Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика

Общественная палата становится тормозом на пути развития края

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО | Общественная палата

Сохранить страницу

Сергей ПЛЕШАКОВ // «Человек – это то, что должно преодолеть». Эти жесткие слова Ницше, грезившего Сверхчеловеком, ставят ему в вину: породил, мол, фашизм. Но внутреннее самопреодоление, духовное движение – как в человеке, так и в обществе – может идти как вверх, так и вниз. И вверху вас встретят святые, а внизу гитлеры. Так что Ницше не при чем.

Ладно бы, люди не хотели к худшему – они не хотят и к лучшему. Большинство думает: зачем куда-то двигаться? надо тормозить время, эпоху, существующий порядок вещей… Но проблема в том, что перемены неизбежны, и при пассивной позиции большинства – как у того раненого солдата в романе Л.Толстого: «ой, не трогайте меня санитары, мне так больно, уж лучше я здесь потихоньку умру…» – они непременно будут к худшему.

 

Так и в России: лучше будем тихо помирать, и не надо нас никуда тащить.  И хотя мы привыкли, что в России власть первая сопротивляется переменам, есть и исключения из правил… только подтверждающие правила.

Стратегия торможения

 

В Хабаровском крае 4 года назад «политического тяжеловеса» В.И. Ишаева сменил «демократ» В.И. Шпорт. Казалось бы, что жесткий стиль управления, под бутафорским громыханием которого в крае сформировалась и зацементировалась «элита», ощутимая во всех сферах разруха и стагнация процессов, неприветствуемость гражданской активности – все это должно было поднадоесть людям. Тем более, что новый губернатор взял курс на вовлечение общественности во все социально-экономические процессы. Если я верно уловил суть недавно опубликованной Стратегии модернизации управления краем, В.И. Шпорт ставит первоочередной задачей привлечение потенциала активных граждан во все сферы жизнедеятельности через народотворчество и реальное самоуправление. Казалось бы, веселитесь и ликуйте – ан нет!

Первыми на тормоза нажали представители властной элиты: куда? зачем? у нас и так все хорошо! у нас лишь отдельные недостатки, и дальнейшее совершенствование… Первым делом «включили дурака»: ничего не понимаем! Этот «нихт ферштейн» общественники четко ощутили на себе, когда пытались продвинуть целевые программы по поддержке гражданских инициатив и по развитию местного самоуправления. Лично мне довелось 5 (пять!) раз видеть смерть и реинкарнацию в новом виде поддержанной губернатором программы по сельскому развитию, под рефрен министра: не понимаю! Пару раз я даже сомневался в собственных умственных способностях: может, действительно коряво пишу или непонятно объясняю?

Когда «нихт ферштейн» уже не вызывал ничего, кроме смеха, чиновники-«тормоза» изобрели новую фишку: о, да! дело это нужное и важное! но нельзя вот так с кондачка, нужно все получше подготовить, нужно время! … Результат, собственно, одинаковый: дело как стояло колом, так и стоит. Но уже как бы есть надежда, уже и не скажешь, что министры против…

Если нам, часом да разом общавшимся с чиновниками, было тоскливо, тот каково должно было быть губернатору? Из темных коридоров Белого дома мало что когда доносилось… Тем не менее, рано или поздно это должно было случиться: информационный портал «Дебри-ДВ» опубликовал «письмо трех» министров, занимающих в Правительстве края ключевые позиции. Читаем: «для успеха Краевой стратегии действий требуется полное понимание ее идеи и тактики работы со стороны членов Правительства края. Пока что первый опыт организации работы по Стратегии действий более, чем настораживает. Люди не понимают, «что требуется», «для чего все делается». Вот он, «нихт ферштейн»!

Видимо, не понадеявшись на «дурака», министры попутно задействовали и второй способ торможения: «реально нет мощной и достаточной подготовки к такой сложной работе», потому что «использование потенциала «гражданских инициатив» требует тщательной подготовки со стороны органов исполнительной власти края». Ну да, как быть, министры, если не справитесь с гражданской инициативой? Если на ее фоне будет очевидной ваша косность?

Думаете, только голь на выдумки хитра? Вот он, третий способ – «бюрократия, спасай!» называется: «в силу законодательной специфики работы исполнительных органов власти требуется первоначально определение правил – т.е. регламентов, формирования, полномочий работы субъектов общественно-государственного сотрудничества».

На карту брошено всё, и министры решили не просто тормозить, а создавать глубокоэшелонированную оборону: «Разработать нормативную правовую базу по внедрению Стандарта «Открытого правительства» и именно на ней строить краевую систему «общественно-государственного сотрудничества». Во как! Оказывается, у недавно запущенного федерального проекта уже должны быть «стандарты»! Ну, а пока их нет, то простите-извините … Вот, придет бумага из Москвы, тогда конечно, а до тех пор – не имеем права.

Что здесь скажешь… Вячеслав Иванович, как мы Вас понимаем! И еще больше понимаем федерального министра «Открытого правительства» М.А. Абызова. Стрессоустойчивости – и вам, и нам.

Шурочка, у меня к вам деликатное дело…

Губернатор пригласил в регион московских консультантов и технологов. Началась работа с чиновниками и общественниками, обучение и дискуссии. Казалось бы: вот люди с опытом и соображением, бери и пользуйся, консультируйся и делай, строй мосты и взаимодействуй. Но постепенно начало расти противодействие. Возможно, его корни уходят туда, откуда спустилось вышеприведенное письмо, но…

… не министрами едиными жив «человек стоящий». «Лучше за рубль лежать, чем за три бежать» – ну не мудрость ли? Если бы облеченные властью ретрограды не опирались бы на толщу народного невежества, их век был бы недолгим. А когда есть «опора на массы», на нежелание изменений, на конформизм «общественных деятелей» – Мафусаил позавидует многим нашим рулевым.

Мне было несколько смешно слушать на одной из встреч наших «общественников», в рефлексии которых звучали те же ноты: мы не понимаем, что от нас хотят, зачем нас тут учат, да у нас свой опыт, да мы делали то и это, а тут какие-то московские… Петр I, случись ему перенестись на машине времени в наше время вместо Ивана Васильевича, испытал бы дежавю: бояре без бород, а слова один в один.

В нашей Общественной палате, в ОПе, с косностью самодостаточности имею дело постоянно. Меж тем, в Стратегии краевой Палате отводится если не ключевое, то и не последнее место, и это меня уже не смешит, а откровенно страшит. О своих коллегах хочу замолвить слово, дабы продемонстрировать на ярком примере – ох и труден будет путь обновления!

Чтобы понять философию  ОПиного конформизма, способного убить любой реформаторский настрой, предлагаю вам  представьте себя на месте человека из какого-нибудь далекого-предалекого района (или из неравнодушной к власти организации, аффилированного с ней бизнес-сообщества… не суть, на самом деле), попавшего в Палату, но к общественной деятельности в реальном ее понимании отношения никогда не имевшего…

Вспомните Шурочку из «Служебного романа», которую «когда-то выдвинули на общественную работу, но потом забыли задвинуть» – это же классика! Хотя, «совковая» Шурочка еще очень даже правильная была – она позволяла себе хотя бы внутри не соглашаться с мнением руководства. Сегодняшний Шурочкин клон «видоизменен на генетическом уровне» – это уже из «Звездных войн», простите за мой визуальный ряд. Как и «в далекой-далекой Галактике», он «менее независим» от носителей власти, но «от робота отличается творческим подходом».

И вот наша Шурочка, понимающая общественную деятельность на уровне собирания товарищеских взносов за новорожденных и почивших, двигается дальше, в какой-нить межведомственный Совет, созданный будто бы специально для таких же как она «общественниц» – представлять «волю народа». Чувствуете посыл ее души? «А вдруг заметят!? и сам важный-преважный Министр пригласит в свое центральное министерство?!!»  И вот она уже видит себя ходящей по кабинетам с высокими дверями и золочеными ручками, и слышит свой пронзительный голос, исполненный обострившейся значимости: «А вы сдавали 50 копеек?»

Как думаете, какую точку зрения будет отстаивать Шурочка на новом псевдо-общественном поприще? Ну, это же понятно: она будет ловить каждую вибрацию Председателя (о, Шурочки превосходно умеют слышать начальственные вибрации, как слепые от рождения умеют видеть пальцами), разделять априори любое его мнение и яростно – творчески! – грызть его оппонентов. Она будет во снах видеть важного-преважного Министра, как заходит к нему Председатель, и как говорит между делом: как эта Шурочка стоит за наше дело! А важный-преважный Министр ему так и отвечает: а не взять ли мне Шурочку в свои замши? «Взять, взять!» – кричит Шурочка и просыпается…

Вы думаете, что Шурочкам надо быть поскромнее в своих грезах во сне и наяву? Отнюдь. В том-то и штука, что важные-преважные министры иной раз таким образом поощряют своих последователей, будь они с территорий или с каких других организаций, и несколько карьер подобного рода проходят нынче у нас перед глазами. Так что, надеюсь, теперь и вы будете вместе со мной лучше понимать Шурочек, и где-то даже сочувствовать им – Шурочек много, да не у каждой сны сбываются.

А идите вы… в бухгалтерию!!!

Скажете: а Шурочка тож общественницей была! К ней давайте вернемся попозже, а пока – кто есть настоящий общественный деятель? Как пишут в инете, «общественные деятели – люди, которые занимаются какой-либо проблемой или сферой жизни общества». Ну, это общее и неполное определение. С моей точки зрения общественники суть те, кто свою энергию тратит не ради личного процветания, или своей семьи, или даже своей организации, а направляет ее на решение проблем социума – настоящие общественники служат обществу. То бишь альтруизма в их действиях всяко разно больше, чем эгоизма, личного или корпоративного, хотя куда ж от эгоизма деться, пока есть тело, близкие, дом…

С этой точки зрения общественные деятели суть: монах, в страданиях, молитвах и думах прозревший до любви и истины, и, как Иоанн Кронштадтский, понесший ее в народ; реформатор, как Ленин, на себе испытавший несправедливость общественного строя или отдельных его сфер,  предложивший и внедряющий улучшенную модель взаимоотношений; ученый, как Никола Тесла самозабвенно трудящийся над раскрытием тайн природы ради общественной пользы…

Наверно, слишком задрал планку. Я ж и сам себя к таковым отношу, и читатель скажет: во парень дает, на одну планку с Лениным себя ставит… Хорошо, снижаю: журналист, как Борис Резник (мало что о нем знаю, просто прочитал его интервью на «Эхе Москвы»), своей несгибаемой позицией содействовавший пересмотру губительной «правоприменительной практики», а еще отмене  экологически опасного проекта на Амуре. Так пойдет? Тоже круто?

Сергей Номанюк, руководитель частного приюта «Открытое сердце», изо дня в день исполнявший добровольно взятый на себя гражданский долг по заботе о бездомных, тем самым вызвавший волну подражания, на которой в нашем Хабаровске работает уже 7 частных и общественных приютов для бездомных, несколько из которых открыты его реабилитантами? Или Галя Клюкина из села Лончаково Бикинского района, объединившая людей сначала для культурного ренессанса, затем для совместного предпринимательства и заботы о своем селе? … Можно, я с Галей поравняюсь, раз уж она нашей success story была и остается?

 

 

Сергей ПЛЕШАКОВ // «Человек – это то, что должно преодолеть». Эти жесткие слова Ницше, грезившего Сверхчеловеком, ставят ему в вину: породил, мол, фашизм. Но внутреннее самопреодоление, духовное движение – как в человеке, так и в обществе – может идти как вверх, так и вниз. И вверху вас встретят святые, а внизу гитлеры. Так что Ницше не при чем.

Ладно бы, люди не хотели к худшему – они не хотят и к лучшему. Большинство думает: зачем куда-то двигаться? надо тормозить время, эпоху, существующий порядок вещей… Но проблема в том, что перемены неизбежны, и при пассивной позиции большинства – как у того раненого солдата в романе Л.Толстого: «ой, не трогайте меня санитары, мне так больно, уж лучше я здесь потихоньку умру…» – они непременно будут к худшему.

Так и в России: лучше будем тихо помирать, и не надо нас никуда тащить.  И хотя мы привыкли, что в России власть первая сопротивляется переменам, есть и исключения из правил… только подтверждающие правила.

Стратегия торможения

 

В Хабаровском крае 4 года назад «политического тяжеловеса» В.И. Ишаева сменил «демократ» В.И. Шпорт. Казалось бы, что жесткий стиль управления, под бутафорским громыханием которого в крае сформировалась и зацементировалась «элита», ощутимая во всех сферах разруха и стагнация процессов, неприветствуемость гражданской активности – все это должно было поднадоесть людям. Тем более, что новый губернатор взял курс на вовлечение общественности во все социально-экономические процессы. Если я верно уловил суть недавно опубликованной Стратегии модернизации управления краем, В.И. Шпорт ставит первоочередной задачей привлечение потенциала активных граждан во все сферы жизнедеятельности через народотворчество и реальное самоуправление. Казалось бы, веселитесь и ликуйте – ан нет!

Первыми на тормоза нажали представители властной элиты: куда? зачем? у нас и так все хорошо! у нас лишь отдельные недостатки, и дальнейшее совершенствование… Первым делом «включили дурака»: ничего не понимаем! Этот «нихт ферштейн» общественники четко ощутили на себе, когда пытались продвинуть целевые программы по поддержке гражданских инициатив и по развитию местного самоуправления. Лично мне довелось 5 (пять!) раз видеть смерть и реинкарнацию в новом виде поддержанной губернатором программы по сельскому развитию, под рефрен министра: не понимаю! Пару раз я даже сомневался в собственных умственных способностях: может, действительно коряво пишу или непонятно объясняю?

Когда «нихт ферштейн» уже не вызывал ничего, кроме смеха, чиновники-«тормоза» изобрели новую фишку: о, да! дело это нужное и важное! но нельзя вот так с кондачка, нужно все получше подготовить, нужно время! … Результат, собственно, одинаковый: дело как стояло колом, так и стоит. Но уже как бы есть надежда, уже и не скажешь, что министры против…

Если нам, часом да разом общавшимся с чиновниками, было тоскливо, тот каково должно было быть губернатору? Из темных коридоров Белого дома мало что когда доносилось… Тем не менее, рано или поздно это должно было случиться: информационный портал «Дебри-ДВ» опубликовал «письмо трех» министров, занимающих в Правительстве края ключевые позиции. Читаем: «для успеха Краевой стратегии действий требуется полное понимание ее идеи и тактики работы со стороны членов Правительства края. Пока что первый опыт организации работы по Стратегии действий более, чем настораживает. Люди не понимают, «что требуется», «для чего все делается». Вот он, «нихт ферштейн»!

Видимо, не понадеявшись на «дурака», министры попутно задействовали и второй способ торможения: «реально нет мощной и достаточной подготовки к такой сложной работе», потому что «использование потенциала «гражданских инициатив» требует тщательной подготовки со стороны органов исполнительной власти края». Ну да, как быть, министры, если не справитесь с гражданской инициативой? Если на ее фоне будет очевидной ваша косность?

Думаете, только голь на выдумки хитра? Вот он, третий способ – «бюрократия, спасай!» называется: «в силу законодательной специфики работы исполнительных органов власти требуется первоначально определение правил – т.е. регламентов, формирования, полномочий работы субъектов общественно-государственного сотрудничества».

На карту брошено всё, и министры решили не просто тормозить, а создавать глубокоэшелонированную оборону: «Разработать нормативную правовую базу по внедрению Стандарта «Открытого правительства» и именно на ней строить краевую систему «общественно-государственного сотрудничества». Во как! Оказывается, у недавно запущенного федерального проекта уже должны быть «стандарты»! Ну, а пока их нет, то простите-извините … Вот, придет бумага из Москвы, тогда конечно, а до тех пор – не имеем права.

Что здесь скажешь… Вячеслав Иванович, как мы Вас понимаем! И еще больше понимаем федерального министра «Открытого правительства» М.А. Абызова. Стрессоустойчивости – и вам, и нам.

Шурочка, у меня к вам деликатное дело…

Губернатор пригласил в регион московских консультантов и технологов. Началась работа с чиновниками и общественниками, обучение и дискуссии. Казалось бы: вот люди с опытом и соображением, бери и пользуйся, консультируйся и делай, строй мосты и взаимодействуй. Но постепенно начало расти противодействие. Возможно, его корни уходят туда, откуда спустилось вышеприведенное письмо, но…

… не министрами едиными жив «человек стоящий». «Лучше за рубль лежать, чем за три бежать» – ну не мудрость ли? Если бы облеченные властью ретрограды не опирались бы на толщу народного невежества, их век был бы недолгим. А когда есть «опора на массы», на нежелание изменений, на конформизм «общественных деятелей» – Мафусаил позавидует многим нашим рулевым.

Мне было несколько смешно слушать на одной из встреч наших «общественников», в рефлексии которых звучали те же ноты: мы не понимаем, что от нас хотят, зачем нас тут учат, да у нас свой опыт, да мы делали то и это, а тут какие-то московские… Петр I, случись ему перенестись на машине времени в наше время вместо Ивана Васильевича, испытал бы дежавю: бояре без бород, а слова один в один.

В нашей Общественной палате, в ОПе, с косностью самодостаточности имею дело постоянно. Меж тем, в Стратегии краевой Палате отводится если не ключевое, то и не последнее место, и это меня уже не смешит, а откровенно страшит. О своих коллегах хочу замолвить слово, дабы продемонстрировать на ярком примере – ох и труден будет путь обновления!

Чтобы понять философию  ОПиного конформизма, способного убить любой реформаторский настрой, предлагаю вам  представьте себя на месте человека из какого-нибудь далекого-предалекого района (или из неравнодушной к власти организации, аффилированного с ней бизнес-сообщества… не суть, на самом деле), попавшего в Палату, но к общественной деятельности в реальном ее понимании отношения никогда не имевшего…

Вспомните Шурочку из «Служебного романа», которую «когда-то выдвинули на общественную работу, но потом забыли задвинуть» – это же классика! Хотя, «совковая» Шурочка еще очень даже правильная была – она позволяла себе хотя бы внутри не соглашаться с мнением руководства. Сегодняшний Шурочкин клон «видоизменен на генетическом уровне» – это уже из «Звездных войн», простите за мой визуальный ряд. Как и «в далекой-далекой Галактике», он «менее независим» от носителей власти, но «от робота отличается творческим подходом».

И вот наша Шурочка, понимающая общественную деятельность на уровне собирания товарищеских взносов за новорожденных и почивших, двигается дальше, в какой-нить межведомственный Совет, созданный будто бы специально для таких же как она «общественниц» – представлять «волю народа». Чувствуете посыл ее души? «А вдруг заметят!? и сам важный-преважный Министр пригласит в свое центральное министерство?!!»  И вот она уже видит себя ходящей по кабинетам с высокими дверями и золочеными ручками, и слышит свой пронзительный голос, исполненный обострившейся значимости: «А вы сдавали 50 копеек?»

Как думаете, какую точку зрения будет отстаивать Шурочка на новом псевдо-общественном поприще? Ну, это же понятно: она будет ловить каждую вибрацию Председателя (о, Шурочки превосходно умеют слышать начальственные вибрации, как слепые от рождения умеют видеть пальцами), разделять априори любое его мнение и яростно – творчески! – грызть его оппонентов. Она будет во снах видеть важного-преважного Министра, как заходит к нему Председатель, и как говорит между делом: как эта Шурочка стоит за наше дело! А важный-преважный Министр ему так и отвечает: а не взять ли мне Шурочку в свои замши? «Взять, взять!» – кричит Шурочка и просыпается…

Вы думаете, что Шурочкам надо быть поскромнее в своих грезах во сне и наяву? Отнюдь. В том-то и штука, что важные-преважные министры иной раз таким образом поощряют своих последователей, будь они с территорий или с каких других организаций, и несколько карьер подобного рода проходят нынче у нас перед глазами. Так что, надеюсь, теперь и вы будете вместе со мной лучше понимать Шурочек, и где-то даже сочувствовать им – Шурочек много, да не у каждой сны сбываются.

А идите вы… в бухгалтерию!!!

Скажете: а Шурочка тож общественницей была! К ней давайте вернемся попозже, а пока – кто есть настоящий общественный деятель? Как пишут в инете, «общественные деятели – люди, которые занимаются какой-либо проблемой или сферой жизни общества». Ну, это общее и неполное определение. С моей точки зрения общественники суть те, кто свою энергию тратит не ради личного процветания, или своей семьи, или даже своей организации, а направляет ее на решение проблем социума – настоящие общественники служат обществу. То бишь альтруизма в их действиях всяко разно больше, чем эгоизма, личного или корпоративного, хотя куда ж от эгоизма деться, пока есть тело, близкие, дом…

С этой точки зрения общественные деятели суть: монах, в страданиях, молитвах и думах прозревший до любви и истины, и, как Иоанн Кронштадтский, понесший ее в народ; реформатор, как Ленин, на себе испытавший несправедливость общественного строя или отдельных его сфер,  предложивший и внедряющий улучшенную модель взаимоотношений; ученый, как Никола Тесла самозабвенно трудящийся над раскрытием тайн природы ради общественной пользы…

Наверно, слишком задрал планку. Я ж и сам себя к таковым отношу, и читатель скажет: во парень дает, на одну планку с Лениным себя ставит… Хорошо, снижаю: журналист, как Борис Резник (мало что о нем знаю, просто прочитал его интервью на «Эхе Москвы»), своей несгибаемой позицией содействовавший пересмотру губительной «правоприменительной практики», а еще отмене  экологически опасного проекта на Амуре. Так пойдет? Тоже круто?

Сергей Номанюк, руководитель частного приюта «Открытое сердце», изо дня в день исполнявший добровольно взятый на себя гражданский долг по заботе о бездомных, тем самым вызвавший волну подражания, на которой в нашем Хабаровске работает уже 7 частных и общественных приютов для бездомных, несколько из которых открыты его реабилитантами? Или Галя Клюкина из села Лончаково Бикинского района, объединившая людей сначала для культурного ренессанса, затем для совместного предпринимательства и заботы о своем селе? … Можно, я с Галей поравняюсь, раз уж она нашей success story была и остается?

Короче, такими деятелями, их новациями и волей общество (общественная парадигма села или страны, без разницы) движется в лучшую сторону! Деятельная гражданская позиция, и ни что иное – вот что кладет границу между общественниками и Шурочками. Теперь про   Шурочкину «общественную нагрузку»: «нагрузка» не позиция. Да и пока Шурочка собирала с коллег копейки, ее работу в бухгалтерии кто-то делал; стало быть, ее беготня по этажам управления статистики была оплачиваема. А вот ее «позиция» относительно  чужой личной жизни, да еще и сформированная Самохваловым… подальше бы от таких «общественниц».

Общество, в котором гражданская позиция приветствуется и разделяется, суть гражданское. Хотя нет, нужно уточнение. Хорошо, если хотя бы приветствуется. А то открыл я опрос в одной соцсети: «кто такие НКО: гражданские активисты или иностранные агенты?» Так там «на кол их» и «стрелять их» самыми мягкими призывами были. Набрались люди дури из зомбоящика, аки тот Иванушка водицы из копытца…

Когда же гражданская позиция не только приветствуется, но и разделяется – это уже, считай, победа! К примеру, в своих сельских программах мы искали людей, которые хотели бы сделать что-то хорошее, но не себя или своего учреждения ради, а во благо села. Если удавалось таких найти, то успех был гарантирован, потому что другие люди чувствовали в таких лидерах утерянное Общее, и такое же общее просыпалось в них. Люди отвлекались от извечной борьбы за выживание, от беспросветной суеты (а кто-то и от стакана), и становились – гражданами! Ведь гражданин, в классическом понимании, суть человек, лично своими руками, деньгами и мозгами разделяющий заботу за Общее.

Потому пока гражданское общество – умозримый идеал. Смеюсь в глаза тем, кто говорит, что у нас оно есть – нету! Раньше временами проявлялось, сейчас – случайными сполохами, а в остальное время кромешная темень, в которой каждый сам за себя. Но оно будет! Стало быть, и служба общественного деятеля не к конкретным людям относится и не одним днем оканчивается, но есть попытка внедрения новых принципов, благодаря которым общество будет становиться лучше.

Командовать парадом буду я!

На самом деле это у меня все еще вступление было. Однако, надо же было читателя подготовить… да и самому подготовиться. После последнего пленарного заседания, возмутившего меня до глубины души, мне потребовалась неделя времени, чтобы в разговорах о Палате употреблять только нормальные слова. Бедным сотрудникам нашей организации повезло меньше, так как некоторое время они делили офис с вербальным сапожником.

Раньше я писал о бесполезности нашей Общественной палаты, а сегодня вдруг взглянул на нее под иным углом зрения. И понял, что Палата очень даже полезна – она выполняет задачу будущего… На ее примере мы учимся, какой НЕ должна быть Общественная палата, какими не должны быть ее члены, ее председатель, плей-лист ее заседаний, судьба ее решений… Это очень важно, в будущем уберечься от ошибок.

Поскольку все пленарные заседания проходят под копирку, то опишу, как проходило последнее. Первым вопросом вносились изменения в Реламенты. Прокомментирую: наша Комиссия по развитию гражданского общества наметила план работы на первое полугодие 2013 года, всего из 12 вопросов. В том числе мы решили провести Общественные слушания по ситуации вокруг мэра г. Николаевск-на-Амуре Волынского П.В., а также сделать группу мониторинга по предстоящим выборам.

За Волынского, привлеченного к уголовной ответственности, письма к Президенту и губернатору подписало около 3000 жителей Николаевска – кому как не Общественной палате заинтересоваться таким феноменом? Предвыборный же мониторинг плюс дискуссионная площадка необходимы как воздух. Ведь в сентябре этого года перевыборы глав и районов пройдут более чем в 200 муниципальных образованиях! Представьте себе уровень конкуренции и сопряженной конфликтности!

И что происходит? Сначала мы получаем назад план работы Палаты, составленный из планов комиссий, и не видим в нем 2/3 своих мероприятий! После «агрессивных переговоров» с зам.председателя Бурой Г.А. в плане появляется 10 наших мероприятий из 12 – за минусом, как понимаете, слушаний по Волынскому и группы мониторинга выборов. Оказывается, Совет не утвердил эти 2 мероприятия – имеет, видите ли, право.

Этим правом наша ОПа жутко выделяется в ряду других Палат. Федеральная Палата, к примеру, предоставляет своим членам и тем более комиссиям полную автономию: запланировали – делайте. В нашей ОПе мы должны получить на то санкцию Совета Палаты – де юре, и председателя Палаты Ю.Г. Плесовских де факто. Который на каждом шагу всех уверяет, что в Палате сплошь «люди достойные», и сам же это утверждение опровергает. Потому как получается, что есть достойные, и есть еще более достойные, которые бдят, чтобы менее достойные не натворили чего недостойного.

К делу: наша комиссия вносит поправку в Регламент, по которой Совет Палаты не вправе по своему усмотрению усекать планы комиссий. Дополнительно на заседании поясняю коллегам: давайте уберем ненужный контроль Совета – мы ж не дети, в конце-то концов. Председатель обозначает свою позицию (он всегда так делает, хоть по тому же Регламенту не имеет на это права): вы там комиссии сами по себе, а Палата сама по себе, и – читаем по губам – Совет с председателем в ней суть всё. Голосуем: 18 голосами против 4 наша поправка отклоняется . Спят коллеги, что ли? Или впрямь детсад рулит…

Вторым вопросом идет законопроект «О присвоении звания «Ветеран труда Хабаровского края». С ним проблем особенных нет: гражданам, проживающим в крае, имеющим соответствующий стаж и получивших награды «Почетный гражданин Хабаровского края», «За заслуги перед Хабаровским краем» и «Родительская слава Хабаровского края» автоматом будет присваиваться звание «Ветеран труда Хабаровского края», а по достижении пенсионного возраста на них будут распространяться дополнительные меры социальной поддержки: внеочередная медпомощь, зубные протезы, скидки на ЖКХ… Одобрямс!

Историческая реконструкция

Третий вопрос, законопроект «О казачестве в Хабаровском крае» вызвал у меня массу вопросов. Что есть казачьи общества? Это некоммерческие организации. Отличие казачьих обществ состоит лишь в том (да и то только «реестровых» обществ), что они могут нести воинскую службу: охранять границу, патрулировать городские улицы и т.д.  В остальном различий нет. Следовательно, казачьи общества должны подчиняться тем же правилам, по которым живут остальные НКО.

Что делает этот законопроект? Он предлагает закрепить за казачьими обществами специальные преференции, как то выделение земель или выдачу субсидий. Более того, он предписывает краевой и муниципальной власти оказывать содействие в реализации сельхозпродукции, предоставлять льготы по уплате налогов, размещать среди казачьих обществ заказы на поставки товаров и услуг. И уж как высший пилотаж, законопроект фактически обязывает Министерство сельского хозяйства края обеспечивать казачьи общества сельхозтехникой, скотом, семенами, удобрениями, вет.обслуживанием…

С одной стороны, можно и даже нужно поднимать руку «за». Ведь наш местный сельхозпроизводитель не может конкурировать с агентом по поставке китайской продукции ни на свободном рынке, ни в госзакупках – последний бьет ценой. И вот казаки берутся за дело, пашут и сеют, выдают на гора картошку и мясо – давайте ж им подможем, что претит?

Но представьте себе десять деревень, одна из которых поверсталась в казаки. В ней каждый двор имеет заказ на картошку или мясо, и живет деревня припеваючи, и лендкрузеры под каждой калиткой. А в остальных девяти все также грустно, и последний забор в печке дожигают. Что тогда будет? А будет худо, и кроме розни и вражды среди население такая политика ни к чему хорошему не приведет. Потому что у всех должны быть либо равные возможности, либо равное отсутствие таковых. Если смотреть на дело с точки зрения НКО, то и здесь резкое размежевание будет неизбежным.

Коллега Бирюков В.А. и кто-то еще возражают: казаки фактически исторический этнос, который осваивал приграничные территории… выступать против законопроекта значит выступать против истории страны… казак без земли не казак… а давайте не будем тогда помогать другим этносам, вроде коренных народов Севера, ведь это неправильно…

ОК, отвечаю по порядку. Традиция выделять одни этносы поперед других суть протухшее наследие советской эпохи. Вот жили нанайцы, удэгейцы и другие коренные почти в условиях каменного века (читаем Джанси Кимонко), и требовалось быстро улучшить их быт и жизнь – это было выполнено. Отсутствовала средь них интеллигенция – ликбез, школа и вуз сделали свое посильное дело. Дальше, по идее, национальные общины должны были двигаться на равных с другими этносами (при этом я не имею ввиду, что нужно отменить квоты на вылов рыбы и т.д., т.е. лишить коренные народы Севера их исторических видов деятельности), ибо нивх и нигидалец, живущие в нашей стране, такие же граждане, как русский или украинец, вне зависимости от национальностей. Не могут граждане (здесь я о правовом термине)  быть первого и второго сорта.

Однако, в эпоху Ельцина и до настоящего времени политика неравных национальных возможностей продолжилась. И как-то так странно получается, что на национальных территориях условия, во всяком случае экономические, оказываются на порядок и более  лучшими. Доходит до того, что средний бюджет села в Татарстане в 30-40 раз больше, чем бюджет идентичного дальневосточного села. Вот такой «комбэг» во времена, когда Прибалтика жила куда лучше, чем Черноземье, и все знают, к чему это привело.

Наконец, всматриваясь в людей, называющих себя казаками, я не вижу в них какого-то иного разреза глаз, размера скул, ничего не слышал о некоей этнически отличной казачьей литературе, казачьем языке, религии… Какой такой этнос, господа? Я говорил с людьми, которые по каким-то неведомым мне признакам определяли, кто казак, а кто нет… Задумайтесь, в казаки-то верстать будут именно эти «специалисты», и те самые девять деревень пойдут лесом, а не кругом, потому что, вишь ли, их предки не тем коленом вышли. И пойди же докажи потом.

Да, исторически казаки были связаны с границей – и уж если заниматься «исторической реконструкцией», то земельные участки казакам нужно давать именно на приграничных территориях. Однако, отчего-то это предложение – «заточить» закон под приграничные территории – группе членов Палаты, лоббировавших законопроект, не понравилось: вот где казакам потребуется, там и давайте.

В общем, ничего кроме явной коррупции в этом законопроекте я не увидел. Складывается впечатление, что у казачьих лидеров, коим является г-н Пархоменко В.И., член ОП, представлявший законопроект, есть задача поверстать в свои ряды народ, разделив его по только им понятным иррациональным признакам, а еще получить деньги, земли и силу… И власть должна пойти на это, вместо того, чтобы предоставить всем селянам возможность развивать производство сельхозпродукции, правильным образом сориентировав программы Минсельхоза и Минэкономразвития края, а также дать равные права всем НКО делать хорошие дела для края?

Член ОП от Амурского района Выборов М.К. удивлен: если казачьи общества являются некоммерческими организациями – а они ими являются, – то к чему такой законопроект? Руководителю отдела правительства края, отвечающего за взаимодействие с казачеством (странная структура, не так ли?), ответить особенно  нечего… ну, все же понимают люди! Голосуем: 12 «за», 6 «против», 3 «воздержались». Ух ты, коллеги просыпаются!

Заседание продолжается, или Слабонервных просим удалиться!

Да лучше бы дальше спали. Вопрос четвертый – соглашусь, что с дебильной формулировкой, моей между прочим – «О нецелесообразности строительства нового центра по обслуживанию бездомных в г. Хабаровске и поддержке Общественных центров для бездомных. О необходимости строительства хосписа для беспомощных и умирающих (в том числе бездомных), организации при хосписе паллиативной медицинской помощи».

История дебилизма такова: повестки «пленарных» ОПы  теперь уже традиционно формируются из нескольких малозначительных вопросов. Наша комиссия постоянно пытается наполнить заседания  существенным контентом, и вы представить не можете, как это трудно! Перед последним пленарным был бурный Совет, где мне довелось присутствовать, чтобы представить в повестку 5 предложений от комиссии. Совет их рубил как капусту. Когда же я возмутился – «похоже, что Совет априори против наших предложений!» – то председатель задумался… и предложил последний вопрос в повестку включить. Совет – кто бы сомневался – согласился. Воспользовавшись сменой ветра, я запихнул в один вопрос сразу два. А что оставалось делать-то?

Вопросы эти, между тем, очень даже пересекаются. По хоспису выступила С.А.Епифанова, по бездомным отчитался ваш покорный слуга. Общий смысл выступлений следующий: этой зимой Министерство соцзащиты края (МСЗ) выделило 600 тыс. рублей и материальные ресурсы, за счет чего частные и общественные приюты смогли почти вдвое больше обогреть и накормить бездомных – более 300 человек. При этом МСЗ собирается построить в Комсомольске, Совгавани и Хабаровске три государственных Центра реабилитации для бездомных. Но если в Комсомольске и Совгавани эти Центры нужны, то в Хабаровске Центр на 50 дополнительных мест ничего не даст, а потрачено будет не менее 250 миллионов.

Так не лучше ли увеличить поддержку частным и общественным приютам для бездомных, а взамен государственного Центра  для бездомных построить хоспис с отделением паллиативной помощи для неизлечимо больных и умирающих? Ведь только в Хабаровске 600 онкобольных, и многие семьи по нескольку лет страдают вместе с умирающими и криком кричащими родственниками. Для которых наш Минздрав даже не может закупить в нужном количестве обезболивающие нового класса, в виде пластырей (трансдермальные терапевтические системы, ТТС), которые приклеиваются на кожу и на 3 суток снимают болевые симптомы.

Резюме: давайте здание строить будем, но пусть оно служит не бездомным, о которых позаботятся НКО и активные граждане при небольшой бюджетной поддержке, а неизлечимо больным и умирающим людям  – особенно из сел, где с обезболиванием реальная проблема! Перекликаются вопросы? Вот и я думаю, что перекликаются.

И тут начинается реальный театр абсурда. Председатель предоставляет слово сотруднику Минздрава И.Д. Филимончиковой,  которая на протяжении почти получаса, противореча сама себе каждым вторым предложением, риторствует на темы: а) краю хоспис нужен, но нет уверенности, что нужен; б) хоспис идет по ведомству МСЗ, и Минздрав тут не при чем, но паллиативные отделения  только по ведомству Минздрава; в) ТТС Минздрав закупить не может, но все же может; г) по паллиативной медицине в крае специалисты готовятся, но для хосписа их не найти… Сломали мозги? А в Минздраве, похоже, все так ходят.

Софья Епифанова пытается парировать: в стране работает 80 хосписов, по рекомендациям на каждые 300 тысяч человек нужен один хоспис, только для  Хабаровска нужно два, а Минздрав поставил задачу сделать 100 «паллиативных» коек только к 2020 году… Сотрудница Минздрава бьет джокером: в Минздраве специалисты, а вопрос подготовлен не специалистами (меж тем, вопрос готовился под руководством председателя нашей комиссии, профессора медицины С.Ш.Сулейманова, который на заседании отсутствовал!), рекомендуем отказать. Занавес.

Не-не, придержите шторки, у нас еще один артист: слово предоставляется первому заместителю министра соцзащиты В.П. Казакову. А у меня уже формируется убеждение, что сегодняшнее заседание – это показательная порка нашей комиссии. Чтоб не высовывались.

Итак, зам.министра: бездомные идут по одному ведомству, умирающие по другому… вроде мы где-то уже это слышали? Ага, вот «новенькое»: нельзя 250 миллионов перекинуть из одной статьи бюджета на другую, и вместо Центра для бездомных построить хоспис… Труппа, похоже, сегодня в ударе. И на закусь: а Плешаков, который вроде бездомными занимается, в МСЗ вообще не приходит, и с Казаковым не встречается!

Вообще-то я вполне нормально в МСЗ общаюсь с Бурлакой М.И., еще одним зам.министра… или он там коврики подметает? А я же этого не знал! Вон к кому надо было идти, к самому Казакову! Мои передние колодки уже почти не держат – я что-то рычу в ответ «самому Казакову»…

А председатель меж тем: подытожим! Позвольте-позвольте, почему нам не дают слово для ответа? Председатель закрывает прения. Я повышаю голос: это вопрос нашей комиссии, дайте слово! Председатель ставит вопрос на голосование – и подавляющее БОЛЬШИНСТВО за завершение прений (т.е. вопреки основополагающему праву каждого члена Палаты свободно говорить по всем вопросам, касающимся деятельности Палаты, закрепленному Законом «Об Общественной палате Хабаровского края»!)…

Всё,  дальше уже помню смутно. Кажется, вскочил, начал кричать, что тут не общественные деятели собрались, а черт те кто… коллеги, разумеется, что-то в ответ… Взяв себя в руки, прощаюсь и пытаюсь быстро ретироваться. Сбоку подбегает и суетится «сам Казаков», просит какой-то телефон, что-то выхватывает из-под рук, но мне бы быстрее уйти, поскольку нехорошие слова уже просто раздирают глотку… Картина печальная и  жалкая. Все, занавес.

Что тут шибко комментировать… Из 7 основных предложений, забитых в решение, принимается самое беззубое: организовать рабочую группу. Сколько мы этих рабочих групп уже видели, и хорошо, если одна из двух десятков оставляла хоть какой-то след в истории. То есть у нас был шанс построить хоспис в следующем и открыть его в 2015 году. И этот шанс Палатой, считай, отвергнут. Теперь все пойдет накатанной дорогой: обсуждения-концепция-обсуждения-проект программы-обсуждения-обновленный проект-обсу… короче, если (если!) к 2016 году выйдет программа, в 2017 году будет подготовлена проектно-сметная документация и пройдут согласования, в 2018… 2019… к 2020 году, как и обещал Минздрав, край получит 100 коек! Ну, если не кризис, не дефолт, не оранжевая революция, ни осел, ни шах…

А пока, люди добрые, когда умираете от рака, то потише кричите от боли! И благодарите Общественную палату во главе с г-ном Плесовских Ю.Г. за чуткую поддержку ваших интересов.

В семью, в коллектив, в работу!

Если посмотреть на итоги работы Общественной палаты за неполный год, то картина-то получается нерадостная: Палата тупо не работает!!! Было 3 пленарных заседания, не считая официозного первого, где только выбирали и поздравляли. На них рассмотрели 3 законопроекта, и все они были одобрены (о казачестве, в том числе); еще приняли Кодекс этики и внесли массу блошиных предложений  в Регламенты (всё чего-то не хватает для полноты счастья); еще утвердили эмблему ОПы, без которой, конечно, никуда. Наконец, приняли решение по помощи бездомным, которое на последнем заседании, собственно, и похоронили. Еще зарубили предложение о бюджетном финансировании общественных инициатив («дело нужное, важное, давайте его лучше подготовим»).

Еще проголосовали против минимальной финансовой поддержки своих же мероприятий, по 25 тыс. на комиссию (председатель: «а давайте лучше эти деньги пустим на НКО! … или на хоспис!» - ну не лицемерие ли?). И со второго раза, просто с муками согласились с нашим предложением запросить техническую поддержку из правительства для организации прямых трансляций заседаний Палаты – пусть народ знает своих «героев»! – против чего многие возражали. Вот такая «сумма добра».

«Пленарные» проходят в режиме постоянного прессинга. Ощущение такое, что г-н председатель, будучи по профессии юристом, спутал Палату с судом, где невозможно ни нормальное обсуждение, ни человеческое общение, ни вообще иная линия, кроме его личной. Которую он, в нарушение того же Регламента, вместо фасилитации процесса не устает всякий раз обозначать – прислушиваются же коллеги! После каждого выступления несогласного с его точкой зрения тут же следует председательская оценка как выступления, так и личности выступающего. Я уже не обращаю внимания на обвинения в свой адрес, что все делаю «для личного пиара», что мои поперечные выступления продиктованы «личной обидой» конкретно к председателю, и на прочие перлы.

Активность Палаты, и без того минимальная, все более уходит на уровень комиссий. Однако, дело комиссий – изучить вопрос и общественное мнение по нему, выработать одно или несколько решений, и предложить свои наработки Палате, которая должна принять то или иное решение, и своим авторитетом двигать проблему. Скоро уже год как работает Палата, но комиссии и не думают выносить на общее обсуждение свои вопросы. Хотя проблем в крае, и довольно острых, предостаточно.

К примеру, после повышения страховых взносов в Пенсионный Фонд только за 3 месяца, с декабря по конец февраля в стране официально прекратили заниматься предпринимательской деятельностью более 300 тысяч человек. Более всего жаль наших сельских предпринимателей, чьи доходы были и без того невысокими, особенно сельхозпроизводителей, получающих оплату за урожай лишь по осени, а платить обязанных круглый год – в первую очередь, именно они вынуждены уходить если не с рынка, то уж точно в «тень». Почему бы Комиссии по предпринимательству не инициировать обсуждения в Палате и не направить в адрес Президента РФ и премьер-министра, ОП РФ, ПФР, и иных четкое мнение?

Есть вопросы и менее глобальные, как раз по размеру Палаты: в Комсомольске-на-Амуре местная администрация выставляет на продажу здание, которое со времен его постройки занимал книжный магазин «Огонек». Интеллигенция города просит устроить общественные слушания – так где же наша Палата? Кстати, наблюдаю через Фейсбук за разгорающимся противостоянием и вижу, что многие из общественных «зачинщиков», люди с четкой и деятельной гражданской позицией, очень хорошо сработали бы в Палате – вот кого в нее нужно выбирать!

Думаю, у многих коллег уже есть осознание, что Палате нужен иной формат работы, максимально развернутый к обществу. Ведь, повторюсь, согласно новой Стратегии модернизации управления краем Общественная палата будет призвана играть одну из значимых ролей на поле общественно-государственного партнерства, и ей придется работать не только на конструктиве, но и в очень интенсивном режиме, имея дело с большим спектром мнений.

И ладно бы нежелание двигаться к лучшему было делом самой Палаты – своей невменяемостью она будет дискредитировать саму идею гражданского диалога и межсекторного взаимодействия! Отказываясь сегодня реагировать на острые вопросы, сводить разное к компромиссному общему, завтра Палата станет одним из предсказуемых тормозов на пути обновления края.

Многим же членам Палаты, никоим образом не проявляющим себя в работе, кроме синхронного голосования, пора уже опровергнуть мои инсинуации, и делом доказать, что они никоим образом не походят на Шурочку, записную советскую общественницу. Ведь это нонсенс, когда президент и губернатор ставят задачи обновления страны и региона через широкое вовлечение общественности, а общественность жмет на тормоза: «нихт ферштейн»!

Сергей Плешаков,

член Общественной палаты Хабаровского края,

зам.председателя Комиссии по развитию гражданского общества

 

журнал «Сообщества и Альянсы на муниципальном уровне»,

"НИХТ ФЕРШТЕЙН, и другие формы общественно-политического сознания"

№ 1 (25) – 2013 г

http://www.xn--d1abfrgl.xn--p1ai/novosti/obshhestvennaya_palata_stanovitsya_tormozom_na_puti_razvitiya_kraya

 

Опубликовано: 22/07/2013
Просмотров: 3181
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
03/06/2019
15/05/2019
13/05/2019
13/05/2019
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2019, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32