Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Искать
 
 
 
 
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

В Первой городской больнице Архангельска стали проводить операции по восстановлению нормального ритма сердца

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ | Здоровый образ жизни, Медицина

Сохранить страницу

Первая городская больница имени Еликаниды Волосевич вошла в число десяти в России, выполняющих операции по восстановлению нормального ритма сердца с использованием видеоэндоскопического комплекса

 

Первую в больнице торакоскопическую радиочастотную абляцию провели сердечно-сосудистый хирург, кандидат медицинских наук Дмитрий Быстров, заместитель главного врача больницы по хирургии, кандидат медицинских наук Виктор Поздеев с участием заведующего кардиохирургическим отделением, кандидата медицинских наук Алексея Шонбина.

Сердце зашлось

24‑го октября «ПС» рассказала о сентябрьской операции хирургов больницы — по пересадке родственной почки, тоже сделанной в Архангельске впервые. По масштабу прорыва для региона, по значимости для жителей области операции равноценны. Но если о пересадке получилось рассказать эмоционально — благодаря откровенности донора и реципиента, благодаря тому, что результат «после» отличался от «до», как белое отличается от чёрного, то восстановление ритма сердца живописать сложно. В том числе потому, что часть больных с аритмиями может вообще не замечать их. Хотя аритмия, как и почечная недостаточность, чревата смертельными последствиями.

По статистике, фибрилляция предсердий — одна из самых распространённых аритмий, которой страдают два процента населения Земли. Этот показатель растёт и будет расти — в связи со старением населения. В области около 24 тысяч человек страдают фибрилляцией предсердий. Диагностированы не более 10 процентов.

Суть заболевания: в сердце, перегоняющем кровь, — два предсердия и два желудочка. Чтобы желудочки сократились, нужно, чтобы они наполнились кровью. За это отвечают предсердия. При фибрилляции предсердий они не сокращаются, и кровь затекает в желудочки самотёком, что ненормально. Здоровые люди работу сердца не замечают вообще. Нездоровые, с аритмиями, начинают чувствовать сердцебиение. У одного «заколотилось», у другого «трепещет». При нагрузке может стать плохо. Появляется одышка. А есть пациенты, которые ничего не чувствуют, но однажды у них случается инсульт.

Как это лечили раньше

Рассказывает Дмитрий Быстров:

— Первоначально к нам попадали пациенты с заболеванием клапанов сердца либо с ишемической болезнью сердца. Аритмия была «попутным» заболеванием. А когда мы начали обращать внимание именно на аритмию, делали АКШ или пластику клапанов и плюсом — операцию «Лабиринт» (смысл — шить и резать, чтобы образовалась рубцовая ткань, которая не пропускала бы импульсы из очагов аритмий). Операция хорошая, эффективная, но она сложная, продолжительная, с повышенным риском кровотечения, травматичная. Первую такую — в 2006‑м — выполнил Алексей Николаевич Шонбин (всего их сделано 30). И уже тогда мы думали о других методиках.

В 2013‑м у нас появился радиочастотный генератор, который позволяет воздействовать на аритмогенные участки сердца. 54 радиочастотных абляции в условиях искусственного кровообращения, когда сердце останавливается, к ноябрю этого года мы сделали пациентам, у которых основным вмешательством были коронарное шунтирование или коррекция клапанного порока сердца.

Но тогда же, в 2013‑м, мы узнали о применении этой методики при изолированной фибрилляции предсердий (то есть у больных без сопутствующей патологии). Сегодня есть три направления лечения этого заболевания. Можно добиться нормальной частоты сокращений таблетками. Эндоваскулярный метод позволяет через прокол в вене завести в сердце специальный катетер, и под контролем навигационных систем «прижечь» аритмогенные участки (эффективность метода в отдалённом периоде — 30–50 процентов). Он хорош для пациентов с редкими приступами нарушения ритма. Около 200 таких операций в год делают Первая городская и областная больницы.

И третий метод — хирургический. Фибрилляцию предсердий можно затормозить, но не остановить. Поэтому операция показана пациентам при рецидивах аритмии после ранее выполненной «катетерной» радиочастотной абляции. Эффективность хирургического метода — около 90%.

Если же сразу выявлена форма заболевания, когда ритм не восстанавливается длительное время, когда очаги формируются не вокруг лёгочных вен, а уже где угодно — это однозначно хирургическая проб­лема.

«Пешие» полёты и операции

На первый взгляд, только за уши можно притянуть сравнение полётов пилотажных групп и работу хирургов. Но послушайте тех и других. Ведущий пилотажной группы «Стрижи» Сергей Осяйкин рассказал в интервью ИА «Амител»:

— Чтобы настроить мозги на полёт, мы разбираем его ещё на земле. У нас это называется пешим полётом: надо пройти его так, как он будет выполняться в воздухе. Уединяемся и обговариваем все особенности. Например — построения пилотажа, связанного с новым местом, где мы будем летать, потому что есть разные препятствия — крыши, трубы. Каждый раз — и новые условия погоды: ветер, облака. В воздухе нет времени обсуждать детали, там нужно действовать.

То же самое, как рассказал Дмитрий Быстров, — у хирургов при подготовке к операции по новой методике. Вроде, и небо (анатомия человека) известно, и самолёт (оперируемый орган) изучен вдоль и поперёк, но каждый раз появляются новые обстоятельства. У лётчиков — разные высота, расстояние до зрителей, фигуры пилотажа. У хирургов — новый пациент со своим букетом заболеваний, новый доступ к органу — через крохотные проколы (а не через разрез скальпелем), операция на работающем (а не остановленном) сердце. Которое к тому же хирург видит не напрямую глазами, а на мониторе.

— При подготовке к этой операции заведующий отделением Алексей Николаевич Шонбин побывал на курсе у известного американского хирурга-аритмолога Джимми Какса. Я прошёл стажировку в Москве в госпитале управделами президента, где работает лидер этих операций у нас в стране Олег Пиданов. Интересовали детали. Например, как провести зажим под лёгочные вены.

Готовясь к операции, мы тоже составили детальный план. Прописали показания для пациентов, по которым и отбирали больных (пока — десять человек). Постарались учесть все «мелочи», начиная от «обрабатываем операционное поле, накрываемся, чтобы были свободны средне-подмышечная и передне-подмышечная линии» до пошаговой анестезии. Она тоже отличалась от обычной, потому что предстояло поочерёдно отключать лёгкие.

Прописали действия хирурга: левую руку положить здесь, правой вкручивающим движением ввести инструмент... Это — протокол. Каждый пункт не раз вспоминали, пересматривали видеозапись операции, отрабатывали методику в симуляционном классе, где есть макеты, вырезанные из подручных материалов (поролона, резины, силиконовых труб) и имитирующие ткани сердца. Делали это не раз и не два — всей бригадой, включая операционную сестру Аллу Чебыкину.

Как это выглядит в «кино»

 

К сожалению, у наших кардиохирургов нет видеоэндоскопической стойки, которая могла бы снять операцию на видео (цена вопроса – около шести миллионов рублей). Но в Сети есть ролики, доступные всем. По ним, кстати, опытные хирурги вполне себе могут учиться.

Что видно? На экране с увеличением в пять раз бьётся сердце. У меня нет аналогий. Вряд ли кто‑нибудь когда‑нибудь пытался разрезать что‑то шевелящееся. Всё, что понимаю: две «палочки» пробираются сквозь ткани. Мы смотрим запись в кабинете Виктора Поздеева, уточняю:

— Это они подкрадываются к лёгочным венам?

— Да. Вскрыли перикард. Надо найти и выделить вены, что идут из лёгких. Завести туда специальный аппарат-прижигалку. И радиочастотой убить пути, которые сбивают ритм сердца.

— А что это они захватили?

— Ушко левого предсердия.

— Зачем?

— Чтобы прошить или удалить: в нём могут образовываться тромбы, которые могут стать причиной смерти.

— Само прижигание тоже опасно?

— Тут такие сосуды – не то заденешь – не успеешь даже «мама» сказать.

Разумеется, операции с открытым доступом значительно проще для врача: разрезал – и вот он, больной орган, делай с ним что надо. Но вскрытие грудной клетки – тяжёлая травматичная операция, после которой пациенту требуется длительная реабилитация. «Бонусом» – шрам на всю оставшуюся жизнь. Однако в XXI веке даже мужчинам не столь важно, что там им поправят внутри, как то, что останется снаружи.

А тут – всего по три дырочки справа и слева. Через две заводят манипуляторы-инструменты, через третью – эндоскоп. После радиочастотного воздействия ритм сердца восстанавливается прямо на операционном столе. Первый пациент в тот же день в реанимации вставал. На седьмой его выписали.

Чем ещё операция на сердце схожа с полётами? Если расстояние между крыльями самолётов пилотажных групп бывает всего метр (на что тоже жутко смотреть, потому что в небе и скорости сумасшедшие), движения рук хирурга измеряются миллиметрами. А скорость – как на сильно замедленном повторе. Но там и там цена ошибки – смерть.

Что дальше?

Даже эффективность операции в 90 процентов не устраивает кардиохирургов. Поэтому на очереди – гибридные операции (пока их делают только в Новосибирске). Лечение фибрилляции предсердий станет проходить в два этапа (но за одну госпитализацию): торакоскопическую абляцию левого предсердия будут выполнять кардиохирурги; радиочастотную катетерную абляцию – ангиорентгенхирурги. Эффективность вмешательства достигнет 99,9 процента.

***********************

ИСТОРИЯ

На работающем сердце

Из истории кардиохирургического отделения Первой городской больницы имени Еликаниды Волосевич

1988 год

На базе третьего хирургического отделения Архангельской городской клинической больницы № 1 выделено 35 специализированных коек для оказания хирургической помощи больным с патологией аорты и магистральных сосудов.

1993 год

Выполнена первая операция аортокоронарного шунтирования (АКШ) на работающем сердце. С октября 1993 года операции реваскуляризации миокарда выполнялись в условиях искусственного кровообращения (ИК) и кардиоплегии.

1995 год

Производятся операции при приобретенных пороках сердца.

1997 год

При врожденных пороках сердца, опухолях сердца, аневризмах грудной аорты.

1998 год

В хирургическую практику внедрены операции коронарного шунтирования на работающем сердце без искусственного кровообращения (с 2003 года их выполняется абсолютное большинство по отношению ко всем операциям изолированной реваскуляризации миокарда – более 95 процентов ежегодно). По этой технологии в отделении оперировано более 4 700 больных ишемической болезнью сердца.

1999 год

Создано самостоятельное отделение сердечно-сосудистой хирургии на 45 коек.

2005 год

Открыты отделения кардиохирургии (30 коек) и ангиохирургии (36 коек), отделение кардиохирургической реанимации на десять коек.

2016 год

В отделении кардиохирургии 29 коек (из них четыре кардиологических – для проведения коронарографии и инвазивных исследований сердца), восемь палат. Операции проводятся на трех операционных столах.

Заведующий отделением (с 2008 года) – Алексей Николаевич Шонбин, Заслуженный врач РФ, сердечно-сосудистый хирург высшей категории, кандидат медицинских наук, главный внештатный кардиохирург министерства здравоохранения Архангельской области. Проходил обучение и стажировки в ведущих кардиохирургических центрах России (РНЦХ им. Б. В. Петровского, НЦССХ им. А. Н. Бакулева, НИИ трансплантологии и искусственных органов им. В. И. Шумакова), Норвегии, Англии, Израиля, Бельгии, Испании.

Всего до 2017 года в отделении выполнено более 9500 операций на сердце, из них более 4400 вмешательств в условиях искусственного кровообращения.


Елена МАЛЫШЕВА. Фото Артёма Келарева

http://pravdasevera.ru/society/-agphe86s

Опубликовано: 27/11/2017
Просмотров: 81
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
 
 
 
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
12/12/2017
11/12/2017
05/12/2017
22/11/2017
Другие

Кейсы
 
 
 
 
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2017, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32