Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Печальные рекорды сочинской Олимпиады

СТРАНА, Москва-метроПолия | Сочи-2014

Сохранить страницу

Жесткое требование МОК – сдать все объекты за год до олимпиады Россия уже не выполнила. И это, пожалуй, лишь самый безобидный итог олимпийской семилетки… Стройка в городе до сих пор не завершилась, и вряд ли строители уложатся до февраля 2014 года. // Дмитрий Шевченко, 01/08-2013

Недостатки обратили в достоинства?

В 2007 году в отборочном финале городов — кандидатов на проведение Олимпийских игр — 2014 Сочи попал в компанию австрийского Зальцбурга и южнокорейского Пхенчхана. Первый — крупнейший и старейший в Европе зимний курорт, имеющий несколько сотен километров лыжных трасс и 800-летнюю историю гостеприимства, второй — молодой и амбициозный азиатский проект, спортивная столица Южной Кореи.

На фоне конкурентов Сочи смотрелся бледно. Для такого масштабного и специфического мероприятия как зимняя олимпиада здесь не было готово ровным счетом ничего. Сочи — традиционный летний морской курорт советской «закалки», где катание на лыжах рассматривалось, скорее, как блажь и экзотика: действительно, зачем лыжи в субтропиках, когда есть Домбай и Приэльбрусье, где снег лучшего качества и лежит гораздо дольше.

Впрочем, факт остается фактом: именно абсолютная неготовность Сочи к зимним Играм была подана как его главное преимущество. Мол, строить с нуля дешевле, лучше и эффективнее, чем приспосабливать уже имеющееся. Вышло ровно наоборот: сочинская Олимпиада стала самой дорогой олимпиадой всех времен и народов.

Самая затратная

На сегодняшний день черноморский курорт уже поглотил около 35 млрд долларов — и это без учета стоимости собственно проведения самих Игр. Это больше, чем совокупная стоимость олимпиад в Ванкувере, Турине, Солт-Лейк-Сити и Нагано. Помимо умопомрачительной коррупции на смету повлияли дефицит и дороговизна земли, отсутствие подходящих площадок для размещения крупных объектов.

Примечательный факт: американская программа по доставке на Марс и эксплуатации марсохода нового поколения Curiosity обошлась в три с половиной раза дешевле чем самый дорогой объект сочинской Олимпиады — 50-километровая совмещенная автомобильная и железная дорога стоимостью в 266 млрд рублей, или более 5,5 млрд рублей за километр. Основным спонсором «совмещенки» выступило ОАО «РЖД», т. е. все пассажиры российских железных дорог.

Прочими «частными инвесторами» выступили Газпром, «Интеррос», «Базовый элемент» и Сбербанк, вложения которых в сочинскую Олимпиаду оцениваются в 15-20 млрд рублей. Одним словом, в надежде собрать деньги на олимпиаду государство дважды залезало в карманы своих граждан — один раз напрямую, в другой раз — через госкомпании и дружественных олигархов.

Сорваны сроки сдачи объектов

Но что удивительно — при всех умопомрачительных затратах сдать все объекты к началу 2013 года — за год до олимпиады, как того требуют стандарты Международного олимпийского комитета, Россия парадоксальным образом не успела (обычно на готовых объектах до олимпиады принято проводить несколько тестовых соревнований). ГК «Олимпстрой» заявляет, что из 379 инфраструктурных и спортивных объектов 153 завершены полностью, 28 объектов введены отдельными этапами, 149 еще строятся, а по 49 объектам имеются отставания.

Счетная палата РФ называет другую цифру — 76 проблемных объектов. Речь идет, в основном, о вспомогательной инфраструктуре и гостиницах, но в этом ряду есть, например, санно-бобслейная трасса, тестирование которой должно было начаться в январе-феврале этого года, но потом было перенесено на март из-за неготовности покрытия и различных недоработок.

Но и в марте тестовые заезды закончились скандалом: американская скелетонистка Ноэль Пайкус-Пейс заявила, что «трасса очень неровная, на некоторых участках вместо льда приходится ехать по бетону». А глава Федерации бобслея и скелетона США Дэррин Стил высказался в том духе, что не понимает, «почему на тестовых состязаниях за год до олимпиады трассу не могут поддерживать в хорошем состоянии».

Импровизации с зонированием ООПТ

Отсутствие в Сочи условий для занятия горными видами спорта с самого начала сыграло злую шутку. Дело в том, что весь город Сочи, включая ненаселенную горную часть, — это несколько особо охраняемых территорий: Кавказский заповедник, Сочинский национальный парк, ряд памятников природы на побережье, а также, собственно, сам статус федерального курорта. То есть возводить здесь масштабные объекты было бы затруднительно, в первую очередь, с правовой точки зрения. Почему-то об этом никто не задумался при подаче заявки на олимпиаду...

Импровизировать пришлось «по ходу пьесы». В 2008 году Минприроды России в экстренном порядке изменило зонирование Сочинского национального парка (поскольку все основные горные олимпийские объекты попадали в зону заповедного режима). В зону рекреационного назначения попало практически все левобережье реки Мзымты — там, где раньше нельзя было даже ходить без специального разрешения, вдруг разрешили строить горнолыжные трассы и гостиницы.

Выемка гравия для олимпийских работ из реки Мзымта. Фото: Экологическая Вахта по Северному Кавказу

Для придания видимости «заботы» о национальном парке ему решили предоставить «компенсацию»: взамен уникальных природных территорий, изъятых из заповедной и особо охраняемой зон, был повышен охранный статус лесных участков в других местах. При этом в зоны со строгим охранным режимом попали окрестности больше двух десятков населенных пунктов (Аибга, Казачий Брод, Бесстужевское, Высокое, Вардане-Верино, Молдовка, Орел-Изумруд, Монастырь и др.), жители которых в одночасье превратились в потенциальных браконьеров: им отныне запрещалось ходить в лес даже за грибами и ягодами.

Вдобавок в нацпарк решили включить Лооский опытный лесхоз — 10 тыс. га малоценной с природоохранной точки зрения территории со следами антропогенного воздействия. Утверждается, что Сочинский нацпарк только выиграл: если под горнолыжные комплексы и дороги, согласно официальным данным, задействовано 7 тыс. га, то 10 тыс. га бывшего лесхоза являются достойной территориальной компенсацией.

Спецоперации против местных жителей

В 2010 году к манипуляциям с землями нацпарка добавился целый ряд «олимпийских» поправок в федеральное законодательство — изменения коснулись Лесного и Земельного кодексов, законов о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах, об особо охраняемых природных территориях и ряда других.

В частности, было разрешено вести строительство олимпийских объектов на землях лесного фонда без их перевода в другую категорию, а также в упрощенном и ускоренном порядке изымать у граждан землю и недвижимость. При этом и то, и другое велось в такой спешке, что необходимость строительства того или иного объекта или необходимость сноса жилых домов определялась буквально «на глазок».

«В моей практике был случай, когда ко мне обратились жители частного дома, который предполагалось снести, — рассказывает известный сочинский правозащитник, член Общественного градостроительного совета города Сочи Валерий Сучков. — Людям вручили уведомление о выселении, в котором ничего не говорилось о компенсации, просто предлагалось освободить помещение. Выезжать они, разумеется, отказались. В итоге прошло какое-то время и о них просто забыли: оказалось, что никакой надобности сносить их дом не было. Это говорит о том, что у чиновников не было не то что утвержденной схемы размещения объектов, но даже общего представления».

Другим повезло меньше: с 2009 по 2013 год в одной только Имеретинской низменности, где возводят главный стадион Игр, ледовые арены и Олимпийскую деревню, у граждан было изъято более 1300 домовладений и земельных участков (по данным администрации Краснодарского края).

Для выселения людей порой устраивались целые спецоперации. Самый скандальный пример — насильственное выселение семьи Ткаченко. Их дом оказался на месте строительства развязки федеральной трассы М-27. Переезжать на предложенных условиях семья отказалась, за что дом с забаррикадировавшейся в нем семьей штурмовали ОМОНовцы и судебные приставы. Главе семейства разбили голову и надели наручники на глазах у маленьких детей. Как только свершилось «верховенство закона», пригнали экскаватор и за несколько минут превратили добротный кирпичный дом в руины...

Данные о количестве пострадавших в результате кампании по переселению у властей и самих жителей расходятся разительно. В Имеретинке говорят о сотнях семей, так и не получивших адекватной компенсации (или вообще ничего не получивших, если не сумели доказать «законность» своего домовладения). В департаменте администрации Краснодарского края по реализации полномочий при подготовке к Олимпийским играм называют другие факты: мол, только в виде компенсации за жилые дома и земельные участки людям уже выплачен 21 млрд рублей, а недовольные, дескать, всегда были и будут.

Олимпийский «паровоз»

Вслед за манипуляциями с землей постоянные пертурбации претерпевал перечень олимпийских объектов — в него постоянно что-то вносили и исключали. Лоббисты самых различных проектов почувствовали настоящий «клондайк» в возможности проталкивать свои идеи за олимпийским «паровозом».

Например, в 2008 году в перечень олимпийских объектов попали два грузовых порта в Имеретинской низменности — якобы через них должны были переваливаться крупногабаритные грузы для строек. Первый порт в устье реки Мзымты начала строить коммерческая структура Олега Дерипаски, однако качество работ было таково, что уже в декабре 2009 года морской шторм разрушил гидротехнические сооружения и инфраструктуру причалов. Порт удалось восстановить и сдать в эксплуатацию только в 2012 году, когда все основные объекты сочинской Олимпиады уже были построены. Дорогостоящие портовые сооружения оказались попросту не востребованы.

Вторую такую же авантюру не позволили совершить жители поселка совхоза «Россия»: здесь собирались строить второй «олимпийский» порт с объемом перевалки до 5 млн тонн грузов. Жители развернули шумную кампанию, не столько экологическую, сколько экономическую, буквально на пальцах доказывая ненужность даже одного порта, не говоря уже о двух. Общественный протест победил портовое лобби.

Похожая история произошла и с заводом по сжиганию илового осадка. В 2010 году ОАО «Евразийский» и французская компания Degremont заявляли, что вопрос о строительстве завода стоимостью 4 млрд рублей — дело абсолютно решенное, что этот объект стал частью олимпийской программы — т. е. претендует на государственные деньги. Против завода выступила общественность, и опять коммерческое лобби не устояло: в 2011 году правительство РФ объявило, что завода не будет и что сжигать осадок сочинских очистных — неэкологично. Чем думали раньше?

Самый прогремевший «вагон» олимпийского «паровоза» — Кудепстинская ТЭС. Изначально этот энергообъект вообще не фигурировал в олимпийской программе. Только в 2009 году «Олимпстрой» заявил о намерении отобрать инвесторов для строительства второй олимпийской ТЭС. Инвестора и проект отбирали больше двух лет, и отобрали наименее экологичный — проект самой крупной в мире газопоршневой станции из трех энергоблоков — 147 МВт, 110 МВт и 110 МВт.

Объемы предполагаемых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от ТЭС — до 14 тыс. тонн в год. Началась самая массовая и самая продолжительная протестная кампания за все время подготовки к Олимпиаде. Кудепстинцы писали письма во все инстанции, ходили на митинги и сходы, устраивали полевой лагерь на стройплощадке, кидались под строительную технику...

Противостояние длилось почти год, пока не стало ясно, что к олимпиаде не успеть. И опять случилось чудо: вице-премьер правительства России Дмитрий Козак, пытаясь выйти из некрасивого положения, назвал виновным в срыве графика застройщика и пояснил, что энергодефицита на Играх-2014 все равно не будет. Зачем было огород городить?

Провал с «нулем» отходов

Самая бьющая по репутации организаторов часть подготовки к Играм-2014 — проваленная программа «Ноль отходов». Одно из основных требований Международного олимпийского комитета — успешная реализация принципа «Ноль отходов», основанного на трех R — Reduce, Reuse, Recycle (сокращение, повторное использование, переработка).

Осенью прошлого года власти олимпийской столицы отрапортовали: «Ноль отходов» начала действовать — на территории Сочи все свалки закрыты и рекультивированы, а мусор вывозится в другой район Краснодарского края — Белореченский. Прийти к столь неумному решению мусорной проблемы городским властям пришлось исключительно по собственной недальновидности: они понадеялись, что мощностей построенного в городе мусоросортировочного завода хватит для сортировки большей части всех сочинских отходов.

В итоге запуск такого завода в 2011 году обернулся для города настоящей коммунальной катастрофой: владельцы комплекса взвинтили расценки за свои услуги, коммунальщикам, в свою очередь, пришлось практически в два раза увеличить тариф за вывоз отходов — с 74 до 134 рублей с квартиры. Но и это не решило проблему: как выяснилось, сортировочный завод способен извлекать из всего объема лишь несколько процентов полезного вторсырья, остальное все равно идет на свалку.

В 2010-2011 годах администрация Краснодарского края при поддержке Минрегионразвития России попыталась пролоббировать строительство полигона ТБО на территории Лазаревского района Сочи — сначала в районе села Верхнее Буу, а затем возле села Уч-Дере, рядом с бывшей городской свалкой. Рассматривался также вариант захоронения отходов на территории Сочинского национального парка — в горных выработках Каменского карьера, где в настоящее время добывается известняк для олимпийских строек.

Все эти планы натолкнулись на противодействие жителей Лазаревского и Адлерского районов, которые, по аналогии с ситуацией с Кудепстинской ТЭС, сумели затянуть сроки согласования проектов и сделали невозможным их реализацию к 2014 году. В этих условиях сочинские власти приняли решение вывозить сочинские отходы по другую сторону Главного Кавказского хребта — в Белореченский район, на полигон близ поселка Верхневеденеевский.

Теперь уже там тлеет народное недовольство: жители собрали несколько тысяч подписей под требованием расторгнуть договор между администрацией Белореченского района и ОАО «Сочинский мусороперерабатывающий комплекс» и прекратить завозить сочинские отходы.

Свалка в окрестностях Адлера. Фото: Экологическая Вахта по Северному Кавказу

По сведениям администрации Краснодарского края, на программу «Ноль отходов» уже потрачено из бюджета 50 млрд рублей, однако мэрия Сочи попросит увеличить финансирование еще на 60 млрд. Как заявляется, большая часть этих средств должна пойти как раз на субсидирование перевозки мусора в Белореченский район.

В сущности, из всей программы выполнено лишь два пункта: закрыта и рекультивирована свалка в Адлерском районе и запущена сортировка ТБО. Во всем остальном «нулем» не пахнет: мусор просто решили задвинуть «в дальний угол», по крайней мере, на время олимпиады.

Кто будет расплачиваться за «банкет»?

Праздник придет и уйдет, и кому-то придется отвечать за проколы, за взвинченные до небес сметы, за экологический ущерб, за разрушенные дома и людские судьбы. Останутся дыры в бюджете, проседающие в болото, никому не нужные бетонные монстры олимпийских объектов и пустующие горнолыжные трассы, с которых будет дешевле улететь прямиком в какую-нибудь Австрию, чем оплачивать Миллеру и Потанину их затраты.

Только вот будут ли сделаны правильные выводы? Скорее всего, мы станем свидетелями традиционной российской забавы — «найди и накажи стрелочника».

http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2013/1375343867.83

Опубликовано: 06/08/2013
Просмотров: 4417
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32