Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Апокалиптичная ирония «Левиафана»

СТРАНА, Москва-метроПолия | Культура

Сохранить страницу

Григорий Дитятев: Бурный поток рецензий на последнюю работу Андрея Звягинцева не оставляет места для сомнений: «Левиафан» стал не только серьезным эстетическим, но и важным общественно-политическим событием в России. Впрочем, порой этот поток становится каким-то отчасти в духе известного произведения  Серафимовича -  железным. И даже бронебойным. Я имею в виду, конечно же, очередную вариацию на вечную  тему «а хлеб и сало русское едят» депутата Милонова, помноженное на предложение бывшего эксперта Фонда Карнеги Сергея Маркова режиссеру встать на колени и просить прощение у русского народа. Последний сюжет мог бы лечь в основу «картины маслом» в духе политического реализма – Звягинцев стоит на коленях на Лобном месте извиняется перед депутатами Федерального Собрания. Лики народных избранников  изображены на фоне кремлевской стены, клеветнически-плавно переходящей в остов ветхозаветного чудовища.

 

 

Непонятно, что, собственно, не понравилось в картине министру культуры Владимиру Мединскому, выделившему некую толику из закромов — около 70 миллионов рублей — но, по словам Звягинцева, далеко не главному спонсору картины. Неужели интеллектуальный уровень властьпредержащих в России сегодня таков, что они неспособны увидеть очевидное: картина Звягинцева, конечно, не апофеоз, но созданное по канонам гегелевской эстетики оправдание существующей действительности? Сценарий фильма тщательно выверен, характер героев определен режиссером до мелочей и лишь крайняя невнимательность и предвзятость может увидеть в картине призыв к осуждению власти.

Особенность «Левиафана» — это сочетание психологической драмы, детектива и, вместе с тем, политического памфлета. При этом акценты вывернуты с точностью до наоборот за счет того, что картина сделана по лекалам немецкого романтизма, в соответствии с принципом иронии, когда-то сформулированного другом Гегеля Фридрихом Шлегелем. «Да», сказанное, как «нет», «нет», сказанное, как «да» — таким и должно быть подлинное произведение искусства.

Да, «Левиафан» антиклерикален в том смысле, что наглядно показывает грубое вмешательство церкви в жизнь государства и общества. Однако, невозможно отрицать — это вмешательство вполне оправдано крайней грубостью и неразвитостью жизни. Да, фильм критикует коррупцию путинской России, но он показывает ее естественность, соответствие ситуации, и, прежде всего, качеству людей. Кто, как не мэр способен помочь построить новый и такой нужный обществу храм? Ведь только он способен помочь правильно воспитать осиротевшего сынишку Николая Рому. Других, некоррупционых механизмов решения этой задачи просто не существует.

Оппозиция мэру, представленная армейским другом Николая Дмитрия, буквально-таки пародирует горе-оппозицию Россию наших дней. Московский адвокат пытается вымогать деньги за дом у мэра при помощи шантажа, угрожая предать огласке какую-то конфиденциальную информацию. Что именно — мы не знаем, мэр, общаясь с верхушкой местных правоохранителей, говорит то, что требует ситуация — мол, негативная информация имеется на всех, мало не покажется никому. Дмитрий имеет какой-то выход на действительно значимых системных людей в столице, скорее всего, компромат реален и он соответствует действительности. Его могут использовать против мэра, а ведь скоро выборы! Замена мэра ничего не изменит, на смену одной команды придет другая, начнется передел собственности, общество от этого только проиграет.

Да, главный герой фильма Николай все время пьет водку. Но едва ли есть смысл видеть в этом некое обобщение всего простого русского народа. Николай — индивидуальность и жертва

зловредного влияния оппозиции. Если он и показан неумеренно пьющим, то, видимо, здесь следует просто поразмыслить на тему о недостатках людей, злоупотребляющих алкоголем. А они хорошо известны — патологическая лживость, импульсивность, податливость чужой воле и, вместе с тем, конфликтность, завышенная самооценка.

Именно таков главный герой картины. Он единственный автослесарь в заброшенном полярном поселке, что не делает его лучше и талантливей. Николай злопамятен и злоречив, может ни за что, ни про что облить грязью местную власть и друзей. Не потому, что не по душе автослесарю социальная несправедливость, а просто оттого, что они удачливее.

Николай завистлив и живет мифом о своем праве первородства: его предки, будто бы, издавна жили на этой земле. И потому никуда он отсюда не уедет, будет воевать с местной властью до конца. Об этом Николай гордо заявляет Дмитрию после того, как в очередной раз разругался с мэром своего городка. Градоначальник решает лично уладить давний спор о сносе дома, приезжает в подпитии пообщаться на эту тему, с тем, чтобы раз и навсегда разрулить конфликт. Дело тянется долго, проект строительства очень нужного для местного сообщества вместительного храма вместо ветхого самостроя Николая — он сам хвастает, что построил дом собственными руками — по этой причине пробуксовывает. Потому самое лучшее — договориться. Семье Николая мэрия готова выделить квартиру, ее, конечно, необходимо еще отремонтировать, даже сантехника в ней установлена, как убеждается терпеливая и по-северному немногословная жена автослесаря Лилия.

Критики картины часто говорят о надуманности конфликта главного героя и местной власти. Мол, места за Полярным кругом для строительства много, из-за чего сыр-бор? Но так могут рассуждать лишь невежды, полагающие, что только в пределах МКАД пространство едино и неделимо. Дом расположен в удачном месте у дороги, рядом ЛЭП, проведена вода и она пригодна для питья. В конце концов, выбор места мог быть обусловлен волей инвестора, а с ним не поспоришь.

Наутро Николай по наущению своего друга Дмитрия идет писать заявление в полицию о ночном визите подвыпившего градоначальника. Начинает на повышенных тонах возмущаться тем, что затягивают оформление его обращения к властям. Хотя всем известно, что с мэром у автослесаря конфликт и едва ли реально как-то иначе отреагировать на факт обращения. Зачинщик этого сомнительного бунта Дмитрий также заведомо безуспешно идет искать правду-матку в прокуратуре, суде. Окончательно становится ясно, что не только по внешнему виду, но и по манерам политической демагогии он похож на известного российского борца с коррупцией и фигуранта двух, по крайней мере, уголовных дел, связанных с незаконным присвоением денежных средств Алексея Навального.

Понятно, что не влюбиться в такого красавца простая провинциальная женщина просто не может. Однако переспать с Дмитрием Лилию, жену Николая, заставляет, думается, лишь крайняя неуверенность в своем будущем. Она ищет ответа на свои сомнения, а также поддержки у молодого, амбициозного юриста, почему-то борющегося с естественной окружающей средой — коррупционерами. Дмитрий так странно ведет себя — он распаляет конфликт Николая, вместо того, чтобы сводить его на нет. Ответ, конечно, найти невозможно. Никакого скрытого амурного рацио в действиях столичной «штучки» нет, Дмитрий готов переспать, но не предлагает Лилии уехать в Москву. «Я тебя не понимаю» чуть не плача кричит она своей последней надежде в мире обрушившихся ожиданий. Ей сложно понять очевидное — этот «брат Навального» такая же «пустышка», как и ее муж.

Лилия, безусловно, самый трагический персонаж картины. Скорее всего, Николай безжалостно убивает ее, после того, как изнасилует на берегу моря. Видимо, в подражание «красивому» поступку своего армейского товарища, свидетелем которого стал на пикнике. Почему-то в подавляющем большинстве своем критики фильма твердят о самоубийстве Лилии. Но ведь следователь ясно говорит о том, что проводилась экспертиза — незадолго до трагической смерти имел место половой контакт, на месте преступления было найдено предполагаемое орудие преступления из гаража Николая. Да, днем, предшествующим этой преждевременной смерти Лилия и Николай занимались сексом в погребе. Но едва ли молодая и аккуратная хозяйка дома, да еще и после того, как вместе с Николаем переносила тяжелые вещи легла спать, не приняв вечером душ. В это просто невозможно поверить.

Даже если Лилия каким-то образом ушла из жизни сама, то эта ошибка следствия и суда, если вдуматься, выглядит неким единственно возможным хэппиэндом. Рома попадет, наконец, в нормальную семью, начнет посещать храм, получит хоть какое-то воспитание, его изолируют от явно неадекватного отца. Да и для Николая этот итог, быть может, не самый печальный.

Российский Левиафан, то есть мирская и церковная бюрократия являются единственной прочной скрепой этого предельно атомизированного постсоветского общества. Роль Левиафана в России — предотвращать появление разного рода недовольств, прививать психологию смирения и покорности. Он, подобно гигантскому холодильнику призван вытягивать из содержимых в нем людей конфликтность, злонамеренность, негативизм. И потому-то отец Василий с благой целью — дабы успокоить Николая — переиначивает историю библейского Иова, восхищавшую, к примеру, лютеранина Иммануила Канта, как апология человеческой настырности при поиске справедливости . Обличение «пусек» в проповеди митрополитом в конце фильма выглядит вполне органично — с этими безнравственными кознями диавола российский Левиафан призван бороться в первую очередь. Такова его миссия, смысл существования.

Левиафан подобен вирусу, он легко может стать общемировым явлением и завоевать весь мир. Едва ли случайно то, что и Николай, и Дмитрий, и мэр — все они родом из советского прошлого. Распад СССР — это не столько геополитическая, сколько моральная катастрофа. Конец коммунистического проекта отчетливо приобретает в фильме очертания апокалипсиса. Там, в той жизни, в СССР и Николай, и Дмитрий могли бы найти себе сферу применения даже со своими недостатками. Их бы просто «выстроили», поставили на место, а разного рода компрометирующую информацию в то время уважающий себя гражданин знал куда и как предоставлять с младых ногтей. Те, кого обходит ностальгия по СССР могут увидеть в героях Звягинцева прямо противоположное, закономерный продукт коммунистического воспитания.

Как бы там ни было, реальный апокалипсис наших дней, причем отнюдь не только российский согласно логике фильма состоит в том, что человечество уже не становится лучше. Оно деградирует, мельчает, превращается в скопище николаев и дмитриев из-за того, что растет, не встречая никаких преград, его самомнение, претензии, повседневное лицемерие, агрессивность, склонность руководствоваться импульсами. Раньше воспитывали строителей коммунизма, а теперь поставлена консервативная, в духе торжествующей идеологии, задача хоть как-то сохранить то, что было. Отсюда она — лживость властьпредержащих, их ужасающая косность и примитивность.

Ход движения сюжета картины буквально воспроизводит и тем самым объясняет странную логику международных отношений современности: зомбирующая говорильня разного рода юристов на майдане, как результат — внезапное импульсивное присоединение Крыма. Политическое

руководство России настаивает на своей незаменимости, но почему-то не желает придавать ей естественную — монархическую — форму. Европейские и американские политики в итоге объявляют стране то ли джихад, то ли крестовый поход в виде разного рода «цветных революций», раскалывают общество, дмитрии, делая вид, что защищают николаев, устраивают свою личную жизнь — вспомним фильм А.Пивоварова «Срок» — и делают бизнес на правдорубстве.

Мир сошел с ума, его левиафанизация на российский лад — это уже реальность и, быть может, не самый ужасный вариант. Как и «посадка» Николая. Нынешние европейские иконы — свобода мысли, слова, собраний, предпринимательства, роль женщины в современном мире — могут и должны быть заново переосмыслены. Их современное состояние таково, что они способны лишь развращать. Реальная, не фэйковая оппозиция в России будет лишь та, для которой политика есть нечто большее, чем телешоу, для которой самым главным вопросом станет проблема диалога с нынешней властью.

Немой вопрос, поставленный режиссером — возможно ли это и как? В России политология, политическая философия и социология никогда не были развиты, а нынешняя Европа горделиво полагает, что ее ценности самоочевидны, не требуют новых доказательств и уточнений. А недавно страна еще потеряла в огне и крупнейший кладезь гуманитарных знаний библиотеку ИНИОН. Вот потому российский Левиафан имеет все шансы стать общемировым явлением и вознестись на плечах революционного интернационала мигрантов над новой европейской Атлантидой. С тем, чтобы остаться в памяти далеких потомков зубцами кремлевской стены.

 

 

Опубликовано: 05/02/2015
Просмотров: 4460
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32