Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Михаил Москвин-Тарханов: В Питере идет острая дискуссия о передаче Исаакиевского собора Русской Православной Церкви // и комментарий Виктора Плескачевского // а также Представитель РПЦ пообещал вывести на улицы 1 млн человек из-за вопроса об Исаакии

РЕЛИГИЯ | Скандалы,Закон не для всех,Конфликты

Сохранить страницу

Копья ломаются нешуточно, дело приняло всероссийский масштаб. Ни при каких условиях мне не следует вмешиваться в такого рода вопросы в Санкт-Петербурге, ведь этот город считает себя культурной столицей, я же москвич, следовательно, с точки зрения истинного петербуржца, в сфере культуры провинциал.

Из-за нашей провинциальности, может быть, вопросы передачи имущества религиозного назначения разным конфессиям в городе Москве, хотя и сопровождались противоречиями, но, тем не менее решались в конструктивном ключе без таких грандиозных скандалов. Например, храмы Московского Кремля, при всем уважении к творению Монферрана, имеющие значительно большее мировое историческое и культурное значение, используются и как музеи, и для богослужений: мне случалось бывать в Успенском соборе Кремля на патриаршей службе.

Без конфликтов и у нас не обходится, такая жизнь, но мы не доводили дело до агрессивных форм противостояния «музейщиков» и «церковников», переводили диалог в конструктивное русло. Я старался этого добиваться вместе с исполнительной властью будучи в 1994 — 2005 годах координатором Московской городской Думы по связям с религиозными организациями. Как-то находили все общий язык, пусть далеко не всегда легко. Но я не могу, как москвич, давать рекомендации петербуржцам, это было бы неправильно, самонадеянно с моей стороны.
Но за дискуссией слежу, и есть вещи, которые меня беспокоят уже как юриста, на чем бы я хотел специально остановиться. Дело в том, что при обсуждении вопроса передачи имущества религиозного назначения верующим звучат порой слова «возвращение церковного имущества» и даже «реституция», что очень тревожно. Не менее тревожно то, что из архивов достаются документы о правах собственности на разное недвижимое имущество также и вполне светского назначения, некогда принадлежавшее религиозным организациям, или же об источниках средств на его приобретение или создание.
Многие юристы, как и Ваш покорный слуга, небезосновательно полагают что Российская Федерация с точки зрения международного и национального права не является правопреемником Российской Империи. Россия в ООН и везде в мире позиционирует себя и признается всеми правопреемником СССР во всей полноте правопреемства, того СССР, который тотально разорвал правовые связи с Российской Империей, отказавшись от ее обязательств и правопреемства. Полагаю, что невозможно быть правопреемником двух государств, когда одно из них отрицает юридическую связь с другим, хотя, конечно, необходимо продолжать и развивать, особенно сегодня, духовное, моральное, культурное, эстетическое и даже символическое наше преемство от Российской Империи (так Священная Римская Империя Карла Великого, выросшая из королевства франков, хотя и не была правопреемником Западной Римской империи, но применяла и использовала ее идеи, лексику, атрибуты, образы и символику).
Именно потому, что Российская Федерация не является правопреемником Российской Империи, у нас, в отличие от Эстонии, Латвии, Литвы или Польши, невозможна реституция прав собственности для дореволюционных владельцев, юридически государственная власть и местное самоуправление никому из прежних собственников в России ничего не должны и не имеют оснований что-то возвращать, о чем я неоднократно давал разъяснения потомкам русских дворян и капиталистов, а также представителям религиозных организаций, как православных, так и иных. Юридически это именно так, хотя есть у нас перед ушедшей Россией морально-политические и духовно-культурные обязательства. Исходя из такого рода обязательств на самом высоком законодательном уровне решено было отнюдь не возвращать, но, как установлено в нормативных актах, именно безвозмездно передавать имущество религиозного назначения религиозным организациям.
При этом любые документы, относящиеся к периоду до 1918 года в этом случае, могут служить не для установления прав собственности прежнего владельца, будь то религиозная организация или конкретная религиозная община, частный владелец, местное сообщество, государство или императорский удел, и, тем более, не для обсуждения источников средств некогда затраченных на приобретение или возведение конкретного объекта, а исключительно для определения его назначения. Ведь имущество именно в соответствии с его религиозным назначения передается на основании закона религиозным организациям в собственность или в безвозмездное пользование, в то время как у государства и местного самоуправления нет обязанности передавать любое иное имущество (доходный дом, учебное заведение, административное здание, прилегающий земельный участок вне зависимости от некогда исторически существовавших у религиозных организаций гражданских прав собственности, владения или пользования). При этом, однако, и для получения в наши дни религиозной организацией здания не обязательно иметь на него права собственности, приобретенные до революции, важно только его назначение. В настоящее время права дореволюционных собственников ничтожны, но юридически значимо именно религиозное назначение здания. При этом, конечно, такие объекты, как монастыри, рассматриваются как единые комплексы религиозного назначения и передаются полностью РПЦ, а вот вопрос о земельных угодьях монастыря могут рассматриваться отдельно.
Но сегодня поддержка религиозных организаций не ограничивается только передачей имущества религиозного назначения, по их просьбе им может при наличии возможности также передаваться иное недвижимое имущество в разумных объемах, скажем, к примеру, для нужд приходов. Но еще раз отмечаю, что ссылки некоторых общин на то, что такое имущество им принадлежало до 1918 года, принимаются во внимание в порядке информации при принятии решений о возможном составе передаваемого имущества, юридического же значения они не имеют и учитываются как пожелания данных религиозных организаций.
По возможности, кроме самого церковного здания, город Москва в той или иной степени старался последние 25 лет выделить общинам РПЦ и иных деноминаций также имущество для домов прихода и иных нужд. Но, по нашему мнению, передача имущества иного, не религиозного назначения, не должна была по общему правилу (хотя бывают иногда исключения) относится к зданиям школ, музеев или библиотекам. В большом городе ущерб образованию или культуре в некоторых случаях (но не всегда) может быть минимизирован, но остается психологический эффект отрицательных антиклерикальных и антицерковных эмоций и настроений в части общества, и такого рода конфликты — это неверный и путь для самих религиозных общин, призванных быть источником мира. Думаю, со мной согласятся многие деятели церкви, что недвижимое имущество религиозного назначения (храм, дом притча, трапезная, баптистерий, часовня) должно быть передано безусловно, а прочее имущество (школьное здание, библиотека, приходская гостиница, административное здание, культурный центр) могут передаваться по мере возможности. Споры же относительно назначения того или иного здания лучше улаживать мирным путем, а не в режиме конфликта.
Возвращаюсь к тому, с чего начал, с источника своего беспокойства, со слов «возвращение имущества», с купчих крепостей и иных документов на право собственности, к которым иногда апеллируют, в том числе, со словами о «реституции». Даже разговоров всерьез о реституции в современной России для дореволюционных владельцев не может быть: в 1917 году у нас началась и к 1933 году полностью завершилась национализация земли и недвижимости. С тех пор ушли три поколения россиян. Национализацию принесли к нам не интервенты на штыках, а совершили сами народы России, иностранцы лишь иногда помогали тем смельчакам, кто пытался против этого режима сражаться, но проиграли в упорной борьбе. Собственником сначала стало от имени народа советское государство, а потом недвижимость разделилась на государственную, муниципальную и частную собственность, в том числе в ходе приватизации. Большинство физических и юридических лиц легальным способом приобрели права на нее и владеют ею открыто и добросовестно. Их права защищены Конституцией Российской Федерации. И если с предположить, что в нарушение ныне существующих прав российских граждан будет поднят вопрос о реституции по гражданско-правовой основаниям, возникшим до 1918 года, то страна вступит в состояние гражданского противостояния, что недопустимо. Не буду развивать эту тему, каждый может сделать это самостоятельно и просчитать последствия.
Вот потому то, никак не вмешиваясь в вопрос передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви, я только хочу отметить, что речь может идти не о «возвращении (реституции)», а именно о «передаче» РПЦ, и не по основаниям архивных документов о праве собственности или иным гражданско-правовым основаниям столетней давности, а на основании общеизвестного религиозного назначения этого замечательного здания в городе Санкт-Петербурге.

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=736283906536617&id=100004650439142

 

Виктор Плескачевский: Хорошая статья. Может кому то поможет снизить накал борьбы за «справедливость»!

Последнее время меня часто спрашивают почему я, как автор закона не высказываясь по теме справедливого использования Исаакием. Как многие знают, при работе над законом мне пришлось глубоко заниматься этой проблемой со всеми основными конфессиями и бесспорно объекты построенные для отправления культа, преимущественно должны использоваться по назначению. Также, бесспорно, что реституция чз 80 лет науке не известна, тк правовые и прочие последствия такого восстановления справедливости создадут многократно большую несправедливость. А право, как мы знаем, не должно увеличивать неопределенность. Даже во имя справедливости.
Но что делать если в СПб их (храмов) более 600, и у них (и вообще в большинстве случаев) нет прихода/общины (в общепринятом смысле) и просто нет такого числа верующих в СПб чтобы разделить между ними обязанность разумно-достаточного содержания, даже если их, как памятники оставить на попечении государства?

Я предостерегал их от соблазнов параллельного, хозяйственного использования и от ответственности перед государством, как за памятник. В итоге они все!!! согласились с моим предложением, что наилучший вариант - бессрочное пользование (возможно — совместное с музеями) с учетом возможностей по собственному содержанию и наличию необходимого числа верующих (прихода), также участвующих в содержании. Иерарх даже наградил меня грамотой.
И вот опять жестокий спор людей, не видящих разницы между правом пользования и собственностью.
Народу не хватает знаний. Зато иступленной ненависти в избытке

 

В ленте Виктора Плескачевского:

 

— Но что тогда делать с фактически неправовой конфискацией имущества КПСС(?)

Виктор Плескачевский КПСС, слава Богу, нет уже давно!)))
И приводить дела в порядок не обязательно возвращая все в исходное состояние. Кроме того, подавляющее число храмов никогда не было в собственности никаких религиозных организаций!!!, а исключительно в собственности прихода/общин (а церковь лишь в них исполняла свою религиозную миссию, не претендуя!!! ни на какую собственность).
Поэтому, слова «возвращение» даже близко не соответствует исконному смыслу отношений между церковью и общиной!!!, а лишь, часто отражает коммерческие (за исключением добросовестного заблуждения) интересы некоторых хозяйственников от церкви и также общую (даже и святых отцов) правовую безграмотность)))

 

— Монастыри владели собственностью.

Виктор Плескачевский Монастыри, как раз, истинно владели зданиями и землями почти всегда, в тч и по причине необходимости своей хозяйственной деятельности. Кстати, тоже часто сами, а не религиозными организациями)))

 

— А зачем был вообще затеян весь сыр-бор? Службы дважды в день давно идут и проблем не было. Прихода там просто нет. В Исаакие никогда не отправлялись никакие требы ( крестин, отпевания, венчания). Кому понадобилось устраивать этот цирк?

— Виктор Плескачевский Многое что происходит вокруг — результат либо злых козней, либо крайней глупости. Выбери сам)))

- Дурят только дураков. Когда выходили за Англетер впереди были ученые. Им верили. А теперь хозяйственники-распорядители с обеих сторон. А народ, блин, "за справедливость" обманываться рад. Я пробовал счс объяснить по очереди обеим сторонам проблему. Главное понял - обе стороны агрессивно безграмотны. Был проклят обеими сторонами)))
Идеальное решение (мое, как имущественника) - Упр компания (по результатам международного конкурса) и два пользователя. Как в лесу, право собирать грибы можно аккуратно сочетать с правом охоты. И при этом ни один из пользователей не имеет отношения к содержанию сложного имущества, имеющего общественную ценность. Кстати, ушлому Пиотровскому когда то я предлагал сменить форму материально безответственного ФГУПа на такую же (см выше) Он - только музей. Ты, надеюсь угадал ответ.)))

 

 

Представитель РПЦ пообещал вывести на улицы 1 млн человек из-за вопроса об Исаакии

 Глава патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов заявил, что РПЦ способна вывести на улицы миллион человек в поддержку решения о передаче церкви Исаакиевского собора в Петербурге, передает «Интерфакс». «Если мы, как они называют нас, мракобесы-церковники, захотим, то придет 100 тыс. народу, а если захотим — миллион. Мы соберем миллион. Это, что ли, нужно? Людей отрывать от дома, от работы, приедут из регионов», — сказал священник. 

Он также отметил, что в решении этого вопроса «пора бы уже и власть применить». «Если дать демократической общественности волю, то они могут устроить нам еще одну революцию», — сказал Смирнов.

Ранее депутат Госдумы Виталий Милонов пообещал устроить в поддержку передачи собора РПЦ крестный ход и вывести на него 10 тыс. человек. 

О намерении властей Петербурга передать Исаакиевский собор в руки РПЦ стало известно 10 января 2017 года. В настоящее время это музей, причем один из самых посещаемых и финансово успешных в стране, на основании чего ранее церкви отказывали в просьбе передать ей Исаакий. В интернете был организован сбор подписей против передачи собора, а 28 января на Марсовом поле собралось, по разным оценкам, от 2 тыс. до 5 тыс. жителей и гостей Петербурга, выступающих против этого решения

 

https://www.znak.com/2017-01-31/predstavitel_rpc_poobechal_vyvesti_na_ulicy_1_mln_chelovek_iz_za_voprosa_ob_isaakii

Опубликовано: 05/02/2017
Просмотров: 1786
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
 
 
 
Другие

TOP: Мониторинг
 
 
 
 
Другие

Вопрос на понимание
14/05/2020
13/05/2020
08/05/2020
03/05/2020
Другие

Кейсы
 
 
 
Другие

Организации
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2020, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-960-019-81-62