Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика
Aliexpress

Как немка поселила у себя дома в Москве троих русских детей-сирот

ЛЮДИ, Человек | Благотворительность, добровольчество

Сохранить страницу

После 20 лет жизни в России гражданка Германии Биргит фон Эзен решила заняться благотворительностью. Она стала помогать детям из приюта и в итоге взяла троих подростков-сирот под опеку.

Близнецам Артему и Денису по 14 лет, но они еле-еле справляются с программой второго класса. Их мать 4 года назад заболела раком, отца они никогда не видели. После смерти матери мальчики и их младшая сестра Вика попали в детский дом в Тверской области, где их почти ничему не учили. Сейчас они живут в большой квартире в центре Москвы и занимаются с репетиторами, чтобы хоть как-то наверстать упущенное. Месяц назад детей взяла под опеку гражданка Германии Биргит фон Эзен (Birgit von Oehsen)

От волонтерства к родительству

Биргит никогда не думала, что возьмет приемных детей. Она переехала в Россию по работе в начале девяностых, занималась бизнес-консалтингом, а два года назад уволилась. Дочери выросли и разъехались. Биргит некоторое время наслаждалась свободой, а потом решила, что хочет заняться какой-нибудь полезной деятельностью. Так она стала участником движения «Волонтеры в помощь детям-сиротам».


Биргит фон Эзен

Эта организация, рассказывает фон Эзен, давно борется за то, чтобы отойти от самой распространенной и неэффективной системы помощи сиротам, когда группы волонтеров приезжают в детский дом на один день, развлекают детей, дарят подарки, а после забывают о них. Программа «Один волонтер — один ребенок» предполагает, что человек, желающий помочь сироте, устанавливает прочный контакт с ребенком, навещает его регулярно, становится его куратором и наставником на долгое время.

Первым подопечным Биргит стал Денис, которому тогда было 12 лет. Биргит и Денис подружились, ходили в кино, на футбол и жарили курицу. А потом всех троих детей неожиданно забрала супружеская пара. Немка расстроилась — она уже успела привязаться к детям. «Но через месяц приемные родители решили, что это не то, что они хотят, — рассказывает она. — И вернули детей в детдом. Это была настоящая катастрофа. Муж и жена ругались, были на грани развода, а еще у них было двое своих малышей. Полнейший хаос. Я до сих пор удивляюсь, что этой семье вообще разрешили взять детей».

В марте 2017 года дети вернулись в детдом. Летом Дениса, Вику и Артема на лето отправили в оздоровительный лагерь, где мальчики начали курить, продолжает Биргит. А в сентябре волонтеры стали искать им новую приемную семью: «Мы сняли видео, дали информацию в интернете. Сначала мне позвонила женщина из Тамбовской области, потом из Сургута».

Биргит забеспокоилась. «Но ведь мы не отправим наших детей в далекую Сибирь?», — спросила она коллегу из благотворительной организации. «Конечно, отправим! — ответила коллега. — Любая семья, где бы она ни находилась, лучше, чем детский дом». В этот момент у фон Эзен в голове, по ее выражению, «что-то щелкнуло», и она стала сама собирать документы.

Полгода на сбор документов для опеки

Это было непросто, признается немка: «Сначала органы опеки мне отказали. Но это звучало с типичным русским „да-нет-наверное“, чувствовалось, что они сами не знают законов. Тогда я написала официальный запрос в министерство образования». Через 30 дней Биргит ответили, что обладатель российского вида на жительство имеет те же права, что и гражданин России, в том числе брать детей под опеку.

«Об усыновлении речь не шла, — отмечает Биргит. — Это невозможно, а в данном случае было бы и не очень разумно. Ведь если я беру их под опеку, каждый из них по достижению совершеннолетия может претендовать на квартиру от государства». Еще полгода ушло на школу приемных родителей и оформление документов в двойном объеме — из России и из Германии: медсправки, справки об отсутствия судимости, выписки с банковского счета и так далее. А в феврале дети переехали к Биргит.

Она делится, что, по ее наблюдениям за время работы в благотворительной организации, граждане России все чаще берут детей под опеку: «Но в основном российские граждане хотят маленьких детей, лучше всего до 5 лет. А в детских домах остаются подростки и „паровозики“ — братья и сестры, которых нельзя разделять». В Федеральном банке данных сегодня содержится информация о 49 671 ребенке, подавляющее большинство из них — подростки. При этом сама Биргит говорит, что ей всегда было проще общаться с подростками, чем с малышами.

Дети-сироты и российские госструктуры

Пока что их отношения складываются неплохо. Главная проблема — это образование, объясняет Биргит. Денис рассказывает, что в прежней школе при детдоме на нем давно поставили крест. «Меня все время сажали за заднюю парту, знали, что будут „двойки“, — вспоминает Денис. — Я психовал и вообще уходил с занятий». У его брата Артема ситуация еще хуже — за плохое поведение его в какой-то момент перевели в коррекционный интернат.

В московской школе, где дети проходили тестирование, ситуация была расценена как плачевная. «Директор сказала, что она может их принять в шестой класс, но это окончательно убьет в них всякую мотивацию, — говорит Биргит. — Поэтому пока они занимаются дома индивидуально. Им это очень нравится, но я не уверена, что к сентябрю мальчики будут готовы к тому, чтобы пойти даже в шестой класс. Но в то же время они не могут вечно оставаться дома — им надо социализироваться».

Другая проблема — общение с контролирующими органами. «С опекой мне приходится разговаривать каждые два дня, — рассказывает Биргит. — И вообще всем нужно постоянно доказывать, что у меня добрые намерения, что я взяла детей не ради денег». Недавно когда Артем и Денис курили на улице, это заметили полицейские. «Три часа я провела в комиссии по делам несовершеннолетних. Это выглядело как настоящее судебное разбирательство. Мне удалось убедить членов комиссии в своих добрых намерениях, и они не поставили детей на учет», — делится фон Эзен.

Тем не менее она полна оптимизма: «У нас куча трудностей, но есть и множество радостных моментов. И вообще молодежь — это классно. Например, вчера я пришла домой усталая, а они говорят: „Вот, мы поджарили тебе картошку. Она немножко пригорела, но была вкусная“. Такие жесты дают мне невероятно много».

http://www.dw.com/ru/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D1%83-%D1%81%D0%B5%D0%B1%D1%8F-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0-%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5-%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%85-%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%BE%D1%82/a-43189185

Опубликовано: 23/05/2018
Просмотров: 266
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
31/05/2018
26/05/2018
23/05/2018
12/05/2018
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2018, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32