зачем нам такой мир, если там не будет России?» — вопрошал Путин.

Я сейчас не анализирую логику оправдания Путиным своей готовности уничтожить все человечество в ответ на принятое нашими противниками «решение уничтожить Россию». Эта логика, несомненно, существует. Хотя она и ветхозаветная: око за око, зуб за зуб. Да и тут не все гладко. По логике Путина, по зубам получат не только США, но и все остальное человечество, которое не имеет ядерного оружия и которое сегодня с ужасом смотрит, как Россия и США играют своими мускулами. И самое страшное состоит в том, что логика ядерного противостояния России и США может привести к гибели миллионов ни в чем не повинных людей. Неужели это результат Божественного провидения?

Впервые за многие десятилетия в результате «русской весны» была актуализирована тема уничтожения человечества. Надо сказать, что не каждый лидер России решился бы так спокойно говорить о том, что вполне возможна ситуация, когда придется стать богом и отправить в мир иной все человечество. На мой взгляд, среди руководителей СССР последних десятилетий или среди приближенных к вершинам власти не было подобной личности. В начале перестройки в Волынском-2 я часто общался практически со всеми членами политбюро. Видит бог, среди них не было никого, кто смог бы так спокойно рассуждать о гибели человечества, как Владимир Путин. Николай Рыжков? Никогда! Александр Яковлев? Никогда! Я уже не говорю о Михаиле Горбачеве.

Возможно, за разговорами о гибели человечества стоит религиозный характер мышления Путина, предполагающий апокалипсис. Хотя зачем Путину бог, когда он сам стал равным богу и спокойно рассуждает о том, когда и при каких условиях он как президент России даст команду уничтожить все человечество?

Кладбищенский патриотизм

Вот чем оборачивается то, чего мне так хотелось в конце 1990-х, — приход военных к власти в России. Наверное, никогда лидер России из гражданских не приблизился бы настолько к красной черте, за которой тотальная смерть. Конечно, пока Россия обладает ядерным оружием, повторение истории с Хиросимой и Нагасаки на нашей территории невозможно. Исключена и гипотетическая возможность, о которой говорит Путин: руководство США вдруг примет решение уничтожить нашу страну. Не забывайте и то, что западный человек ценит человеческую жизнь в десятки раз больше, чем мы, Запад никогда не будет рисковать жизнью своих людей, чтобы уничтожить Россию.

Меня пугает не только актуализация проблемы ядерной войны и гибели человеческой цивилизации, но и тот факт, что значительная часть населения современной России довольно спокойно реагирует на эти разговоры о неизбежной гибели человечества. Такого равнодушия к проблеме смерти человечества не было у русских людей в советское время. Это говорит о том, что сложившаяся за четыре года привычка к жизни в осажденной крепости подрывает и без того слабый у нас инстинкт самосохранения. Не случайно интервью Путина, в котором он описывал возможность гибели человеческой цивилизации, было направлено прежде всего «путинскому большинству». И Путин не ошибся — его электорат стал «ядерным». Этот электорат вдохновляет не только тот факт, что мы имеем все необходимое для обеспечения безопасности страны, но и что наши ракеты могут долететь до Калифорнии. Нет уже того русского человека, который во времена Брежнева приговаривал: «Лишь бы не было войны!» Как выясняется, для современного русского человека несимпатичен мир, где «Россию не уважают». Иначе я не могу объяснить поразительную популярность Путина после возрождения холодной войны. Владимир Ленин не был «русским национальным типом», как утверждал Лев Троцкий. Но Владимир Путин, как я все больше и больше убеждаюсь, действительно является олицетворением подлинной русскости во всей ее глубинной противоречивости.

Я не знаю, в какой мере Виталий Третьяков верит в ценности «кладбищенского патриотизма», который он пропагандирует в последнее время на экранах нашего телевидения. Несколько дней назад он в полемике со мной, развивая мысли Путина о возможности уничтожения Россией человеческой цивилизации, говорил о том, что подобное решение не обязательно должно быть ответной мерой на угрозу уничтожения России, оно возможно как превентивная, опережающая мера в том случае, если мир будет оставаться однополярным, если США не откажутся от своего главенства. На мое возражение, что в этом случае мы уничтожим не только человечество с его современным лидером в лице США, но и самих себя, Виталий Третьяков ответил, что ни к чему нам продолжать жить в однополярном мире, где с нами никто не считается. «Достоинство нации выше самой жизни», — провозгласил он.

Я никогда не поверю, что любящий все радости жизни гедонист Виталий Третьяков, которого я знаю почти 40 лет, готов во имя национального достоинства погибнуть вместе со своей женой и любимым сыном. Но, на мой взгляд, он очень точно отразил настроения многих русских людей, которые не могут примириться с главенством США в современном мире. В этих настроениях очень много от глубинной русскости, от философии человека «из подполья», о котором писал Федор Достоевский. Помните монолог этого «подпольного» человека: «Да, я за то, чтоб меня не беспокоили, весь свет сейчас же за копейку продам. Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить». Я в последние три года очень часто слышал от простых русских людей, далеких от политики: «Пусть погибнет мир, в котором правят америкосы! Я сам готов погибнуть, лишь бы дать по морде этим обнаглевшим пиндосам».

Национальное достоинство и жизнь

Это глубинное противоречие между нашей ностальгией по утраченной великодержавности, между тем, что мы связываем с понятиями «суверенитет», «национальное достоинство», и тем, кем мы являемся сегодня на самом деле, чем мы обладаем и что мы можем, как раз и является причиной расширяющегося каждый день конфликта между Россией и Западом. Путин в своей мюнхенской речи 2007 года говорил, что история тысячелетней России оставила нам, русским, привилегию проводить свою внешнюю политику независимо, то есть полагаясь исключительно на свои интересы. И мы, сказал президент, «не собираемся изменять этой традиции сегодня». Но трагедия состоит в том, что Запад и США обладают реальной привилегией лишить нас источников экономического развития, а мы, к сожалению, обладаем только привилегией выслать их дипломатов или испытать в очередной раз межконтинентальную ракету, которая может долететь до Флориды. И в этом, на мой взгляд, состоит глубинное противоречие нашей нынешней внешней политики. У нас на самом деле нет серьезных экономических, социальных, цивилизационных оснований на какие-либо державные привилегии. Кстати, если быть точным, то и царская Россия не всегда обладала привилегией проводить свою внешнюю политику независимо от других стран Европы. Начавшая индустриализацию прежде всего при помощи французских кредитов, Россия Николая II уже не имела привилегии на сепаратный мир с Германией. Сталин имел привилегию проводить независимую внешнюю политику, к примеру строить социализм в Восточной Европе, ибо его не смущала гибель миллионов людей от голода. Не надо забывать, что обычно «независимая внешняя политика», оберегающая державное достоинство руководителей России, всегда достигалась за счет обнищания народа. И нынешняя привилегия, породившая «русскую весну», тоже неизбежно ведет шаг за шагом к сворачиванию доходов населения. Так что исключений из названного мной правила не было и быть не может. Тем более в нынешнем глобальном мире.

Здесь встает главный вопрос, от решения которого действительно зависит будущее России. Смогут ли российская политическая элита и современный российский народ привести свое представление о национальном достоинстве и национальном суверенитете в соответствие с реалиями современного мира, со своими долговременными интересами? Нетрудно увидеть, что начиная с весны 2014 года мы жили и продолжаем жить радостями одного дня, не задумываясь над тем, чем мы будем оплачивать эти радости завтра, какую Россию мы оставим своим детям и вообще оставим ли мы нашим детям свою страну. Совсем не случайно вопрос о будущем России был снят с повестки дня на мартовских президентских выборах 2018 года. Но, может быть, пора остановиться и больше не демонстрировать привилегию по-русски пренебрегать интересами жизни, потребностями простого русского человека, который на протяжении веков страдал от различного рода великодержавных амбиций его руководителей? Может быть, не стоит во имя мифа о возрождении былой державности России рисковать жизнью людей, будущим российской нации, продвигать нынешнюю холодную войну к пропасти человеческого небытия? Может быть, достаточно того, что коммунистическая власть на протяжении десятилетий мучила и убивала народ во имя, как оказалось, пустых идеалов коммунизма?

Посмотрим правде в глаза. На самом деле нет каких-либо серьезных оснований, по крайней мере на сегодняшний день, актуализировать проблему ядерной войны. На самом деле никто не посягал на территориальную целостность России после распада СССР, не посягал даже тогда, когда мы не были в состоянии дать достойный военный ответ подобного рода посягательствам. И самое важное: никто не посягает на территориальную целостность нынешней России, воссоединившейся с Крымом. И слава богу! Пора успокоиться и начать мыслить. Пора научиться соотносить свои представления о национальном достоинстве с более глубинными интересами сохранения российской нации, сохранения цивилизационных и геополитических условий своей тысячелетней государственности. Ведь у нас в истории русскую идею выражали не только скопцы или подпольный человек Достоевского, но и, к примеру, Александр Невский. Об уроках, которые он нам оставил, мы забыли. Бывают ситуации, когда лидеру России приходится жертвовать очень многим, и прежде всего личным достоинством, чтобы сохранить свой народ, его веру, право на жизнь в будущем. Может быть, пока сохранилась Россия и объективные возможности для облагораживания нашей русской жизни, обратить свои взоры к самим себе, заняться преодолением нашей русской бедности, сделать что-то для преодоления нашего нынешнего кричащего неравенства, чтобы у людей действительно появилась вера в будущее России?

Об авторе: Александр Сергеевич Ципко — доктор философских наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН.

 

http://www.ng.ru/ideas/2018-04-05/5_7205_civilization.html

Опубликовано: 08/04/2018
Просмотров: 94
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
 
 
 
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
16/04/2018
03/04/2018
31/03/2018
24/03/2018
Другие

Кейсы
 
 
 
 
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2018, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32