Поморский центр публичной политики Поморский центр публичной политики
                   
  Домой О проекте Контакты Форум  
Анонсы / Календарь
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Искать
Все события

Актуальные темы
 


Замечательная информация
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Яндекс.Метрика
Aliexpress

ВАЛЕРИЙ МИТРОПОЛЬСКИЙ: ХОЧУ СТАТЬ ДРУГИМ

ЛЮДИ, Человек | Религия, Церковь

Сохранить страницу

Валерий и Нина Митропольские — известные предприниматели в Архангельске и Северодвинске, причем у каждого свой бизнес. Валерий Геннадьевич к тому же иподиаконствует у митрополита Даниила… Возможна ли гармония между верой и достатком (вспомним евангельскую притчу о том, что удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши… (Мф.; 19:24). Помогает ли вера строить отношения с людьми и как меняется устроение самого человека? Об этом мы беседуем с Валерием Геннадьевичем и Ниной Егоровной.

17.09.2015

 

 

— Валерий Геннадьевич, вы успешный бизнесмен. В сознании многих людей предпринимательство ассоциируется со стремлением к богатству, роскоши. Осознавая себя православным и открыто заявляя об этом (вы сослужите митрополиту, участвуете в жизни митрополии), не сталкиваетесь ли вы с непониманием других людей?

— Не знаю, насколько мы с моими ребятами успешные предприниматели, но такая молва идет... Действительно, многие проекты, за которые мы брались, успешно завершены и работают и в Северодвинске, и в Архангельске. Мы с партнерами занимаемся сдачей площадей — торговых и офисных— в аренду. Плюс гостиничный бизнес на Соловках и в Крыму.

Всю свою сознательную жизнь я был далек от Православия, хотя крещен младенцем. Многие люди из моего окружения относятся с пониманием к этому относятся, поддерживают, сами пытаются меняться, приходят ко мне за советом. А некоторые рассуждают так: с жиру бесится, пройдет время, и все его духовные увлечения забудутся. Я никого не пытаюсь обратить в свою веру, у каждого свой путь.

Я сам к этому шел очень долго. Раньше, если в храм заходил, меня хватало буквально на пять-десять минут, чтобы поставить свечку, было некомфортно, а теперь меня тянет туда. Какими бы тяжелыми и длительными ни были службы, я получаю от этого радость. Как говорит владыка Даниил, это благодать Божия. Я еще не настолько воцерковленный человек, чтобы оценивать себя таким образом, но хочу духовно измениться, хочу стать другим. Наверное, Нина тоже сыграла в этом определенную роль. Она давно ходит в храм, у нее сложился свой круг друзей из числа прихожан, ей все знакомо, понятно. Если бы не ее поддержка и подсказка в определенных случаях, может, моего прихода в церковь не случилось бы. Сейчас бываю там чаще, чем Нина. А поскольку я еще и иподьякон владыки, службы, которые он возглавляет, стараюсь не пропускать. Это мое послушание. К тому же мне интересно общение со священниками, в том числе это и новые знания. Может, скептики и правы: когда познаешь все, станет неинтересно.

Когда служу, бывают моменты, что не успеваю помолиться, потому что много обязанностей. Как-то один из батюшек задал мне вопрос: где тебе легче молиться — в алтаре или в храме? Я ответил, что это несопоставимо. Когда стоишь в храме, ты молишься. А в алтаре много обязанностей, и ты должен никого не подвести, все вовремя сделать, чтобы люди, пришедшие на богослужение, ушли с благодатью Божией, с мыслью, что служба состоялась, принесла им благодать.

— Когда человек уверовал во Христа и принял учение Церкви, как правило, он меняет свою жизнь, причем радикальным образом (семейную жизнь, отношения на работе, с друзьями). Ваша жизнь преобразилась?

— Раньше я был очень «азартный Парамоша», любил игру в карты. На исповеди батюшка сказал мне: «Совершите маленький подвиг — откажитесь...» Думал, будет тяжело, не смогу без этой страстишки обойтись... И вот уже три года не знаю, что это такое. Есть, конечно, и другие страсти, с которыми я расстался. Нужно всегда определять для себя маленький подвиг, заставлять себя, а как начнешь заставлять, придешь к результатам. А если рассуждать так: сегодня согрешил, завтра исповедался, и греха, вроде, нет — ничего не выйдет. Нет, всякий раз нужно стараться с Божией помощью одерживать над собой победу. И меня это стало увлекать — я сам определяю для себя, что должен делать. К примеру, очень долго заставлял себя читать Евангелие. Теперь это незыблемое правило — прочитывать осмысленно одну-две главы.

К слову, очень сочувствую людям, которые первый раз пришли в храм и слушают Евангелие. Им же ничего не понятно! Нужна некая просветительская работа, чтобы люди понимали то, что слушают и видят в храме. У некоторых, к сожалению, его посещение заключается в одном — поставить свечку, если болезнь какая или проблема, обратиться к Николаю Чудотворцу или Божией Матери, попросить кто здоровья, кто богатства. Получается, будто пришел и загадал желание —и ждешь, сбудется или нет«.

Я сам раньше не мог долго находиться в храме. Не пойму, с чем это было связано. Владыка объяснял, что злых сил много, они и батюшек достают, а уж таких слабых и невооруженных, как я, просто выгоняют из храма.

— Вы руководитель. Считаете ли вы, что необходимо заботиться о культурном, духовном развитии своих компаньонов и подчиненных?

— У нас коллектив порядка ста человек, и, конечно, сложились определенные традиции. Люди тянутся к духовному. Стали соблюдать посты, не едят мяса, не употребляют алкоголь. Понятно, что сам по себе пост ничего не дает, это просто диета. Но если ты соединяешь его с молитвой и борьбой с грехом, то определенно выполняешь законы Божии, как я понимаю. Ребята подходят, спрашивают, как покрестить ребенка, например, и я подсказываю, как это организовать, чтобы не было формально, чтобы запомнилось. Ведь к этому процессу надо готовиться, а не просто привести с улицы крестных родителей и побулькать ребенка в купели. Думаю, что ненавязчиво, не заставляя никого, все равно я на них как-то влияю. Мои друзья, возможно, постепенно, медленно, но придут к Богу. И когда мы вместе окажемся в храме, это будет большой радостью для меня.

— Валерий Геннадьевич, расскажите, пожалуйста, немного о своей семье.

— Еще в екатерининское время мои предки — немцы по маминой линии — оказались в Днепропетровской области. В Великую Отечественную войну родственников увезли в Германию, мама тогда была ребенком. После освобождения им пообещали, что вернут домой. Но обещания не сбылись, и семья оказалась в Республике Коми вместе с тысячами других людей. В марте их выгрузили из теплушек: по пояс в снегу — никаких строений вокруг. Они стали рабочей силой для строительства железной дороги. Маме тогда было 14 лет, ее брату — девять. В то время от голода и болезней умерло две тысячи человек. Выжить моей семье помогли местные жители. Я родился в Коми, в 1954 году, и до 1963 года считался репрессированным. У меня есть удостоверение. И государство даже деньги платит — 450 рублей...

Там же я отучился в лесотехническом техникуме, мы с Ниной поженились, и буквально из-за свадебного стола я ушел в армию. А в Архангельске мы оказались благодаря родственникам. Нужен был город с двумя вузами — лесотехническим и медицинским. Архангельск подошел. Я окончил АЛТИ. После сорока лет поступил в ВЗФИ. Нужны были знания для работы, посещал все занятия.

— Валерий Геннадьевич — педант, если берется за какое-то дело, выполняет его основательно, — поясняет Нина Егоровна. — Он не умеет плохо учиться. Все его дипломы — инженера, политолога, экономиста — в основном с пятерками. Написал диплом в финансовом институте, используя опыт своего предприятия, и ему сказали, что это готовая кандидатская. Валерий Геннадьевич был первым секретарем горкома комсомола в Архангельске, потом завотделом горкома партии, зампредседателя горисполкома. Но советская власть закончилась, и из госструктуры он ушел в бизнес.

— Удивительно сложилось, — продолжает Валерий Геннадьевич. — Я всю жизнь посвятил тому, чтобы воспитывать людей без веры в Бога, был страшным атеистом. Детей крестили тайком от меня. В молодости формировал отряды из комсомольцев, чтобы на Пасху молодежь храм не посещала, отслеживали, кто там побывал.

— Представляете, — говорит Нина Егоровна — он идет в заграждение, а я иду в храм. Валерий Геннадьевич никогда не возражал, что я бываю в церкви, но детей крестить не позволял.

— Нина, ты — взрослый человек, со своим стержнем, мировоззрением. А вот дети, мне казалось, не защищенные, более ранимые, податливые.

— Валерий Геннадьевич, чувствуете ли вы, что супруга для вас — помощница во всех направлениях?

 Я — глава семьи номинально. Все определяет и решает Нина Егоровна: что купить, что продать, куда ехать и ехать ли вообще. Все хозяйственные, организационные, житейские, бытовые вопросы — на ней. А я работаю так, чтобы она могла все свои планы реализовать.

Она для меня была стимулом для прихода в храм. Начинала заинтересовывать ненавязчиво, нежестко, потихоньку. Мы оказались в попечительском совете по строительству храма на Жаровихе в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Это заслуга Нины, она сподвигает меня на многие вещи.

— Нина Егоровна, а ваша вера от родителей?

— К сожалению, моя вера идет не от них. Папа-коммунист воевал на трех фронтах, был абсолютным атеистом и попов ненавидел. Как оказалось, ребенку просто переформатировали мозги в детском доме. Его родителей репрессировали: отец был священником и мученически погиб вместе с матушкой. И там, на небесах, они молятся за весь наш род. Выяснилась эта история всего два года назад. А моя мама пришла в храм уже на склоне лет.

Я более 50 лет прожила на Севере, но у меня украинские корни. Знаю украинский язык, пою украинские песни, умею готовить украинские блюда. Когда с подружками вышли на пенсию, решили организовать торговый бизнес — салон рукоделия. Мы успешно развиваемся уже 12 лет. До этого я 20 лет отработала в медицине. Но с началом перестройки пришлось уйти из больницы и устроиться в частную фирму. Сначала была диспетчером на телефоне, а потом стала выполнять и другие функции. Так и осталась в коммерции.

— Валерий Геннадьевич, с чем связаны самые яркие моменты в вашей жизни?

— Первым ярким событием стало рождение дочери. Второе — венчание, очень позднее. Подошел к батюшке и сказал, что хотим повенчаться с супругой. Он спросил, как давно мы женаты. Я ответил: «35 лет». Он пошутил: «Нет, надо еще 25 прожить и тогда... Что ж так долго ждали?» Я сказал, что примеривался... У нас две дочери и четверо внуков. У старшей Светланы два парня, а у младшей двойняшки — мальчик и девочка.

Еще одним значимым в моей жизни событием стало рождение первого внука. Я был рядом с ним с первых секунд жизни. Дочери росли без меня, приходил с работы за полночь, их практически не видел, все заботы были на Нине, а у меня комсомольские, партийные дела. Тут же этот пацанчик рядом со мной 24 часа! На сердце было очень трепетно. Сейчас ему 14 лет, живет в Турции, но наши отношения сохраняются.

— Вы не просто сослужите владыке, вы его друг. Что объединяет вас?

 Для меня он высота, к которой я могу только стремиться, но мне никогда до него не дотянуться, насколько это подготовленный, духовный, грамотный, начитанный человек. Я слушаю каждую его проповедь и открываю для себя что-то новое. Владыка делится со мной интересными высказываниями на духовные темы, которые прочел. Он, на мой взгляд, созидатель. Думаю, что не просто так мы оказались рядом с ним. Возможно, Господь дает мне шанс исправить все, что я натворил в жизни, будучи рьяным атеистом — «шашки наголо», а может быть, потому что родственники у Нины были священниками.

Потом, посмотрите, какое сочетание: «митрополит — Митропольский», —Валерий Геннадьевич улыбается. — Очень часты такие фразы: «Где Митропольский?» — «У митрополита», «Где митрополит?» — «У Митропольского».

Мне кажется, я «благодатная почва», потому что ничего не знаю о духовной жизни — пустой кувшин, который можно наполнять и наполнять. Владыка — переполненный кувшин, он делится своими знаниями, своим опытом, я же по мере сил впитываю это как губка. Может быть, поэтому мы интересны друг другу.

— Есть ли принципы, которым вы строго следуете в повседневности?

— Не делай плохого, чтобы бумерангом не прилетело ни тебе, ни детям, ни внукам. Тогда в жизни все будет складываться. Постарайся быть справедливым. Если человек сделал хорошо — оцени, сделал плохо — подскажи. Нужно жить по Божьим законам. Я пытаюсь, но не всегда, конечно, получается. Однако я для себя эти принципы определил и стараюсь им следовать. Но самое главное — не делать зла.

— Кто-то из известных людей в одном из интервью сказал, что основная проблема современного мира в том, что люди не хотят впускать в свои сердца Господа. А на ваш взгляд?

— Общаюсь со своими коллегами, которые далеки от Церкви. Спрашиваю: «Почему? Вы же хотите, чтобы все в жизни получалось? Надо прийти в храм помолиться и попросить: «Господи, помоги!» Но нет, у каждого свои причины отказываться, хотя в большинстве случаев это, полагаю, гордыня. Один человек мне сказал: «У меня все хорошо, дом — полная чаша, дети здоровые, машина дорогая... А с Господом у нас свои взаимоотношения, мне храм для этого не нужен». Я говорю: «Как? Но это же Дом Божий! Если ты сегодня на даче с Господом общаешься, не факт, что Он тебя слышит. А то, что у тебя эта дача есть, машина есть, это, возможно, не твоя заслуга: за тебя молятся близкие, родители. Сегодня это есть, а завтра уже может не быть. Ответ был следующим: «Ну, вот когда не будет, тогда и приду».

Выходит, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. То есть мы ждем проблем, а после этого пойдем в храм. Ну что ж, это тоже позиция, ваше право. А в моем понимании это гордыня. Как так? Я приду в церковь, на меня все будут смотреть, показывать пальцем: у него все есть, а пришел просить. Может, и так. Но я для себя определяю, что это с одной стороны невежество, с другой — гордыня. Многие говорят, что пробовали прийти в храм, но ничего там не поняли. Возгласы, Евангелие читается, а им непонятно. Ну что они будут время зря тратить? Повернулись и ушли. Возможно, сказывается отсутствие просветительской работы. А ведь когда молодой человек приходит учиться в мединститут, там многое на латыни, трудно, непонятно. Но он прикладывает усилия, и все получается. Так и в храме. Кроме усилия воли нужна помощь Божия, а она просто так не приходит. В Евангелии сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф.7,7). Нужно открыться перед Богом, довериться Ему, чаще это бывает, когда человеку плохо, у него беда, несчастье — пока «гром не грянет»... Не нужно ждать грома, нужно идти к Богу навстречу.

Беседовала Людмила Селиванова

 

http://www.arh-eparhia.ru/publications/51280/

Опубликовано: 12/02/2018
Просмотров: 996
Комментариев 0
Вернуться назад
TOP: Свой взгляд
 
Другие

TOP: Мониторинг
Другие

Вопрос на понимание
31/05/2018
26/05/2018
23/05/2018
12/05/2018
Другие

Кейсы
Другие

Организации
 
 
 
 
 
(Показать все...)

Обращения
 
 
 
(Показать все...)
18+
Copyright © 2007-2018, Поморский центр публичной политики
Контакты: 8-911-550-45-32