Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Половина россиян смотрит в будущее со страхом // Каждому десятому работнику зарплаты не хватает на еду // Число бедных в России в 2016 году выросло на 300 000

СТРАНА, Москва-метроПолия | Экономика, инвестиции

Сохранить страницу

Уверенность в завтрашнем дне осталась в СССР. Лишь половина россиян — 45%, размышляя о будущем, ощущают чувство уверенности в завтрашнем дне. Вторая половина — 46% смотрит вперед, скорее, со страхом. Такие данные получены в ходе опроса «Фонда общественного мнения» // Сергей Аксенов

Оптимисты объясняют свою веру в лучшее устойчивым настоящим (10%), востребованностью на работе (7%), надеждой на собственные силы (6%), на власть (5%) и в целом на стабильность (5%).

Пессимисты аргументируют мрачный взгляд на жизнь в основном экономическими причинами: низкими заработками и пенсиями (9%), реальной или возможной безработицей (9%), а также ростом цен (5%). При этом самым опасным они считают разрушение стабильности в стране и мире (11%).

Опубликованные накануне данные о социально-экономическом положении в стране уверенности в завтрашнем дне действительно не способствуют.

 

Так, новость о снижении прожиточного минимума (ПМ) на 2% — до 9691 рубля вдохновить не может. Как и связанная с этим информация о доведении минимального размера оплаты труда (МРОТ) до уровня ПМ лишь к 2020 году. Официальный уровень бедности, связанный с МРОТ и ПМ, останется, таким образом, на прежнем уровне — около 20 млн. человек.

При этом данные Росстата указывают, что один из источников бедности в России — крайне неравномерная оплата труда. При относительно неплохой средней зарплате — 36 тысяч рублей, действительно средний либо высокий заработок имеют не более четверти работников. Остальные — 75% фактически находятся у черты бедности.

Среди них 10,7%, получающих зарплаты на уровне ПМ, следует относить к «нищим», так как они с трудом могут себя прокормить. Еще 27,5%, получающих не более двух ПМ, — к просто «бедным». Они могут прокормить себя и одного члена семьи.

Еще хуже обстоит дело с будущими пенсиями. Сейчас в Пенсионный фонд (ПФ) стали обращаться граждане, чей трудоспособный возраст пришелся на 1990-е и 2000-е годы. Из-за того, что экономика в те годы существовала во многом в теневом секторе, многие из них не могут претендовать на страховую пенсию из-за нехватки стажа и проч. Размер же социальной пенсии гораздо ниже — в среднем 8,7 тысячи рублей.

Причем, если сейчас таких людей в каждом регионе сотни, то в перспективе их число вырастет до миллионов, пишут «Ведомости». Это может стать серьезной проблемой для страны. Кроме того, стоящие у руля российской социально-экономической системы либералы не перестают настаивать на изменении пенсионного обеспечения в сторону дальнейшего снижения ответственности государства за граждан.

По мнению профессора кафедры управления человеческими ресурсами НИУ ВШЭ Елены Варшавской, наблюдается значительный разрыв между официальными показателями безработицы и реальностью. А значит, безработица — существенный фактор для опасения за будущее.

— Количество зарегистрированных безработных, не превышающее 1 млн. человек, ни о чем не говорит. Так же, как и 1,2 млн. предлагаемых государством вакансий. Уровень реальной безработицы — 4,5 млн. человек. Большинство не идут регистрироваться на биржу труда не от того, что они бездельники, а из-за нехватки достойных рабочих мест. Известно, что 80% таких вакансий оплачиваются на уровне МРОТ.

Рассуждая о будущем пенсионной системы, независимый эксперт по социальной политике, д.э. н. Андрей Гудков не удивлен пессимизму россиян.

— Это может привести к социальным волнениям. Эти люди, которые до сих пор работали нелегально, без налогов и взносов, но жили более-менее нормально, начали терять трудоспособность. Теперь они остаются совершенно незащищенными, и как следствие, будут выпячивать свои болячки, пытаясь всеми правдами и неправдами получить пенсию по инвалидности. За первую и вторую группу инвалидности доплачивают побольше.

Еще и возраст пенсионный могут повысить. Это значит, что и возраст, с которого выплачивают социальную пенсию, тоже сдвинется. Сейчас для мужчин это 65 лет. Поднимут пенсионный возраст на пять лет, как планируется, и будут давать в 70 лет.

 

 

«СП»: — Но может быть, эту норму пересмотрят?

— Скорее наоборот. Минфин спит и видит, как бы перевести всех на накопительные пенсии и совсем снять с государства обязательства. Потому что его голубая мечта — снизить страховые взносы для бизнеса. Последняя по времени идея: 22% НДС и 22% страховые взносы в сумме. Но 22% страховых взносов ни на что не хватит: ни на медицину, ни на пособия, ни тем более на пенсии.

«СП»: — У нас же социальное государство? В Конституции написано...

— Да, но они игнорируют даже президента страны. В 2009 году Путин подписал документ об установлении тарифов страховых взносов в 34%. При этом процент взносов в Пенсионный фонд (ПФ) — 26%. В 2010-м не получилось по формальным соображениям, но с 2011 года все получилось, и никакого дефицита в ПФ не было.

Надо понимать, что работодателю, как оператору выплаты страховых взносов, все равно как сокращать затраты. Снизить ли оклад, премию или страховые взносы. У него в любом случае образуется экономия на работниках и растет прибыль. Поскольку наши бизнесмены привыкли к огромным прибылям, теперь, когда ситуация в экономике устоялась и норма прибыли стала падать, они хотели бы ее поднять. В этом им и помогает Минфин.

Вообще, Минфин у нас хочет рулить всеми финансовыми потоками в стране. А суммы на социальные цели огромны. Это 10 трлн. рублей при бюджете страны в 15 трлн. рублей. Вот Минфин и лоббирует эту идею. Минфин, захватив через Максима Орешкина Минэкономразвития (он был замом главы Минфина Антона Силуанова — авт.) и заполучив под свой контроль Росстат, подводит ситуацию к социальному взрыву. А ведь в 2018 году выборы президента.

Профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ Ольга Гулевич понимает опасения россиян по поводу нестабильности в стране и мире.

— Социальные психологи знают, что люди стремятся сделать мир определенным, понятным, предсказуемым. Это дает человеку понимание того, что нужно делать. Разрушение этого чувства чревато эксцессами, вплоть до поддержки войны. В российской культуре это есть и это нормально. Достаточно посмотреть, какие события года наши люди называют самыми значимыми. Это, например, выборы Трампа, а не разбившийся российский самолет. Есть понимание, что большие события вовне могут влиять на их личное положение. Это очевидно в истории с Украиной, санкциями и т. п. Люди верят, что если в целом будет стабильность, то свои дела они так или иначе решат.

Социолог Александр Прудник видит опасность накопления недовольства в обществе.

— Надо понимать, что при социологических опросах мы видим ответы, фиксирующие осознанное отношение к будущему. На это влияют многие факторы: социальные установки, желание демонстрировать оптимизм, нежелание оказаться среди неудачников и т. п. Но это не значит, что осознанное восприятие совпадает с подсознательным. Страх за будущее объясняется опасениями людей, недоверием и неопределенностью. В ситуации, когда будущее вызывает страх, главной психологической опорой становится настоящее.

Этим, кстати, и объясняется тяга к стабильности. Люди стремятся защитить то, что у них уже есть. Возможен и обратный вариант. Это хорошо было видно на Украине после 2014 года. Там ради чудесного европейского будущего, которое рисовалось в самых радужных красках, уничтожалось настоящее. Поэтому в России сейчас так высок рейтинг власти, особенно президента. Потому что он воспринимается гарантом стабильности. Этого не понимают многие политтехнологи, стремящиеся раскачать ситуацию.

 

«СП»: — В позднем СССР раскачать удалось...

— Риск ради будущего тоже возможен, но только на бессознательном уровне. На осознанном уровне до последнего будет демонстрироваться доверие к настоящему и страх перед будущим. Именно по этой причине тектонические социальные сдвиги происходят внезапно для большинства. Люди удивляются, но дело в том, что установка на изменения накапливается в подсознании, а потом внешние факторы эту установку резко освобождают. Установкой может быть жажда перемен или недовольство ныне существующим положением.

http://svpressa.ru/society/article/169868/

 

 

Каждому десятому работнику зарплаты не хватает на еду

НИИ Росстата проанализировал «работающих бедных»

04 апреля, Ольга Кувшинова . / Ведомости

 

По данным Росстата, 75% наемных работников предприятий и организаций находится у черты бедности. Ее основной критерий — прожиточный минимум трудоспособного населения: стоимость набора продуктов и услуг, минимально необходимых для выживания. В 2016 г. она составила 10 722 руб. в месяц.

Заработок на уровне прожиточного минимума — грань между бедностью и нищетой. Зарабатывающий 1–2 минимума — бедняк, способный лишь прокормить себя и (при двух минимумах) члена семьи. Зарабатывающий меньше переходит в категорию нищих: заработок не обеспечивает простого воспроизводства его рабочей силы.

Исходя из этого критерия 10,7% работников — нищие, еще 27,5% — бедные, у 37% заработок выше черты бедности, у 12,7% он обеспечивает стандарт потребления среднего класса (см. график ). В 2013 г. к среднему классу относилось 15,5%. Эти расчеты приводит в статье для журнала «Вопросы статистики» завсектором статистики труда, занятости и рынка рабочей силы НИИ статистики Росстата Любовь Уманец: «Принято считать, что в развитом рыночном обществе именно средний класс играет главную роль в формировании уровня потребления нации и росте на этой основе уровня производства».

 

Расчеты сделаны по крупным и средним предприятиям и организациям, включая бюджетный сектор (все это так называемый корпоративный сектор). Число штатных сотрудников, отработавших полное рабочее время, в этой сфере в 2016 г. составило 28,35 млн, или 39% всех занятых в экономике.

В абсолютном значении к нищим относятся 3,02 млн работников корпоративного сектора, к бедным – 7,8 млн, к стандарту потребления чуть выше бедности – еще 10,51 млн человек. Заработок, обеспечивающий стандарт потребления среднего класса, – у 3,6 млн работников, и еще у 3,42 млн он выше.

Работники малых и микроорганизаций, наемные работники индивидуальных предпринимателей в эту численность не входят, однако эти группы вряд ли повлияют на долю и численность среднего класса, пишет Уманец: скорее они пополнят группы с оплатой на уровне бедности

 

 

По данным Росстата, средняя по России зарплата при учете в ней заработков наемных работников за пределами корпоративного сектора уменьшается на 12%: до 32 667 руб. против 36 746 руб. среднего заработка в корпоративном секторе (2016 г.).

Занятость в корпоративном секторе последовательно сокращалась с начала 2000-х гг.: за 15 лет – на 7,5 млн человек (без совместителей). Все это время рос удельный вес работников с низкими заработками, подсчитала Уманец: для высокооплачиваемых групп характерен не столько рост численности, сколько рост заработков. Эти группы, представляющие средний класс и тех, кого можно отнести к богатым, в сумме по численности меньше, чем количество работников с заработком выше черты бедности.

За четверть века так и не создано развитое потребительское общество, в котором ведущую роль играют представители среднего класса, заключает Уманец. Пока наиболее многочисленная группа работников – с заработком выше черты бедности, на втором месте – работники с заработком на уровне бедности.

Больше всего работников с заработком ниже, на уровне или чуть выше черты бедности – в сельском хозяйстве (93%), легкой промышленности (93%), образовании (87%), здравоохранении (85%), предоставлении коммунальных, социальных и прочих услуг, включая культуру и спорт (83%). Заработок на уровне нищеты получают 1 млн работников образования, или каждый пятый; 0,5 млн, или примерно каждый седьмой, в здравоохранении; примерно каждый пятый в сфере коммунальных и социальных услуг, включая услуги культуры и спорта.

Доля работников с высокими доходами относительно велика в добывающей промышленности (54%), финансах (48%), сфере недвижимости (36%), науке и научном обслуживании (47%), госуправлении (33%).

В некоторых видах деятельности одновременно высока доля и бедных, и высокооплачиваемых – например, в рыбоводстве с рыболовством и в телекоммуникационной сфере. В рыбной отрасли столь сильная дифференциация может указывать на высокую долю серых заработков, считает Уманец. В телекоммуникационной отрасли это отражение сильных различий в экономической сущности работы: есть предприятия с высоким уровнем телекоммуникационных услуг и предприятия, оказывающие услуги традиционной связи (например, почта).

 

Судить по индивидуальным зарплатам об уровне потребления и уровне жизни не совсем верно, считает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. Бедность – характеристика домохозяйства, рассуждает она: к примеру, заработок одного супруга может быть ниже минимума, а у другого – в 10 раз выше; и не только заработок формирует доходы. При определении среднего класса критерий дохода – когда его половину семья тратит на базовое потребление, а вторую половину может направлять на образование, развлечение, в сбережения: это уже инвестиционный ресурс. «Прожиточный минимум – это о витальных потребностях: еда, ЖКХ, это стандарт выживания. Средний класс – это люди, которые в своем потреблении принимают много ответственных решений, это потребление стандарта развития», – объясняет Овчарова.

Кроме дохода для попадания в средний класс необходимо соответствие еще нескольким критериям: например, уровню компетенции (это люди, как правило, с хорошим образованием, получающие отдачу на свой человеческий капитал), а также самооценке, перечисляет она.

За последние три года средний класс очень сильно просел, констатирует Овчарова. Прежде всего из-за спада доходов: к уровню октября 2014 г. они к концу 2016 г. сократились на 12%, зарплаты – на 10%. Кризис, инфляция, заморозка индексации во многом нивелировали и эффект повышения зарплат в бюджетном секторе: в сравнении с 2012 г., когда были объявлены майские указы, реальные заработки в образовании и здравоохранении выросли лишь на 8%. Если же к материальному критерию добавить субъективную оценку, по которой граница среднего класса – это люди, которые, как они сами считают, могут позволить себе любые покупки, кроме самых крупных (автомобиль, жилье), то за 2014–2016 гг. доля таких сократилась вдвое: с 27 до 13%, заключает Овчарова.

http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/04/04/684008-rabotniku-ne-hvataet-na-edu

 

 

Число бедных в России в 2016 году выросло на 300 000

05 апреля 16:46Интерфакс

Число бедных в России в 2016 г. выросло на 0,3 млн человек, составив 19,8 млн человек, сообщил Росстат.

В 2015 г. в результате переоценки данных (в связи с учетом сведений по Крыму и Севастополю) показатель численности населения с доходами ниже величины прожиточного минимума был увеличен до 19,5 млн с 19,2 млн. В 2014 г. число бедных в России равнялось 16,1 млн человек, в 2013 г. - 15,5 млн, в 2012 г. - 15,4 млн, в 2011 г. - 17,9 млн, в 2010 г. - 17,7 млн, в 2009 г. - 18,4 млн, в 2008 г. - 19,0 млн, в 2007 г.- 18,8 млн, в 2006 г. - 21,6 млн человек.

Уровень бедности в России в 2016 г. составил 13,5% (в 2015 г. - 13,3%). В IV квартале 2016 г. уровень бедности составил 10,1% (в IV квартале 2015 г. - 10,0%), в III квартале - 18,8%, во II квартале - 13,5%, в I квартале - 16%.

Прожиточный минимум в России, согласно данным Росстата, в IV квартале 2016 г. составил 9691 руб. на человека в месяц против 9889 руб. в III квартале, 9956 руб. во II квартале и 9776 руб. в I квартале.

В целом по России среднедушевые денежные доходы населения в IV квартале 2016 г. составили 35 973 руб. в месяц (в IV квартале 2015 г. - 36 79 руб.), что составляет 371,2% от величины прожиточного минимума (в IV квартале 2015 г. - 376,5%).

Прожиточный минимум в России сократился в конце 2016 года до 9700 рублей

http://www.vedomosti.ru/economics/news/2017/04/05/684306-chislo-bednih?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=chislo-bednyh-v-rossii-v-2016-godu-vyrosl

 

 

 

Работа без заработка: за чертой бедности – каждый четвертый работник в России

Бедность работающих поддерживается автоматически

http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/03/15/681200-rabota-bez-zarabotka

Опубликовано: 07/04/2017
Просмотров: 2085
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32